Жизнь и творчество Дэвидсона



О том, что Дэвидсона до сих пор помнят и уважают в югославских деревнях, где когда-то проходили бои, я узнала случайно. Будучи в Лондоне в 1964 году, я в доме Дэвидсонов встретилась с одним из ветеранов войны — югославом. Он пришел, как и я, 9 ноября отметить пятидесятилетие со дня рождения писателя. Бывший партизан увлеченно рассказывал о Бэзиле и о той любви, которую питают к нему десятки людей, сражавшихся вместе с ним. Этот рассказ дорисовал картину, конспективно намеченную в присланном мне когда-то письме.

Незадолго до этой встречи, летом того же года, Дэвидсон с женой, по приглашению старых боевых друзей, ездил в Воеводину — туда, где он воевал двадцать лет назад! Его жена Мэрион взволнованно описывала мне потом оказанный им прием. «Они не знали, куда нас усадить, не знали, чем бы лучше попотчевать. Простые крестьяне, сохранившие память о страшных днях войны, чествовали «почетного югослава», память о котором хранилась как народное предание. Я чувствовала себя даже как-то неловко и была глубоко тронута». Английский друг вошел в фольклор. Для молодых он стал почти легендарной фигурой… Сегодня он кавалер высшего ордена воинской славы «Военного креста».

Впрочем, я забежала вперед. Возвращаюсь к той первой, полученной мной много лет назад, автобиографической справке.

«Потом,— писал Дэвидсон,— я вернулся на родину, демобилизовался и опять обратился к журналистике. Работа в газетах и журналах — работа на заработок — буквально захлестнула. В то же время она уже перестала меня удовлетворять: хотелось стать писателем, работать над романом, а не над корреспонденциями, даже очерками по заказу».

Первоначальное название этого романа было «Жертвы», но коммерциализированные издательства категорически воспротивились и после долгой «торговли» с героем войны остановились на названии, обещающем детектив. Дэвидсон попробовал свои силы прозаика опять-таки в книгах, основанных на личном опыте. Вышли в свет «Партизанская война» (1946), «Шоссе 40» (1949), «Германия, куда теперь?» (1950).

«Шоссе 40» была еще книгой сырой и незрелой. «Партизанская война» дает широкую и верную картину борьбы югославских партизан. Что же касается очерка «Германия, куда теперь?», Дэвидсон здесь с поразительной прозорливостью предсказывает многое из того, что произошло в Западной Германии через десяток лет. Большой и подлинной удачей, однако, стал острый политический роман, выпущенный им в 1952 году. Это был «Золотой рог», получивший в свое время восторженные отзывы в прогрессивной печати. Если «Шоссе 40» еще было «пробой пера», то «Золотой рог» — произведение, заслуживающее серьезного внимания.

Путь кавалера Военного Креста и легендарного героя югославов оказался в послевоенные годы далеко не простым. На Западе война очень быстро, стремительно быстро забывалась — забывались не только отдавшие жизнь и не вернувшиеся назад, но и герои войны, которых смерть пощадила. Особенно охотно «забывались», понятно, убежденные антифашисты. В обстановке послевоенного бума Запад — и, может быть, особенно Англия, начавшая уже свой дрейф в сторону Америки,— быстро перестраивался… С каким сарказмом и силой эта перестройка показана в «Золотом роге» — тонком художественном исследовании начавшейся вскоре после победы над фашистской Германией «холодной войны»!

В 1943 году, уходя на югославский фронт, Дэвидсон женился. Мэрион и он встретились в Каире, где она служила в штабе британской армии, а он в Экспедиционном корпусе. Уже после окончания войны, в 1946 году, родился его первый сын, Николас. За ним — Кейр. Семья увеличивалась, и нужды ее росли. Приходилось всерьез думать о заработке, а Дэвидсона все больше тянуло к творческой работе. Вместе с тем то, что хотелось сказать как прозаику, не могло рассчитывать на коммерческий успех. «Золотой рог» выдержал, правда, три издания, но лишь благодаря напряженной детективной интриге. Критика постаралась обойти и тенденцию и острый политический подтекст романа. Дэвидсон был слишком «левым» писателем, а его очевидная одаренность этого обстоятельства в глазах консервативной критики не искупала.

Дэвидсон стал получать заказы от различных журналов

На статьи и обзоры событий «На Востоке». «На Востоке» означало многое. Писатель не скрывал своего интереса к странам Азии, а в особенности Африки, охваченным национально-освободительной борьбой, не скрывал он и своего отвращения к колониализму во всех его формах и видах. Начались его поездки в страны Черного континента. Появились книги «Новая Западная Африка» (1954), «Пробуждение Африки» (1956), десятки обзоров и статей по вопросам африканского прошлого и настоящего. Одновременно Дэвидсон с большим подъемом работал над новым романом «Речные пороги», действие которого происходит в вымышленной стране Дельмине — фактически (как он впоследствии признал) Анголе.

Реакция, вызванная публикацией замечательной книги, лучше всего доказала ее значительность: роман был запрещен в «португальской» Африке, а въезд писателю в Анголу бессрочно закрыт… Позднее его книги были запрещены в Кении, а приглашение в один из университетов Нигерии было отменено по «совету»… ЦРУ!

Бэзил все чаще уезжал в различные страны Северной и Западной Африки. С начала 60-х годов промежутки в нашей переписке стали удлиняться. Его жена Мэрион сообщала: уехал в Гану; уехал в Тунис и Алжир; уехал в Уганду, оттуда в Кению, Танганьику; опять в Гану; опять в Танганьику… Поездки стали учащаться после выхода в свет романа «Линди», принятого критикой холодно и не имевшего успеха у читателя, хотя книга была политически остра и художественно превосходна. Но она живо затрагивала американские интересы в Британии, и это решило ее судьбу.

Зимой 1959 года Дэвидсон впервые приехал в Москву. Приехал всего на неделю, не имея материальной возможности позволить себе большее. У нас тогда он известен был мало, практически только тем, кто читал его «Речные пороги» по-английски. Советское издание вышло через полтора года. В Москве у писателя не было друзей, за исключением семьи покойного Ральфа Паркера. Нашу дружбу, сложившуюся в последующие годы, определила именно эта первая неделя писателя в Москве.

Зато уехал Дэвидсон, оставив на аэродроме много новых друзей. Самыми горячими из них, пожалуй, были университетские студенты. В то время все они живо интересовались антиколониальным романом и читали все книги писателя.

http://wmzona.com/

Если домашнее задание на тему: " Жизнь и творчество ДэвидсонаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.