Сумароков: личность и деятельность



Александр Петрович Сумароков (1718—1777 рр.) происходивший из старого боярского рода, был первым писателем-дворянином, для которого ли­тературная работа стала основным делом жизни. Наиболее развернутое и систематическое теоретическое обо­снование и наиболее широкое и разнообразное жанровое выра­жение русский классицизм нашел в творчестве одного из самых деятельных и плодовитых русских писателей XVIІІ в., младшего современника Ломоносова, Сумарокова.

Он служил некоторое время на военной службе, затем с 1756 г.— директором театра. Но и в эти годы литературная работа стояла для него на первом месте. В 1761 г. он вовсе отошел от всякой служебной деятельности и предался всецело писательству. Литературная дея­тельность Сумарокова носила разнообразный характер: он высту­пал как драматург, как поэт, разрабатывавший почти все стихо­творные жанры, как теоретик, критик, историк, публицист. Энер­гичное участие принял Сумароков и в появившихся у нас в это время первых журналах. В 1759 г. он взялся за издание собствен­ного литературного журнала «Трудолюбивая пчела» — первого частного русского журнала, просуществовавшего в течение всего лишь около одного года. Сумароков всячески стремился возвы­сить занятия литературой и искусством в глазах общества. Едва ли не по его инициативе актеры вновь организованного театра во главе с купеческим сыном Волковым были отданы в приви­легированное дворянское учебное заведение. Позднее он выхло­потал актерам право ношения шпаг, как дворянам. Задолго до Пушкина Сумароков заговорил о знатной «черни», противопо­ставляя ей людей науки и искусства: «О несносная дворянская гордость, достойная презрения и поругания! Истинная чернь суть невежды, хотя бы они и великие чины имели, богатство Крезово и влекли бы свой род от Зевса и Юноны, которых никогда не бывало».

В позднейшей критической литературе много писалось о не­обычайном писательском самомнении Сумарокова. Он действи­тельно считал именно себя подлинным создателем новой русской литературы и неоднократно писал о себе: «Вольтер и Я». Однако подобное столь смешное в глазах позднейших критиков и исследо­вателей самомнение до известной степени оправдывалось той исключительной популярностью, которой пользовалась писатель­ская деятельность Сумарокова в литературных кругах его времени.

Литературная слава нимало не облегчала Сумарокову его жиз­ненных тягот. Почвы для того, чтобы жить литературой, не поль­зуясь милостями меценатов, существовать на независимый лите­ратурный заработок, тогда еще не было.

Последние годы Сумарокова были омрачены тяжелыми мате­риальными лишениями. Дом его со всем находящимся в нем иму­ществом, в том числе книгами и рукописями, был описан и про­дан за долги, сам автор был выброшен на улицу. «Происшедшему от знатных предков и имеющему чин и орден и прославившемуся к чести своего отечества во всей Европе таскаться по миру и за­мерзать на улице не позволяется», — писал Сумароков Потемкину, прося его о заступничестве. «Всему сему, — жаловался он около того же времени самой Екатерине,— главная причина любление мое к стихотворству: ибо я на него полагался и на словесные науки, не столько о чинах и об имении рачил, как о своей музе».

С горя Сумароков запил. Когда, покинутый всеми близкими, он умер, после него не осталось даже денег на погребение; его схоронили на свой счет московские актеры, несшие его гроб на руках до Донского монастыря.

Сумароков был ярко выраженным дворянским идеологом. То, что дворянство является первенствующим сословием в государ­стве, это было для него некоей социальной аксиомой. Но вместе с тем он считал, что мало родиться дворянином, надо еще закре­пить право на это звание соответствующим поведением — делами.

В одной из наиболее замечательных сатир Сумарокова, «О бла­городстве», опубликованной незадолго до его смерти, имеются следующие энергичные строки:

  • Какое барина различье с мужиком?
  • И тот, и тот земли одушевленный ком.
  • А естьли не ясняй ум барской мужикова,
  • Так я различия не вижу никакова.

Ясность ума заключается в отчетливом сознании дворянином своего общественно-социального долга («должности» — в харак­терном словоупотреблении Сумарокова). «Добродетель» дворя­нина — его «должность» — состоит в служении «пользе общества». Именно это моральное превосходство, а не просто звание — «дворянско титло» — резко отделяет дворянина от остальной недво­рянской массы — «низких людей».

Продолжая гуманную линию Кантемира, Сумароков энергично выступает против злоупотреблений крепостным правом. Один из современников рассказывает, что он «не мог слышать равнодушно, когда в каком-либо доме в его присутствии называли людей ха­мово колено. С сильною досадою вскакивал он со стула, хватал шляпу, убегал и никогда уже не возвращался в сей дом». Полю­бив свою крепостную девушку, Сумароков оставил прежнюю семью и, к вящему скандалу всего дворянского общества, узако­нил свою связь с крепостной браком.

Но все это не мешало Сумарокову быть убежденнейшим сто­ронником необходимости сохранения для России института кре­постничества.

В еще большей степени, чем автор «Тилемахиды», был Сума­роков и резким противником «деспотичества». Это ставило его, вместе с главой дворянской оппозиции того времени графом Ники­той Паниным, к кружку которого Сумароков примыкал, в оппози­цию сперва Елизавете, затем Екатерине II, которые в свою очередь стали относиться к Сумарокову с нарастающим недоброжелатель­ством. Чувствуя себя гонимым и обиженным, Сумароков демон­стративно переехал в 1769 г. из Петербурга в «столицу рус­ского дворянства» — Москву. Мера политической оппозиционно­сти Сумарокова была ограничена его твердой убежденностью в безусловной необходимости для России монархического правле­ния. Но для своего времени Сумароков был передовым человеком, дворянским просветителем, противником церковного суеверия и предрассудков, борцом против старых домостроевских пережитков семейного уклада и быта, поборником женского образования, жен­ских прав. Все эти черты находят выражение в творчестве Сума­рокова. Именно этим объясняется и та высокая оценка, которую получила его литературная деятельность у представителей пере­довой демократической мысли второй половины XVIII в.: Нови­кова, Радищева.

Если домашнее задание на тему: " Сумароков: личность и деятельностьШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.