Статья Маяковского «Как делать стихи?»



В статье «Как делать стихи?» (1926) он полемиче­ски заостренно определяет свое понимание поэтиче­ского искусства: «Поэзия начинается там, где есть тен­денция.

По-моему, стихи «Выхожу один я на дорогу...» — это агитация за то, чтобы девушки гуляли с поэтами. Одному, видите ли, скучно. Эх, дать бы такой силы стих, зовущий объединяться в кооперативы!»

Лучшие образцы классической лирики отмечены единством индивидуального и общечеловеческого. Мая­ковский идет по этому же пути, максимально насыщая лирическую строку социальным, а нередко и острым политическим содержанием. Уход от камерности, ше­потка и интимности, органичнейшее слияние личного с общественным — вот ведущая черта лирики Маяков­ского. При этом и то и другое становится выстрадан­ной, глубоко выношенной темой.

Эмоциональные переживания, обнаженность страс­тей наиболее полно раскрыты в стихотворении «Письмо Татьяне Яковлевой». Лирическая ситуация, воссоздан­ная в нем, предельно интимна, неповторима и в то же время социально общезначима, исторически кон­кретна. Так мог чувствовать и так мог сказать лишь революционный поэт 20-х годов XX в. с обостренной гражданской направленностью таланта.

В поцелуе рук ли, губ ли, в дрожи тела близких мне красный цвет моих республик тоже должен пламенеть.

Финал стихотворения, передающего историю нераз­деленной любви, не сводим к личной драме поэта. Красота нового эстетического идеала, которого ранее не знала мировая поэзия, окрашивает и финальные строки в особо мужественные, оптимистичные тона.

Иди сюда, иди на перекресток моих больших и неуклюжих рук. Не хочешь? Оставайся и зимуй, и это Оскорбление на общий счет нанижем. Я все равно тебя когда-нибудь возьму — одну или вдвоем с Парижем.

Вечные темы лирики — любовь, смерть, природа — осмысляются Маяковским совершенно иначе. Новатор­ство поэта заключается в безмерном расширении сферы лирики: это не только жизнь сердца, но и огромный мир человеческих тревог, дум, дерзаний, устремлений. Ин­тимное раздвигается до пределов вселенной, вбирая в себя и трепет души, и движение небесных светил. Не случайно, обращаясь к любимой, поэт говорит (приво­дится по черновой записи). Ты посмотри какая в тире тишь и ночь обложила небо звездной данью в такие вот часы встаешь и говоришь векам истории и мирозданью.

В лирике Маяковского реализован новый, более высокий тип гражданственности. Суровое время, когда гражданскими доблестями стали самоограничение и са­моотверженность, не снижало душевного потенциала лирики поэта. «Нельзя на людей жалеть ни одеяло, ни ласку» — призыв его сердца.

По словам тех, кто близко знал Маяковского, это был человек добрый, нежный, удивительно благород­ный, душевно отзывчивый. Когда же речь заходила о главном деле его жизни — о защите идеалов револю­ции, поэзии, роли и предназначении ее в эпоху социаль­ных перемен,— поэт преображался. Он становился пла­менным трибуном, суровым, гневным, саркастическим к своим идейным противникам.

Русская и мировая классическая лирика в лучших своих образцах отмечена благородным общественным пафосом. Демократизация эстетического идеала ху­дожника социалистического реализма обусловила уг­лубление гуманистических начал его поэзии, принци­пов народности и историзма.

Лирический герой поэзии Маяковского так же велик и мятежен, как и персонажи его эпоса. Даже в описа­нии самых интимных переживаний поэт не утрачивает ощущения связи с эпохой, трудящимися массами. Это и придает его лирическому стиху оттенок монументаль­ности. Общему заданию подчинены образная система, интонационный строй лирики, которой не чужды ни героика, ни сатира, ни ораторские приемы, ни обычная разговорная речь.

В 1925 г. Маяковский в течение трех месяцев путе­шествовал по Америке. Он знакомился с американским образом жизни, выступал на вечерах с чтением своих произведений, посещал предприятия, рабочие кварта­лы, встречался с прогрессивными деятелями США и Мексики. Противоречивый образ Америки запечатлен в очерках и стихотворениях поэта — любовь к простым людям и неприятие того, что мешает подлинной свободе и счастью. Фальшивые румяна американской демокра­тии проглядывают слишком отчетливо. Знаменитая ста­туя Свободы, по меткому замечанию Маяковского, ста­ла «стражем ханжества, центов и сала». Поэт хорошо видит, что за этой вывеской погоня за наживой, «рваче­ский, завоевательский характер американского разви­тия»: Сплюнул я, не доев и месяца вашу доблесть, законы, вкус. Посылаю к чертям свинячим все доллары всех держав. Мне бы кончить жизнь в штанах, в которых начал, ничего за век свой не стяжав. («Вызов»)

Особое место в творчестве Маяковского занимает сатира. Ненависть к злу делала действенным человеко­любие поэта. Вот почему лирика и сатира шли в его творчестве рука об руку.

Первые известные гротескно-гиперболические и па­родийные «гимны» Маяковского были напечатаны до революции на страницах «Нового Сатирикона». В сдер­жанно яростных сатирах, содержащих значительный со­циальный подтекст, проявилось резкое отличие жанра, избранного поэтом, от излюбленной формы буржуазно- либерального фельетона — более или менее остроумно­го отклика на очередную политическую, литературную или бытовую злобу дня.

В годы гражданской войны Маяковский практиче­ски не писал фельетонов. Истинное новаторство поэта, значение его вклада в поэзию эпохи гражданской вой­ны в том, что именно ему принадлежала идея создания и блистательной реализации такого сатирического жан­ра, как надпись и подпись под «Окнами РОСТА».

В 1920—1921 гг. поэт создает ряд произведений, которые в жанровом отношении ближе к стихотворному фельетону. Это и бытовая сценка «Сухаревка» (1920), и «Рассказ про то, как кума о Врангеле толковала без всякого ума» (1920), и «Рассказ о том, как из-за пуго­вицы голова пропадает дешевле луковицы» (1920), и созданные в ту же пору сатирические «сказки»: «Сказка о дезертире...»(1920), «Сказка о министре-дурачке и о Врангеле-генерале, известном врале», «Сказка для мужика про историю странную с помощью французскою, с баночкой иностранною».

Но это были еще не фельетоны, а своеобразные сатирические побасенки, суть которых состояла не в фо­кусировке зла, а в более или менее пространном и по­учительном повествовании на злободневные политиче­ские темы. Маяковский пытался реализовать свой вари­ант образа-маски бывалого комментатора-балагура, весьма распространенный в ту "пору. Но на фоне попу­лярных Андрона и деда Софрона Д. Бедного эти «сказ­ки» не имели сколько-нибудь значительного успеха.

Если домашнее задание на тему: " Статья Маяковского «Как делать стихи?»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.