«Я меряю по коммуне стихов сорта» (Маяковский)



Если в годы гражданской войны в стихах Маяковского звучали подчас нигилистические ноты по отношению к культуре прошлого: «А почему не атакован Пушкин? А прочие генералы классики?», то к середине 20-х годов укрепляется доброжелательный тон в «разговоре» поэта с классиками. Характерны в этом отношении стихотворения «Юбилейное» и «Тамара и Демон» (1924).

Маяковский любил «примеривать» к себе чужие судь­бы, переносясь при этом через десятилетия и столетия. Но он пользовался и приемом воображаемого перенесения поэтов прошлого в современную действительность. Мая­ковский обладал даром «настраиваться на волну» того или иного поэта, входить в его художественный мир, сохраняя, конечно, собственную индивидуальность. В «Юбилейном», например, речь то и дело заходит о пушкинских образах, размерах (Онегин, Татьяна, муза, ямб и т.д.). А в сти­хотворении «Тамара и Демон» лермонтовские герои игра­ют важную роль в развитии лирической темы. В «Юбилей­ном» Маяковский обращается тихой ночной порою к па­мятнику на Тверском бульваре, но беседу ведет с «воскре­шенным» Пушкиным. Аналогичный прием использует он и в стихотворении «Тамара и Демон»: «К нам Лермонтов сходит, презрев времена...» Своеобразие, особая тональ­ность задушевной беседы с Пушкиным определяется пре­жде всего тем, что поэт, страстно мечтавший об освобожде­нии родного народа, сходит с пьедестала в столице первой республики свободных тружеников.

Для Маяковского «встреча» с Пушкиным и Лермонто­вым — и напряженное размышление о собственной пози­ции художника в современном мире, и еще один способ понять и проявить свое поэтическое «я».

В 1926 году Маяковский создал ряд стихотворений, посвященных судьбам искусства и путям развития со­ветской поэзии. Постоянно подчеркивая близость поэтиче­ского труда другим видам человеческой деятельности («труд мой любому труду родствен», «я по существу масте­ровой, братцы» и т. д.), Маяковский стремится определить его специфику. Труд поэта, обращающегося к мысли и сердцу миллионов читателей, всегда связан с изучением новых «материков» народной жизни, с дерзким поиском, он всегда — «езда в незнаемое».

В стихотворении «Разговор с фининспектором о поэ­зии» Маяковский воспользовался неожиданным сравнени­ем для того, чтобы нагляднее представить необычность, исключительную сложность поэтической деятельности:

  • Поэзия —
  • та же добыча радия.
  • В грамм добыча,
  • в год труды.
  • Изводишь,
  • единого слова ради,
  • тысячи тонн
  • словесной руды.
  • Но как
  • испепеляюще
  • слов этих жжение
  • рядом
  • с тлением
  • слова-сырца.
  • Эти слова
  • приводят в движение
  • тысячи лет
  • миллионов сердца.

Маяковский сумел афористически кратко и точно выра­зить характер взаимоотношений между поэтом и народом в советском обществе. Впервые в истории мировой литера­туры поэт смог так сказать о себе:

  • А что,
  • если я
  • народа водитель и одновременно —
  • народный слуга?

Советский поэт — «народный слуга», ибо «всю свою звонкую силу» он отдает своему народу, являясь его «води­телем». Маяковский подчеркивал особое назначение и высокую ответственность художника нового мира.

Маяковский все настойчивее утверждал мысль о вели­ком значении поэтического слова. Именно теперь он нахо­дит наиболее живые, образные выражения для определе­ния силы зовущего на творческий труд и подвиг, устрем­ленного в светлое будущее стиха: «Слово — полководец человечьей силы». Этот замечательный образ помог Мая­ковскому в стихотворении «Сергею Есенину» с огромной убежденностью выразить мысль о том, что искусство, участвующее в общем деле строительства коммунистиче­ского общества, помогает «вырвать радость у грядущих дней». Высоко оценив звонкий поэтический дар Есенина («Вы ж такое загибать умели, что другой на свете не умел»), Маяковский выразил свое отношение к жизни и творчеству в стихах, подчеркивающих обязательность активной общественной позиции художника:

  • Надо
  • жизнь
  • сначала переделать, переделав —
  • можно воспевать.

Вынужденный вести ожесточенную литературную борь­бу, Маяковский ясно видел опасность затяжных цеховых распрей, отделявших друг от друга различные группы писателей. Отбрасывая неуместные ярлыки («но кому я, к черту, попутчик!»), он доказывал несостоятельность попыток отдельных групп литераторов выдать себя за единственных выразителей мыслей и настроений пролета­риата. В литературной борьбе Маяковскому удавалось подняться над мелким, преходящим, оценить важнейшие события современности с позиций коммунистической пар­тийности. «Я меряю по коммуне стихов сорта» — эти слова из «Послания пролетарским поэтам» с предельной вырази­тельностью раскрывают гражданскую позицию поэта, определяющую его подход и требования к искусству. Преодолевая групповую ограниченность ЛЕФа, Маяков­ский сумел увидеть соратников по оружию и за пределами этой литературной группы. В том же «Послании пролетар­ским поэтам», где названы Безыменский, Светлов, Уткин, Маяковский прямо говорит о необходимости объединения всех литературных сил, борющихся по эту сторону «крас­ных баррикад»:

  • Чем нам
  • делить
  • поэтическую власть,
  • сгрудим
  • нежность слов
  • и слова-бичи,
  • и давайте
  • без завистей
  • и без фамилий класть
  • в коммунову стройку
  • слова-кирпичи.

В условиях острой общественно-литературной борьбы, отражавшей в конечном счете великую историческую битву за социализм, мужал талант Маяковского, шире станови­лись его эстетические взгляды, крепло искусство социали­стического реализма.

Если домашнее задание на тему: " «Я меряю по коммуне стихов сорта» (Маяковский)Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.