Вопрос о судьбе интеллигенции в 20-е годы



Вопрос о судьбах интеллигенции в революции в 20-е го­ды привлекал многих советских писателей: А. Толстого («Хождение по мукам»), К. Тренева («Любовь Яровая»), В. Вересаева («В тупике»), М. Булгакова («Белая гвар­дия») и др. Своеобразие постановки этого вопроса в рома­не К. Федина «Города и годы» раскрывает эпиграф: «У нас было все впереди, у нас не было ничего впереди». Револю­ция предоставляет интеллигенции необозримое поле дея­тельности, огромные возможности для выявления духовно­го потенциала, для приложения знаний, осуществления мечты. Но выбрать свой путь, понять требования нового времени, принять новые социальные и нравственные ценно­сти интеллигенция должна была сама. Старцов не сумел этого сделать. Его гибель оказалась неизбежной.

После выхода романа в свет распространилось оши­бочное мнение об автобиографичности образа Андрея Старцова. Оно основывалось на совпадении ряда бытовых ситуаций, о которых говорилось выше.

Однако Федин сразу и резко возразил против «распро­страненного отождествления героя романа с писателем».

Вопрос этот имеет принципиальное значение, поскольку и в последующих произведениях Федина нередко встреча­ются персонажи, которых при желании можно объявить двойниками автора.

Второй роман К. Федина «Братья» (1926—1928) окон­чательно выявил определяющую черту его творческой индивидуальности. Как художник Федин всегда повернут к самым острым, насущным проблемам современности, к тому, чем живут окружающие его люди. То обстоятель­ство, что при этом Федин сплошь и рядом обращается к прошлому, существенной роли не играет. История помо­гала ему, по выражению Горького, «осваивать действи­тельность».

Так, в романе «Братья» в центре оказываются жгучие проблемы первого советского десятилетия: революция и художник, искусство и новая жизнь, борьба прошлого с настоящим и т. д. Вопрос, который во второй половине 20-х годов волновал многих,— не сдаем ли мы нэпу завое­ванных с таким трудом в революцию позиций — при­дает всем этим проблемам характерный временной колорит.

Основная мысль романа раскрывается главным обра­зом во взаимоотношениях двух персонажей — братьев Никиты и Ростислава Каревых. В какой-то мере здесь продолжен спор между Андреем Старцовым и Куртом Ваном.

Никита Карев — музыкант, композитор. Он идет к слу­жению н'овой жизни через преодоление тягостного за­блуждения о возможности для художника жить и творить «вне схватки», в башне из слоновой кости, отгородившись от забот и треволнений окружающего мира.

Итог духовного развития Никиты — его великолепная симфония. Она явилась следствием его новых, выстра­данных убеждений: «Музыка ведь — плод всего и все-таки часть... Чтобы постоянно был уверен, что ты необходим и твое дело, твой труд так же необходимы, как твоя жизнь». В конце романа Никита признает историческую правоту своего брата большевика Ростислава Карева.

В романе «Братья» К. Федину удалось сделать шаг вперед в обрисовке центрального героя времени — комму­ниста. В характере Родиона Чорбова писатель сумел преодолеть известный схематизм, свойственный образу Курта Вана.

Роман «Братья» подвел итог первому этапу творческих поисков Федина. Именно в этом смысле следует понимать эпиграф к произведению — «Прощай, прощай, и если на­всегда, то навсегда прощай».

Новый этап творческой эволюции писателя связан уже с 30-ми годами.

Если домашнее задание на тему: " Вопрос о судьбе интеллигенции в 20-е годыШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.