Язык сатир Кантемира



Выработка литературного языка составляла одну из основных забот Кантемира. Он настойчиво до­бивается того, чтобы всякое употребляемое им в стихе слово «не слабо казалося, ни столь лишно ново», стремится к надлежащему выбору старых или созданию новых слов, необходимых для вно­симого им в литературу нового содержания. И Кантемир замеча­тельно успевает в этом.

В своих взглядах на природу и характер нашего литератур­ного языка Кантемир занимает промежуточную позицию: он не считает, как старые книжники, что русским литературным языком должен быть так называемый церковнославянский язык старо­русской письменности, но вместе с тем он и против отожествления поэтической речи с «обыкновенным простым слогом». Русский язык, в отличие от французского, который «те же речи в стихах и в простосложном сочинении принужден употреблять», обладает, по представлению Кантемира, особым «стихотворным наречием», ибо «изрядно от славенского занимает отменные слова, чтоб отда­литься в стихотворстве от обыкновенного простого слога». Но Кантемир тут, же делает характерную оговорку: то, что сказано им относительно «стихотворного наречия», не относится к жанру сатир, которые непременно должны быть «просты». И в своей литературной практике Кантемир широко пользуется этим. Его сатиры написаны замечательно простым по тому вре­мени языком, почти без примеси славянских элементов, причем Кантемир сознает это как свою заслугу. «Подлинно автор всегда писал простым и народным почти стилем», — заявляет он в одном из примечаний. О четвертой сатире Кантемир пишет, что он ее «всем своим сочинениям предпочитает за простоту слога». «Язык сатир Кантемира, — замечает в связи с этим новейший исследователь-лингвист проф. Г. О. Винокур,— обращен в буду­щее в гораздо большей степени, чем любое иное литературное явление его времени».

Признание самим Кантемиром «почти народности» языка своих сатир тем важнее, что по своей литературной позиции правоверного последователя классицизма он теоретически был склонен относиться к народному языку и народному искусству с явным пренебрежением. Так, в примечаниях к своему переводу Горация Кантемир пишет о «первых римских стихах»: «Нетрудно судить, каковой грубости были те стихи, которые голое движение природы производило в мужиках, всякого искусства лишаемых, без всякого предыдущего размышления. Мы и сами,— добавляет Кантемир, — много таких стихов имеем, которые суть вымысел простолюдного нашего народа». Кантемир тут же приводит в образец довольно длинную выдержку — в 16 строк — из народной исторической песни о женитьбе Ивана Грозного на Марье Темрюковне — явное свидетельство, что при всем своем теоретически пренебрежительном отношении к «грубой» народной поэзии он настолько интересовался ею, что даже записывал ее образцы. Теоретически столь же отрицательно относился Канте­мир к народным театральным представлениям — интермедиям. Между тем сатиры самого Кантемира и по предмету своего осмеяния, и по грубоватой прямолинейности тона, и по языку под­час весьма напоминают наши интермедии (ср., например, интер­медию о попе, подьячем и монахе с первой сатирой Кантемира). Вообще Кантемир неоднократно заимствует из народного обихода и творчества то «простолюдное» слово, то пословицу. Сатиры Кантемира, по справедливому замечанию Белинского, писаны не только «русским языком, но и русским умом».

Элементы народности в сатирах являются замечательной их чертой. В этом отношении для литературы XVIII в. кантемировские сатиры сыграли ту же роль, какую имели для литературы XIX в. басни Крылова и комедия Грибоедова. Недаром ряд сло­вечек и выражений из сатир Кантемира приобрел в XVIII в. та­кой же поговорочный характер, какой получили впоследствии многие стихи «Горя от ума». Простоты, разговорности стиля своих сатир Кантемир добивался всеми возможными средствами. Так, например, вопреки поэтике Буало, категорически запрещав­шей в стихе так называемый «перенос» (enjambement), Кантемир широко его допускает. «Перенос весьма нужен в сатирах, в коме­диях, в трагедиях и в баснях, чтоб речь могла приближаться к простому разговору». Самой слабой стороной стиля са­тир Кантемира является обильное употребление им инверсий, или «преложений», как он их называет, которые также, по его мнению (здесь он следует традиции латинского стихосложения), способ­ствуют специфике стихотворной речи. Однако употребляемые им инверсии зачастую настолько нарушают естественное течение речи и затемняют смысл, что сам же он оказывается вынужден­ным пояснять ряд таких мест в примечаниях, располагая слова в естественном порядке.

Если домашнее задание на тему: " Язык сатир КантемираШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.