Творческий путь Максима Горького



Максим Горький (псевдоним Алексея Максимовича Пешкова, 1868—1936) — это целая эпоха русской лите­ратуры.

Л. Леонов после встречи с писателем в Сорренто вспоминал: «Возле меня стоял признанный арбитр ос­новных человеческих достоинств и вожак двух сряду штурмующих поколений,— учитель, предназначенный формулировать гражданские заповеди века и свергать монархов, по всем параметрам неохватной личности годный хоть завтра в председатели земного шара,— широкоплечий силач из породы беспокойных новгород­цев, только родом из Новгорода нижнего, что на Волге, из той плеяды отборных волгарей, которых, распле­скавшись в скором беге, чуть ни единой пригоршней вынесла вместе с Лениным на берег река истории на­шей».

М. Горький вступает в литературу на рубеже XIX— XX вв., т. е. когда окончательно исчерпывает себя рево­люционность народничества и поднимается во весь свой рост российский пролетариат. Уже в ранних романтиче­ских произведениях Горький предвещает грядущую ре­волюционную бурю. На фоне серенькой по тону народ­нической литературы, заквашенной на либеральном пессимизме, ярким цветовым пятном выделяются «Пес­ня о Соколе» (1895) и «Песня о Буревестнике» (1901) Горького. В них не только призыв к революции, в них вера в безграничные возможности человека, это — воплощение активного гуманизма.

В эти же годы в творчестве писателя наряду с высо­кой романтикой все ощутимее реалистическая струя. Горький проявляет особый интерес к миру босяков, людей, оказавшихся «на дне» («Челкаш», 1895; «Коно­валов», 1897; и др.). Писатель выступает против лож­ной романтизации фигуры босяка, он не проходит мимо злого, низменного, наносного в натурах людей, оттор­гнутых частнособственническим обществом. Вместе с тем, отбирая по крупицам золотые россыпи душ отвер­женных, Горький создает песнь свободной личности.

Другая линия реалистической прозы Горького свя­зана с темой «хозяев жизни». В рассказе «Супруги Орловы» (1897) один из главных персонажей говорит доктору во время холерной эпидемии: «Больных лечите, а здоровые помирают от тесноты жизни…» Проблема «тесноты жизни» все больше привлекает внимание ху­дожника. С беспощадностью аналитического таланта писатель раскрывает тайные пружины, которые приво­дят в движение систему обогащения и насилия.

Салтыков-Щедрин, изобразив «чумазого» в начале его блистательной карьеры, раскрыл в образах Деруновых, Колупаевых, Разуваевых характерные черты хищ­ничества городских и деревенских первонакопителей. Горький показывает неизбежную гибель капитализма в пору, когда тот находился на подъеме. Расслоение в среде русского купечества, процесс его духовной деградации, омещанивания — вот что становится в творчестве писателя главным. Интересен в этом отно­шении рассказ «Колокол». Купец отливает огромный колокол, чтобы его звон напоминал о купеческой силе и богатстве, но колокол… треснул.

В конце 90-х годов Горький обращается к большим видам эпической прозы — повести и роману. Тема «владык жизни», драматические коллизии, которые пе­реживают люди, не исковерканные буржуазной мо­ралью, с эпическим размахом воплощены в повести «Фома Гордеев» (1899). В центре произведения незау­рядная личность — молодой Гордеев. Фома — отщепе­нец своего класса (хотя и нетипичный), оказавшийся чужим в купеческом мире. Человек честный, искренний, стремящийся к справедливости, Гордеев бьется в «зо­лотой клетке»; он вступает в борьбу с купечеством, стремясь вырваться на свободу, но происходит это ценой гибели героя. Ему противостоит идеолог купече­ства Яков Маякин, открыто проповедующий свою «фи­лософию»: «Купец в государстве первая сила, потому что с ним миллионы!»

На страницах крупных эпических и драматургиче­ских жанров — повесть «Трое» (1900—1901), драмы «Мещане» (1901), «На дне» (1902) — получают вопло­щение основные закономерности русской действитель­ности в канун революции 1905—1907 гг. Здесь мы подходим к одной из центральных проблем не только творчества Горького, но и всей литературы нового типа: когда возник метод социалистического реализма вооб­ще и у Горького в частности.

Новый художественный метод подготавливался всем предшествующим развитием искусства; это ре­зультат объективного движения истории и литературы. Среди наиболее значимых факторов, обусловивших ге­незис нового искусства, можно было бы выделить три особенно важных. Во-первых, предпосылки социально- политического характера, а именно: перемещение цент­ра международного революционного и рабочего движе­ния из Западной Европы в Россию. Во-вторых, предпо­сылки идеологического и философско-гносеологического плана (определение В. И. Лениным принципа пар­тийности литературы, а также ленинская теория отражения, в основе которой лежит образ постигаемого реального мира). И наконец, предпосылки собственно эстетические — реализм русской и мировой классики, законным наследником которой выступило революцион­ное искусство России начала XX в. Заслуга Горького в том, что он первым необычайно талантливо, смело, оригинально претворил эти возможности в действитель­ность.

Во многих произведениях 90-х годов Горький прово­дит мысль о неизбежности революции, показывает на­зревание в народных массах России политического про­теста. Герои реалистических рассказов и повестей Горького (Коновалов, Орлов, Фома Гордеев) видят «неправильный у жизни ход», но не знают пока выхода из этого положения. В отличие от некоторых прогрес­сивных писателей (например, Вересаева) Горький тяго­теет к революционному, а не к легальному марксизму. Это резко выделяло его из числа писавших о рабочем классе, стало залогом последующих успехов писателя. Развитие пролетарского движения раскрыло невидан­ные перспективы для изображения борьбы рабочего класса. Повесть «Трое» и драма «Мещане» — важный этап на пути освоения нового жизненного содержания и создания образа революционного рабочего.

С конца 90-х годов Горький последовательно прово­дит мысль о бесплодности индивидуального, анархиче­ского протеста. Илья Лунев (повесть «Трое») — нату­ра сложная, тонко воспринимающая все жизненные перипетии. Герой глубоко задумывается над тем, в чем смысл жизни. Лунев дерзко мстит мещанскому окруже­нию за поруганное стремление к правде и «чистоте» жизни: празднество у околоточного Автономова завер­шается взрывом анархического бунта. Но бросив злые обличительные слова в муравейник гостей околоточно­го, Илья почувствовал в груди холодную, темную пус­тоту: «А дальше что?» Так герой начинает осознавать ограниченность своего протеста. В отличие от Лунева рабочий Павел Грачев уже сближается с социалистиче­ским кружком, где он может получить ответы на волну­ющие вопросы.

Годом позже, в «Мещанах», Горький создает об­раз рабочего, для которого ясна цель классовой борь­бы. «Я этого порядка — не хочу! — заявляет Нил.— Я знаю, что жизнь — дело серьезное, но неустроен­ное… что оно потребует для своего устройства все силы и способности мои. Я знаю и то, что я — не богатырь, а просто — честный, здоровый человек, а я все-таки говорю: ничего! Наша возьмет!..» И хотя рабочая сре­да, сформировавшая Нила, непосредственно не выведе­на на сцену, дыхание ее все время ощущается. Нил живет идеями и чувствами передового пролетарского коллектива. В переустройстве общественных условий — смысл жизненной философии Нила, суть его деятельно­сти, которая заражает других людей уверенностью в правоте этой борьбы, смелостью ее идей.

Образ рабочего-революционера Нила — художе­ственное открытие Горького, имеющее всемирно- историческое значение. Нил — созидатель нового мира человеческих отношений. Не случайно общероссийский и общеевропейский резонанс получили его знаменитые афоризмы: «Права — не дают, права — берут», «Хозя­ин тот, кто трудится». Образом Нила по-новому ставит­ся проблема положительного героя, которую долгие годы пыталась разрешить передовая русская литерату­ра. В Ниле воплощены лучшие качества русского рево­люционного пролетариата: ясность классового созна­ния, цельность, несгибаемость натуры, железная логика в споре, воля, решительность, вместе с тем удивительная простота, душевность. Впервые в истории мировой лите­ратуры Горький передал в образе Нила поэзию труда и героизм революционного преобразования жизни.

Пьеса «На дне», по словам автора, явилась итогом «почти двадцатилетних наблюдений над миром «быв­ших людей». В ней не столько завершалась ранняя тема о босяках, сколько в преддверии первой россий­ской революции провозглашалась мысль о необходимо­сти коренных социальных изменений, разоблачались привычные фантомы буржуазной морали и особенно проповедь утешительства. Величие горьковского гума­низма раскрылось с особой полнотой и выразительно­стью в ряде монологов Сатина, прозвучавших гимном свободному человеку: «Человек! Это — великолепно! Это — звучит… гордо!.. Человек — выше сытости».

Итак, первые открытия нового метода — метода со­циалистического реализма — связаны с проблемой по­ложительного героя. Поиски героического дела, органи­ческое слияние реализма с высокой романтикой были характерны для начального этапа формирования ново­го художественного метода.

Если домашнее задание на тему: " Творческий путь Максима ГорькогоШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.