Творчество Николая Алексеевича Островского



Жизнь и творчество Николая Алексеевича Островско­го (1904—1936) — высокий образец человеческого муже­ства, беззаветной преданности коммунистическим идеа­лам. Писатель был представителем героического поколе­ния, рожденного бурей Октябрьской революции и зака­лившегося как сталь в огне классовых битв; его характер и его судьба типичны.

Островский родился в семье рабочего на Украине. Еще мальчиком он обнаружил большое желание учиться и интеpeс к чтению. «Ничего я не любил с детских лет так, как книги,— вспоминал он впоследствии, — для них я готов был пожертвовать всем. Служа мальчиком на кухне, я от­давал свой обед газетчику за то, что он разрешал мне в короткие минуты ночного перерыва читать журналы и книги».

Но жизнь мальчика из рабочей семьи до революции оставляла мало надежды на образование: «Я знаю, что такое гнет капиталистической эксплуатации. Я работал с одиннадцати лет и работал по тринадцать-пятнадцать часов в сутки. Но меня били. Били не за плохую работу, я работал честно, а за то, что не даю столько, сколько хозяину хотелось взять от меня».

Наступила революция. Осенью 1917 года Островский повстречался с человеком, слова и пример которого повернули его судьбу,— с коммунистом И. С. Линником. Эта встреча помогла сложиться, оформиться тому убежде­нию, что созрело в Островском: четырнадцати лет он становится сознательным, убежденным революционным бойцом. Юноша выполняет поручения подпольной органи­зации большевиков, в июле 1919 года вступает в комсомол, а через месяц уходит добровольцем в Красную Армию: «Мы хотели прекрасной, счастливой жизни, и мы шли рядом со своими отцами завоевывать свое счастье... Кровью сынов народа, прекрасных молодых людей добыто наше счастье, наша свобода».

Через год, после тяжелых ранений, боец легендарной Первой Конной был вынужден перейти на трудовой фронт. В составе бригады комсомольцев партия направляет Н. Островского на ответственный участок — строительство железной дороги под Киевом. Здесь он проявил себя как прекрасный работник, бригадир, талантливый пропаган­дист.

В 1924 году Островский принят в члены КП(б) Украи­ны. Его деятельность как организатора молодежи, комсо­мольского руководителя получает самую высокую оценку. Однако прогрессирующая болезнь отнимает одну за дру­гой возможности оставаться в рядах активных строителей социализма. К началу 1927 года он лишается способности двигаться, а затем — слепнет: «Физически потерял почти все, остались только непотухающая энергия молодости и страстное желание быть чем-нибудь полезным своей партии, своему классу». И Островский нашел выход: «При­шло твердое решение — надо писать. Все остальные вари­анты отмела болезнь».

Сначала с помощью специального транспаранта, а по­том — диктуя, слепой неподвижный писатель совершил еще один великий подвиг — создал замечательные книги «Как закалялась сталь» и «Рожденные бурей». Не забудем и о том, какая громадная подготовительная работа пред­шествовала творческому процессу. «Без большой и глубо­кой подготовки невозможно было бы писать,— подчерки­вал Островский. — Я бросился на прорыв железного кольца, которым жизнь меня охватила. Я пытаюсь из глубокого тыла перейти на передовые позиции борьбы и труда своего класса. Не прав тот, кто думает, что большевик не может быть полезен своей партии даже в таком, казалось, безна­дежном положении».

Неиссякаемый оптимизм, твердая убежденность в не­обходимости своего труда не покидали Островского до кон­ца его дней. Судьба подарила ему большую радость: он уви­дел, как важна и нужна его работа: «Правительство награ­дило меня орденом Ленина. Это — высшая награда. Меня воспитал Ленинский комсомол, первый помощник партии, и пока у меня бьется сердце, до последнего его удара, вся моя жизнь будет отдана большевистскому воспитанию молодого поколения нашей социалистической Родины».

С середины 30-х годов и до наших дней судьба и книги Н. Островского остаются ярким примером высокого муже­ства, самоотверженности как в жизни, так и в литературе. В его героических традициях были созданы «Молодая гвардия» А. А. Фадеева и «Повесть о настоящем человеке» Б. Н. Полевого. Человеческий и писательский подвиг Нико­лая Островского повторил наш современник бывший шах­тер Владислав Титов, автор книг «Всем смертям назло», «Проходчики» и др.

«Как закалялась сталь» — роман о гражданской войне, о времени и о его героях. В отличие от произведений на эту тему, созданных в 20-е годы, материал в нем организован на иных художественных принципах. В центре «Паде­ния Дайра», «Железного потока», «Чапаева» герой — Командарм, Кожух, Чапаев — находится в окружении народа, масс, «множеств». Он опирается на них, выражает их, руководит ими. В этом окружении индивидуаль­ности неразличимы. Единственное исключение — Федор Клычков.

В центре романа «Как закалялась сталь» тоже главный герой — Корчагин, и его также окружает много людей. Но — принципиальное отличие! — во-первых, Павка — рядовой боец, а во-вторых, практически все персонажи в романе персонифицированы. Своя судьба, свое лицо и у друзей Павки — Жухрая, Сережи и Вали Брузжак, Ивана Жаркого, и у его врагов — Орлика, Дубавы, Цветаева.

Всего в книге около двухсот персонажей, и тенденция очевидна: даже бегло упоминаемых снабдить какой-то индивидуальной черточкой.

Еще одна важная художественная особенность рома­на — интенсивный сюжет. Произведение насыщено остро­конфликтными эпизодами. Перед читателями проносится поток событий, в которых формируются, закаляются ха­рактеры героев. Сам Островский говорил об ощущении «стремительного движения» жизни, которое должно поя­виться у читателя: «А события мчались с ураганной быстротой. Каждый день приносил новое.

Конная лавина буденовцев, не переставая, наносила удар за ударом, исковеркав и изломав весь польский тыл. Напоенные хмелем побед, со страстной яростью кидались кавалерийские дивизии в атаки на Новоград-Волынский — сердце польского тыла.

Откатываясь назад, как волна от крутого берега, отходили и снова бросались вперед со страшным «Да­ешь!».

Складывающееся из десятков частных конфликтов, главным сюжетообразующим началом в произведении выступает противоборство двух лагерей — борцов за рево­люцию и контрреволюционеров. Оно надежно цементирует в единое целое мозаичную композицию романа, образуе­мую многочисленными сценами, эпизодами, прямая связь между которыми подчас отсутствует.

Описывая исторические события, Островский стремил­ся к точной передаче фактов: «Пятого июня 1920 года после нескольких коротких ожесточенных схваток 1-я Кон­ная Буденного прорвала польский фронт на стыке 3-й и 4-й польских армий... и двинулась на Ружин». Эта предель­ная достоверность немало способствовала успеху произ­ведения.

Художественный талант Островского ярко выявился в искусстве гармоничного размещения огромного материа­ла. В романе спрессована колоссальная информация, поставлены важные проблемы, очерчены фигуры и судьбы десятков людей, и из всего этого богатства органически вырастает образ главного героя. Понять, каким образом «закалялась сталь» характера Павла Корчагина вне всего содержания романа, невозможно. Принцип целостного анализа при изучении «Как закалялась сталь» совершенно обязателен. Недаром так резко и решительно возражал автор против любых попыток сузить значение образа главного героя: «В печати нередко появляются статьи, рассматривающие мой роман «Как закалялась сталь» как автобиографический материал, то есть как историю жизни Николая Островского... Роман мой — прежде всего худо­жественное произведение, и в нем я использовал свое право на вымысел. В основу романа положено немало фактического материала. Но назвать эту вещь документом нельзя. Это роман, а не биография, скажем, комсомольца Островского».

Жизненный путь Павла Корчагина раскрывается в тес­нейших связях с окружающими людьми. Он один из многих, он представитель поколения. В самой ранней юности начался процесс становления революционера, ко­торый очень важен, но здесь по необходимости показан бегло. Неслучайно в творческих планах Островского была работа над повестью «Детство Павки».

Рассказывая о своем герое, писатель идет как бы двумя параллельными рядами.

С одной стороны, в картинах боевых и трудовых эпизодов (работа в депо, подвиг паровозной бригады, дружба с Жухраем и т. д.) перед нами развертывается процесс формирования личности. Главное в этом процес­се — переход от стихийного протеста, безоглядной ненави­сти, порывов, разрушительных страстей к глубоко созна­тельному, планомерному деянию во имя осуществления революционных идеалов. Вот характерный эпизод. В боях кровью своей доказал Павел преданность революции, своей лихой храбростью завоевал авторитет смелого бойца и решил, видимо, что это дает ему право на исключитель­ное положение, решил из своей части «перемахнуть в Пер­вую Конную».

« — Как это перемахнуть? — возражает ему Крамер.— Что тебе Красная Армия — кино? На что это похоже? Если мы все начнем бегать из одной части в другую, веселые будут дела!.. У тебя, Павел, все на месте, а вот насчет анархии, это имеется».

Нет, не легким, не гладким был путь Корчагина. Со многим и в себе тоже пришлось ему упорно бороться: «...Павел вспомнил последние слова приказа Реввоенсове­та, прочитанные перед всем полком: «Рабоче-крестьянская страна любит свою Красную Армию. Она гордится ею. Она требует, чтобы на знамени ее не было ни одного пятна. — Ни одного пятна,— шепчут губы Павла». С другой стороны, Островский талантливо использует такое композиционное средство, как внутренние монологи. В них подводятся итоги пройденному, делаются выводы. Внутренние монологи Павла в романе как вехи на пути его духовного развития:

«Край городка. Тихо и грустно. Легкий лесной шелест и весенняя прель возрожденной земли. Здесь мужественно умирали братья, для того чтобы жизнь стала прекрасной для тех, кто родился в нищете, для тех, кому самое рождение было началом рабства.

Рука Павла медленно стянула с головы фуражку, и грусть, великая грусть заполнила сердце.

Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества. И надо спешить жить. Ведь нелепая болезнь или какая-либо трагическая случай­ность могут прервать ее.

Охваченный этими мыслями, Корчагин ушел с братского кладбища».

И вот в жизни Павла наступает тяжелый, переломный момент. Врачи подписали приговор:

«Корчагин обхватил голову руками и тяжело задумался. Перед его глазами пробежала вся его жизнь с детства и до последних дней. Хорошо ли, плохо ли он прожил свои двадцать четыре года? Перебирая в памяти год за годом, проверял свою жизнь, как беспристрастный судья, и с глубо­ким удовлетворением решил, что жизнь прожита не так уж плохо. Но было немало и ошибок, сделанных по дури, по молодости, а больше всего по незнанию. Самое же главное — не проспал горячих дней, нашел свое место в железной схватке за власть, и на багряном знамени революции есть и его несколько капель крови... Как же должен он поступить с собой сейчас, после разгрома, когда нет надежды на возвращение в строй? Ведь добился он у Бажановой признания, что в будущем он должен ждать чего-то еще более ужасного. Что же делать? Угрожающей, черной дырой встал перед ним этот неразрешенный вопрос.

Для чего жить, когда он уже потерял самое дорогое — способность бороться? Чем оправдать свою жизнь сейчас и в безотрадном завтра? Чем заполнить ее? Просто есть, пить и дышать? Остаться беспомощным свиде­телем того, как товарищи с боем будут продвигаться вперед? Стать отряду обузой? Что, вывести в расход предавшее его тело? Пуля в серд­це — и никаких гвоздей! Умел неплохо жить — умей вовремя и кончить. Кто осудит бойца, не желающего агонизировать?

Рука его нащупала в кармане плоское тело браунинга, пальцы при­вычным движением схватили рукоять. Медленно вытащил револьвер.

Кто бы мог подумать, что ты доживешь до такого дня?

Дуло презрительно глянуло ему в глаза. Павел положил револьвер на колени и злобно выругался:

Все это бумажный героизм, братишка! Шлепнуть себя каждый дурак сумеет всегда и во всякое время. Это самый трусливый и легкий выход из положения. Трудно жить — шлепайся. А ты попробовал эту жизнь победить? Ты все сделал, чтобы вырваться из железного кольца?

А ты забыл, как под Новоград-Волынским семнадцать раз в день в атаку ходили и взяли-таки наперекор всему? Спрячь револьвер и никому ни­когда об этом не рассказывай. Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. Сделай ее полезной».

Во внутренних монологах Павла высказываются самые дорогие для Острозского мысли. Стиль повествования возвышается до патетики, и рядом с голосом героя отчет­ливо слышен голос самого автора.

Процесс формирования героя в «Как закалялась сталь» — это не только история роста его революционной сознательности, партийной убежденности, преданности идеалам коммунизма, это еще и укрепление его воли, раз­витие интеллекта, становление высоконравственной лично­сти. Интересно проследить этот процесс на изменениях в языке героя. Вначале он груб и даже примитивен: «душа с меня вон», «волынку подымет», «из школы выперли», «жарить в город» и т. д. Но в романе Павел не только стреляет, рубит, строит, совершает подвиги,— он много читает и думает. И вот результат: «Я за основное в «Ово­де»,— говорит Корчагин Рите Устинович,— за его муже­ство, за безграничную выносливость, за этот тип человека, умеющего переносить страдания, не показывая их всем и каждому. Я за этот образ революционера, для которого личное ничто в сравнении с общим»,— звучит речь мысля­щего человека.

Огромный путь проходит Павел Корчагин за кратчай­ший срок. Островский прав: «Сталь закаляется при боль­шом огне и сильном охлаждении. Тогда она становится крепкой и ничего не боится».

Цепь острейших, критических ситуаций, сквозь кото­рую прорывается Павел, заканчивается катастрофой. «Мо­жет ли быть трагедия еще более жуткой,— писал Корчагин Артему, — когда в одном человеке соединены предательски отказывающееся служить тело и сердце большевика».

Перед нами действительно трагедия, подлинная и тяже­лая, ни в чем не уступающая классическим образцам этого жанра в мировой литературе, но в отличие от них не по­вергающая в ужас и уныние, а возвышающая, очищаю­щая, оптимистическая. Новое, необычное звучание старого жанра стало возможным потому, что герой произведения невероятным усилием воли реализовал свой главный прин­цип: «Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыно­симой. Сделай ее полезной» — он стал писателем.

Идейно-художественный анализ романа «Как закаля­лась сталь» убеждает, что, следуя горьковским традициям, Островский сумел создать оригинальное произведение со­циалистического реализма. Правдиво, исторически кон­кретно изображая события гражданской войны в их рево­люционном развитии, писатель успешно решал задачу «воспитания трудящихся в духе социализма».

Образ Павла Корчагина был воспринят читателями и критикой как огромный успех не только Островского, но и всей советской литературы. Писатель великолепно осу­ществил задуманное — «дать образ молодого борца, на который равнялась бы молодежь».

«Мне кажется,— писал о Корчагине А. Фадеев,— что во всей советской литературе нет пока что другого такого же пленительного по чистоте и в то же время такого жиз­ненного образа».

Мнение международной общественности выразил французский писатель Ромен Роллан, обратившийся к Островскому с приветственным письмом: «Ваше имя для меня — синоним редчайшего и чистейшего мужества...

Вы останетесь для мира благотворным возвышающим примером победы духа над предательством индивидуаль­ной судьбы. Вы стали единым целым с вашим великим освобожденным и воскресшим народом. Вы сделали своей его мощную радость и его неудержимый порыв. Вы в нем, он в Вас».

В 1935 году, выступая по радио, Островский говорил: «Я хочу, чтобы моя новая книга была произведением яр­ким, волнующим душу, зовущим к борьбе,— это цель моей жизни...

Наша задача — укреплять Родину... Мы отстаиваем мир, необходимый нам, чтобы создать величайшие ценно­сти, чтобы наша страна стала богатою, а мы все грамотны­ми и культурными. Но мы не пацифисты. Мы за мир, но если загремит война, то вся молодежь встанет на защиту родной страны».

В московском музее Николая Островского хранятся многочисленные документы, свидетельствующие об актив­ном участии книг писателя в Великой Отечественной войне. Вот одно из таких свидетельств: «Бойцов батальона я за­стал у костра,— вспоминает Борис Полевой.— Молодой парень с забинтованной головой что-то читал. Все слуша­ли, сидя в напряженных позах, стараясь не пропустить ни одного слова чтеца. А слова тонули в частом грохоте даль­них и близких разрывов, в треске автоматных очередей. Слушать было нелегко. И все же слушали, забыв о холоде, о том, что смерть все время гуляет где-то возле. Я прислушался. Читали роман «Как закалялась сталь». Когда разговорились, бойцы пожаловались, что книга эта одна на весь полк. Для удобства чтения ее разорвали на несколько частей и читали в редкие часы боевого отдыха, передавая друг другу листы по мере прочтения. Повздыха­ли о том, что двое из читавших были убиты, поэтому несколько печатных листов в книге не хватало. Но и тут нашелся выход: те, кто раньше читали роман, устно рас­сказывали содержание утраченных глав».

«Как закалялась сталь» — любимая книга многих по­колений как в нашей стране, так и за рубежом. И сегодня творчество Островского остается в строю. Оно активно помогает воспитанию высоких нравственных качеств лич­ности. Герои писателя служат молодежи высоким образ­цом, примером для подражания.

Если домашнее задание на тему: " Творчество Николая Алексеевича ОстровскогоШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.