Тема гражданской войны в повести «Падение Дайра»



Одним из первых произведений советской прозы о гражданской войне была повесть Александра Георгиевича Малышкина (1892—1938) «Падение Дайра» (1923).

Уроженец Пензенской губернии, А. Малышкин в 1916 году окончил историко-филологический факультет Петроградского университета и был призван на военную службу в Черноморский флот. С 1918 года и до конца гражданской войны он сражался в рядах Красной Армии. Осенью 1920 года Малышкин находился в штабе М. В. Фрунзе, который командовал армией, штурмовавшей Перекоп.

Отличительная черта большинства произведений Малышкина — автобиографичность.

В дореволюционных рассказах писатель показывал русскую провинциальную глушь с ее затхлым мещанским бытом, пошлостью и дикостью, сквозь которые пробива­ются неясные надежды на иную, счастливую жизнь и где теплятся мечты о красоте и солнце.

После «Падения Дайра» Малышкиным написаны по­весть «Севастополь» (1931) и роман «Люди из захолустья» (1937—1938), оставившие заметный след в истории со­ветской литературы.

В основе сюжета «Падения Дайра» лежат подлинные исторические события. Заканчивалась гражданская война. Остатки белых войск скопились в Крыму, превратив его в неприступную крепость. Крым — полуостров, с матери­ком сообщается узким перешейком длиной в тридцать километров, а шириной — около десяти. Через весь пере­шеек, от края и до края, в несколько рядов окутанные колючей проволокой, насыщенные до предела артиллерией и пулеметами, тянулись оборонительные укрепления — так называемый Турецкий вал. Взять его лобовым штурмом было практически невозможно. Но, как пишет в своей повести Малышкин: «За укреплениями были последние. Страна требовала уничтожить последних».

М. В. Фрунзе принял решение, казавшееся невыполни­мым. Крымский перешеек окружен мелководным Сивашским заливом. В начале ноября 1920 года сильный ветер отогнал воду из залива, и командарм двинул армию во фланговый обход, одновременно начав штурм Турецкого вала. Пройдя километры по пояс, по грудь в ледяной воде, красноармейцы совершили невозможное: белые были раз­громлены. Малышкин называет Крым Даиром, изменяет фамилии исторических лиц и т. п. Но осведомленные чита­тели без труда распознают в его повести подлинные имена и названия, подтвердят точность описания Перекопско- Чонгарской операции 7—17 ноября 1920 года.

Однако воссоздание исторических фактов было для Малышкина не целью, а средством. В «Падении Дайра» воплотилась концепция писателя, в соответствии с которой главное в художественном творчестве — выразить пафос времени, его ритм.

Писатель избрал условно-аллегорический былинный стиль. Высокая патетика, резкая контрастность тонов и рельефность изображенных картин, плакатность характе­ризуют повествование в «Падении Дайра»: «В сумерках, жидко дрожавших от множества костров, шли горбатые от сумок, там и сям попыхивая огоньками цигарок. Земля гудела от шагов, от гнета обозов; роптал и мычал невиди­мый скот. В избах набились вповалку, до смрада: в ко­леблющейся тусклости коптилок видно было, как валялись по избам, по полу, едва прикрытому соломой… Между изб пылали костры; и там сидели и лежали, варили хлёбово в котелках…

Это было становье орд, идущих завоевывать прекрас­ные века…

Командарм знал, что над этой ночью будет еще, горящая и невозможная; в огненной слепоте рождается мир из смрадных кочевий,,из построенных на крови эпох…

За околицей, в темном, цвела чудесная бирюзовая полоса от зари; в улицах топало, гудело железом, людьми, телегами, скотом, как в далеком столетии. И так было надо: гул становий, двинутых по дикой земле, брезжущий в потемках рай — в этом было мировое, правда».

Этот образ «великого кочевья» — центральный в про­изведении. Главный герой повести — «множества», на­родные массы, устремившиеся к светлому будущему. Писа­тель поэтизирует их стихийный порыв. Не случайно ко­мандарм, направляющий движение «множеств», не назван по имени, а в облике и характере его не выявлено ни одной индивидуальной человеческой черты, напротив, постоянно подчеркивается спаянность со «множествами», твердость и непоколебимость: «Он встал каменный, чужой мирным сумеркам избы… Командарм улыбнулся каменной своей улыбкой и ничего не ответил». В самые напряженные, ответственные моменты операции, когда решалась судьба сражения, «командарм был спокоен, может быть потому, что знал закон масс».

Малышкин стремится воссоздать перед читателем сра­зу всю грандиозную панораму происходящих событий, как лучом прожектора высвечивая затем на ней то один, то другой яркий эпизод, то одно, то другое действующее лицо. Характерно, что часто он никак не обозначает персонажей произведения: «У депо дежурили суровые и грубые с вин­товками наперевес: ждали». Такой способ изображения призван как бы проиллюстрировать убеждение писателя, что революцию творят массы — «множества», личность должна жертвовать своей неповторимостью, стремясь раствориться в массе. Эта мысль была достаточно широко распространена в искусстве первых лет революции. С года­ми литература пришла к иным методам и приемам изобра­жения событий революции и гражданской войны. Но повесть «Падение Дайра» осталась ярким памятником своему времени.

Если домашнее задание на тему: " Тема гражданской войны в повести «Падение Дайра»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.