Значение Радищева в революционном движении



Книга безмерной скорби и гнева и вместе с тем книга великой веры в русский народ, «Путешествие» Радищева оказалось как бы героическим прологом ко всему дальнейшему развитию рус­ской литературы. Отныне это развитие стало неотделимо от раз­вития русского освободительного движения.

Радищев и молодые поэты во главе с И. П. Пниным, объединились в «Вольном обществе любителей словесности, наук и художеств». В стихах эти поэты продолжали некоторые идейные мотивы своего учителя, но революционный пафос радищевского творче­ства оставался им чужд. Под несомненным влиянием радищев­ского «Путешествия» и в явной полемике сентиментально-идиллическими путешествиями последователей Карамзина написан ряд глав весьма интересной в своем роде книги учителя Владимирской гимназии Савелия фон Ферельцта «Путешествие критики». Близка Радищеву сатира многих басен Крылова. С палитры Радищева черпал краски для ряда мест своего «Горя от ума» Грибоедов. Еще. значительнее во всех отношениях было несомненное и многообразное воздей­ствие Радищева на автора «Вольности», «Деревни», «Бориса Го­дунова» и «Медного всадника» — Пушкина. Недаром в годы своей ссылки Пушкин упрекал декабриста Александра Бестужева в том, что он в своем обзоре прошлого русской литературы не упомянул Радищева: «Как можно в статье о русской словесности забыть Радищева? Кого же мы будем помнить?..». В одном из особенно острых в политическом отношении вариан­тов знаменитых стихов о памятнике Пушкин прямо подчеркивает преемственную связь своей поэзии с творческим наследием Ра­дищева:

  • И долго буду тем любезен я народу,
  • Что звуки новые для песен я обрел,
  • Что вслед Радищеву восславил я свободу
  • И милосердие воспел!

Идеи Радищева во многом оплодотворили творчество автора «Вадима» — Лермонтова. С большой силой ощущение кровной преемственной связи с Радищевым выражено наследником дека­бристов Герценом: «...что бы он ни писал, так и слышишь знако­мую струну, которую мы привыкли слышать и в первых стихотво­рениях Пушкина, и в «Думах» Рылеева, и в собственном нашем сердце». «Слезы, негодование, сострадание, ирония... ирония-утешительница, мстительница — все это вылилось в его превос­ходной книге... Это наши мечты, мечты декабристов»,— говорит Герцен. Ему вторит и Огарев, указывая, что «струя Радищева» в деятельности декабристов «оживала с удвоенной силой».

Действительно Радищев является непосредственным предше­ственником декабристов, многие из которых указывали, что именно «Путешествие» способствовало пробуждению их обще­ственно-политического сознания. Но в, то же время Радищев — страстный проповедник крестьянской революции — идет самыми яркими и значительными страницами своей книги дальше дека­бристов, через головы первого поколения русской революции — дворянских революционеров — протягивает руку второму ее поко­лению — революционным демократам. Отзвуки радищевского «Путешествия» слышатся в юношеской драме Белинского «Дмит­рий Калинин». Со строфами оды «Вольность», в которых утвер­ждается, что все ценности, вся мощь страны создаются руками народа, полностью совпадает пафос «Железной дороги» Некра­сова, «муза мести и печали» которого продолжает и развивает радищевские традиции «уязвленности» «страданиями человече­ства» и «человеколюбивого мщения» угнетателям. «Путешествие из Петербурга в Москву» исключительно высоко ставили Черны­шевский и Добролюбов. «Радищев явился у нас первым в ряду тех передовых учителей жизни, между которыми такое видное место заняли потом Чернышевский и Добролюбов»,— писал Пле­ханов. Ряд существеннейших перекличек между Радищевым, с одной стороны, Добролюбовым и, в особен­ности, Чернышевским — с другой, указывает и новейший исследо­ватель истории русской общественной мысли проф. Б. П. Козьмин.

«Сатирическое воззвание к возмущению», как назвал Пушкин «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева, казалось мно­гим не только из его современников, но и людей позднейших по­колений актом безумия. Как и русским сатирикам XVIII в., Ра­дищеву не удалось оказать непосредственного влияния на суще­ствовавший тогда порядок вещей. Самодержавно-крепостнический строй и после появления «Путешествия из Петербурга в Москву» продолжал невозбранно господствовать. Но, спрашивал Радищев в самом конце своей книги, «недостойны разве признательности мужественные писатели, восстающие на губительство и всесилие для того, что не могли избавить человечество из оков и плене­ния?» Ответ на это может быть только утвердительный. Радищев был «пустынным сеятелем свободы», но, по словам Ленина, «беззаветная преданность революции и обращение с революцион­ной проповедью к народу не пропадает даже тогда, когда целые десятилетия отделяют посев от жатвы».

Прошло более двухсот лет с того дня, как родился Радищев. Сто шестьдесят пять лет тому назад обратился он в своем «Пу­тешествии из Петербурга в Москву» с первой революционной про­поведью к народу. Автора этой проповеди постигла трагическая судьба. В течение многих десятилетий было запрещено произно­сить даже его имя. Но Радищев был представителем и поборни­ком растущего, революционного. Он смотрел вперед «сквозь целое столетие». Он верил в победу русского народа, народа, «к вели­чию и славе рожденного», над его вековыми угнетателями — над помещиками и царем. И семена, посеянные Радищевым, принесли свой сторичный плод. Запретное в прошлом имя выдающегося русского писателя и революционера с гордостью и благодарно­стью произносится всеми народами Советского Союза.

Если домашнее задание на тему: " Значение Радищева в революционном движенииШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.