Содержание пьесы И. Микитенко «Светите, звезды!»



Широкую известность завоевала и пьеса И. Микитен­ко «Светите, звезды!» («Кадры»), которая появилась после драмы «Диктатура». Закончена она была в 1930 го­ду и тогда же показана украинскому, русскому и грузин­скому зрителю, поставлена во многих театрах нашей страны. Точно так же, как предыдущая пьеса, и эта — «Светите, звезды!» — имеет свою предысторию. Тема фор­мирования новых пролетарских кадров давно интересо­вала драматурга. В «Заметках от автора», какие предва­ряли вариант пьесы, опубликованный «Гартом» в 1932 го­ду, писатель рассказал о жизненных и литературных истоках этой драмы. «Кадры», — пишет он, — имеют вось­милетнюю историю. Первоначальный набросок пьесы из студенческой жизни, под названием «Благодарю вас», я написал в 1924 году. Тема ее — чистка института от клас­сово враждебных элементов. Пьеса стала весьма попу­лярной в Одесском медицинском институте, студентом которого я тогда был, а также и среди студенчества дру­гих одесских вузов. К теме борьбы пролетариата за овла­дение твердынями высшей школы я вернулся вновь в 1928 г., специально занявшись изучением необходимых мне материалов.

В годы 1923, 24, 25 в Одессе была широко распростра­нена среди пролетарского студенчества песня «Светите, звезды!..», текст которой написал рабфаковец т. Про­кофьев, а музыку к ней другой рабфаковец — т. Третяк. Я ввел в пьесу первые ее четыре строчки. Отсюда и по­шло название пьесы «Светите, звезды!», замененное по­том «Кадрами».

На сцене «Кадры» появились в 1930 г. Но до 1932 года я пьесу переделывал, обрабатывал, совершенствовал, од­нако она темы своей и посейчас не исчерпала».

В этом с автором нельзя не согласиться. Тема пьесы охватывала немало сторон нашей жизни. Вопрос о кад­рах тогда остро стоял во всех областях социалистического строительства — в городе, на деревне, в науке, технике, культуре. Впоследствии И. Микитенко не раз обращался к этой теме. Разве не о рождении нового, советского дея­теля говорится в комедии «Девушки нашей страны»? А «Соло на флейте»? Там тоже речь идет о кадрах — на этот раз о научных кадрах. В конце концов, эта тема деба­тируется и в «Деле чести».

В пьесе «Светите, звезды!» писатель задался целью показать перестройку вузов, то, как «буржуазный храм науки стал пролетарской кузницей кадров». Это было важнейшей проблемой того времени. Пролетаризация высшей школы в первые же годы революции предстала делом крайне необходимым, сложным и острым. Нужно было провести коренное обновление самой системы пре­подавания, равно как и личного состава и профессуры, и студенчества. Ведь в институтах должны были формиро­ваться, воспитываться специалисты всех областей народ­ного хозяйства и культуры, будущие командиры на фрон­тах социалистического наступления.

О том, как происходила пролетаризация одного из университетов, и рассказывает пьеса И. Микитенко. Дей­ствие ее начинается в 1922 году, когда после тяжкой и кровопролитной гражданской войны университеты и ин­ституты начали заполнять бывшие фронтовики, выходцы из народных низов, дети трудящихся — все те, перед кем до революции двери высших учебных заведений были за­крыты наглухо.

В первой же картине, которая является экспозицией пьесы, мы видим будущих студентов пассажирами на безымянной станции. У яростно атакуемой теплушки и происходит первое знакомство зрителя с ведущими героя­ми драмы — бывшим шахтером Терентием Крыженем, не­давним партизаном Тарасом Работягой, батраком Миколой Прядкой, помощником машиниста паровой мельницы Мосей Шкиндером, работницей сахарного завода Еленой Чередой. Здесь же впервые появляется и кулацкий сынок Юрко Голощук. Он едет учиться по фальшивой коман­дировке Безродненского комбеда и под вымышленной фамилией Смола. Четверо друзей охотно принимают его в компанию, считая, что это свой человек, бедняк, кото­рый тоже, как и они, едет штурмовать твердыни науки. Семантика слова «смола» достаточно выразительна.

Любопытно, что уже тут, возле теплушки, происходит стычка людей прошлого с будущими пролетарскими сту­дентами. Какой-то пассажир с характерной фамилией Саквояж иронизирует по поводу того, что «кухаркины дети» собираются заполнять университетские аудито­рии — святыню привилегированных классов.

Нелегко было Крыжеиям, Работягам, Прядкам грызть гранит науки. Общежитие часто оставалось нетопленным, питание — скудным, цигарку и ту трудно было раздобыть. Но ничто — ни холод, ни голод, а также и недостаточ­ность школьных знаний — не охлаждало пыла энтузиа­стов, хотя среди студенчества и находились порой дезер­тиры, спасовавшие перед трудностями. Таким в пьесе вы­веден студент Рябошапка, прельстившийся домашним уютом. Однако рабочие ребята не покидали своего важ­ного, хотя и трудного поста. Они знали: их, новых, совет­ских специалистов, ждала Родина.

В этом плане «Светите, звезды!» — пьеса весьма по­учительная. Нашему молодому поколению полезно уз­нать, в каких тяжких условиях жили и учились их отцы, как нелегко им было добывать знания, овладевать про­фессией. Мешали не только трудные материальные усло­вия, приходилось преодолевать саботаж части профес­суры, происки «маменькиных сынков» фицких, вредитель­ство голощуков, творивших свои грязные дела под маской стопроцентных пролетариев. Подрывные действия Голощука-Смолы хорошо показаны в пьесе. Белогвардей­ский ошметок неправильно распределял стипендии, тор­мозил перестройку кафедры, сеял национальную рознь, провоцировал среди студентов недовольство, подговари­вал бросать учение, всеми силами старался дезорганизо­вать работу университета. И хотя страшился разоблаче­ния, но вредил везде, где только мог.

Обличению Смолы в пьесе отведено немало места. Говорится в ней и о переходе лучшей части профессуры на советские позиции. Показано и перевоспитание бес­призорника, воришки Коти.

Затрагивается автором попутно и проблема «отцов и детей» (история взаимоотношений профессора Богояв­ленского с его дочерью Кирой). Возникает в пьесе и не­кий декадентствующий идеалист Антонио, который меч­тает встретить неземную женщину, а живет с грубой вульгарной мещанкой.

Пьеса и по сей день не утратила для зрителя инте­реса. Одним хочется оглянуться назад, вспомнить свою молодость, другим узнать, как жили, что думали и чув­ствовали люди в начале двадцатых годов — в сложное время суровых революционных будней. «Светите, звез­ды!» правдиво рассказывает о тех далеких уже годах, позволяет ощутить дух времени.

В этой пьесе, как и в «Диктатуре», диалоги густо на­сыщены политической лексикой, даже и тогда, когда молодежь беседует на сугубо интимные темы. «Истина всегда конкретна», — заявляет Грушкина. «Мы останови­лись на том, что даже первые ландыши, которые ты слу­чайно купила на базаре, тоже детерминированы, потому что случайного на свете ничего не бывает. Таким обра­зом, твои ландыши — вполне диалектическое явление», — иронично заявляет Таня.

У беспризорника Коти лексика преимущественно жар­гонная. А Антонио склонен к туманной, рафинированной, эмоционально окрашенной речи.

Если студенчество оперирует формулировками и тер­минологией, почерпнутыми из университетских учебников и пособий, то преподаватели щеголяют старомодным про­фессорским красноречием. Латинизмами пересыпаны диалоги почти всех профессоров. И тут автор ничем не погрешил против истины — здесь это считалось хорошим тоном, признаком учености, подлинной интеллигентности, особенно среди медиков.

Пьеса вызвала в свое время горячие споры. Как все­гда в полемике, допускались крайности и оценка. Одни безудержно хвалили, другие почти целиком и полностью отвергали эту пьесу. Суть же дела заключалась в том, что автор сознательно поставил себе задачей создать как бы своеобразную историческую хронику на тему корен­ной перестройки вузов. Поэтому-то в пьесе и присутст­вуют разнообразные приметы времени: возникают жан­ровые сцены из жизни одесских портовых босяков, ши­роко ведется рассказ о приключениях юродствующего индивидуалиста Антонио, который покончил в конце концов жизнь самоубийством. Конечно, стремление пи­сателя втиснуть в ограниченное пространство драматур­гического произведения как можно больше жизненных фактов не могло не привести к известной иллюстратив­ности.

В пьесе обилие действующих лиц, сцен, картин, разно­образных событий. Но все это, к сожалению, сюжетно недостаточно связано воедино. Пьеса как бы распадается на множество разрозненных эпизодов, лишь фиксирую­щих те или иные события, преимущественно из студенче­ской жизни. Отсюда скачкообразность, разорванность драматургического повествования, подчас даже поверх­ностное изображение сложных исторических процессов. Автор страстно, темпераментно, со знанием дела — ведь и сам он учился в те же годы, что его герои, — рисует ре­альные обстоятельства, образы своих современников, их запросы, волнения, тревоги, однако ему не удалось про­никнуть во внутренний мир всех этих людей. В пьесе име­ются удачные, тонко подмеченные бытовые и жанровые картины, живые юмористические сценки, верный истори­ческий фон, однако нет столь необходимого для пьесы столкновения крупных индивидуализированных характе­ров. Студенческая молодежь, за некоторыми лишь исклю­чениями, сливается в какую-то общую массу. Кроме того, действующих лиц чрезмерно много. Все переплетается, словно в калейдоскопе, — хорошее и дурное, главное и второстепенное. Почему же так получилось? Потому, что, задумав показать становление советского вуза, автор по­шел по линии описательной, а не драматургической, что потребовало бы острого, четко выраженного конфликта и крепко слаженного сюжета.

Конечно, сама действительность с ее быстрыми и рез­кими сменами событий в какой-то мере толкала писателя к кинематографичное. Но ведь на жизненном мате­риале тех времен создавались и волнующие психологиче­ские драмы. Достаточно вспомнить «Любовь Яровую», «Разлом», «97» и другие пьесы, принадлежащие совет­ской классике.

Да и в «Диктатуре» острая политическая проблема во многом решается в психологическом плане. Но в пьесе «Светите, звезды!» автор, увлекшись разрушением формы канонической драмы, не ставил, очевидно, перед собой задачи организовать жизненный материал в целостную, компактную пьесу, а создавал, как уже выше указыва­лось, своеобразную драматическую хронику.

Как бы ни оценивать творчества И. Микитенко, с ка­ких бы эстетических позиций ни рассматривать его дра­матургию, нельзя обойти вниманием одной важной ее осо­бенности. Почти все пьесы драматурга исследуют суще­ственные социально-политические проблемы, и в каждой из них автор стремится быть первооткрывателем. Это же относится и к «Светите, звезды!».

Пьеса была одним из первых драматургических про­изведений, посвященных такой важной теме, как жизнь пролетарского студенчества. Здесь много любопытных сцен, эпизодов, и пафос времени передан тут правдиво. Это и обусловило бурный успех пьесы у зрителей не толь­ко Украины, но и других республик, где в специфических национальных условиях решался один и тот же неотлож­ный вопрос о кадрах.

И в последующей пьесе И. Микитенко «Дело чести» («Уголь»), написанной в 1931 году, речь идет о кадрах. В дни, когда создавалась эта драма, начиналась полная реконструкция всесоюзной «кочегарки», энергично вне­дрялась новая техника. Необходимо было овладеть этой техникой и на ее основе поднять добычу угля. По-разному встречали механизацию на шахтах. Находились люди, которые, как, к примеру, герой пьесы — старый кадровый забойщик Гнат Орда, — не сразу признали новые формы организации труда, упрямо отстаивали все старое, ве­рили в спасительную силу обушка. Гнат, который не одно десятилетие проработал на шахте, сражался за револю­цию на фронтах гражданской войны, — на новом этапе истории, когда началось социалистическое строительство, оказался среди отсталых элементов, в окружении раз­ного рода отщепенцев, вроде раскулаченного Солдатенко и летунов — от Вырвизуба до Зануды. Начал Гнат выпи­вать, бросил работу и, лишь осознав глубину своего паде­ния, снова вернулся в забой. Помогли ему в этом и сын Иван, и старый побратим Головатый, и немецкие шах­теры, и даже те самые его новые подозрительные прия­тели, которые этого старого, потомственного шахтера стали рассматривать как своего дружка и единомышлен­ника. Последнее и стало той каплей, какая переполнила чашу ошибок Орды. И он сам решительно осудил свое недостойное поведение.

Если домашнее задание на тему: " Содержание пьесы И. Микитенко «Светите, звезды!»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.