Содержание пьесы «Бастилия божьей матери»



Однако плодотворные художественные поиски И. Ми­китенко, к сожалению, не были им продолжены в новой пьесе — «Бастилия божьей матери», — написанной в 1933—1934 годах и тогда же поставленной во многих театрах страны. Так, например, только лишь в Харькове шла она одновременно в двух прославленных театрах — в «Березиле» и Театре имени Революции. Действие пьесы происходит в 1919 году и развертывается преимуществен­но в стенах бывшего прилукского женского монастыря, который стал теперь цитаделью озверевшей реакции. Там нашли пристанище махровые контрреволюционеры всех мастей — от фанатичной генеральской дочери Ольги Благомысловой или капитана царской армии Бугрова и до атамана петлюровской банды Ряженко. Лютая ненависть к советской власти объединила и сделала союзниками великодержавников и самостийников, кулачество и служи­телей церкви, — все они с оружием в руках старались помешать становлению нового государственного и обще­ственного строя. Пафос пьесы в показе краха и усилий, и идеалов врагов пролетарской революции.

Драматург и эту пьесу, видно, старался выстроить на раскрытии судеб определенного типа людей. По крайней мере в некоторых ее сценах прямо сталкиваются предста­вители двух миров (белогвардейка Ольга и Улька — непокорная дочка партизана, петлюровский бандит Ряженко и партизанский вожак Чумак). Однако эти столкнове­ния, не стали звеньями единой сюжетной цепи.

Монументальной социальной драмы не получилось. Важный замысел не нашел соответственного ему художе­ственного воплощения. В пьесе нет по-настоящему впе­чатляющих характеров, какие были бы изображены во всей своей красочности и силе. Автор, очевидно, считал, что важнее передать высокое напряжение классовой борьбы, чем детально обрисовать человеческие харак­теры. Тем более что герои активно действуют, а этого вполне достаточно, чтобы получить о них необходимое представление.

Конечно, политическое лицо каждого из действующих лиц ясно обрисовывается в ходе событий, определяется тем, что герои делают и говорят. В пьесе как бы все на месте. И верно, раз люди расставлены по разные стороны баррикад, то без труда можно понять их социальную сущ­ность. Но что, же сделано автором, чтобы мы увидели в них неповторимые индивидуальности? Сделано мало. Мы узнаем лишь о коварстве Ольги Благомысловой, о по­хотливости послушницы Софии, о животном страхе капи­тана Бугрова, мужестве и храбрости красных партизан.

Что же помешало опытному мастеру, драматургу И. Микитенко создать историко-революционную пьесу высокого поэтического звучания? Мне кажется — тогдаш­ние литературные традиции художественного осмысле­ния революционного прошлого. Многие драматурги тех лет тяготели к внешней описательности, к хроникальному изложению исторических событий. Они считали, что и масштабы и острота изображаемых социальных явлений, резкие антагонистические конфликты способны сами по себе вызвать живой интерес зрителя, а потому нет необ­ходимости скрупулезно прослеживать развитие индивиду­альных судеб героев, прибегать к детальной «лепке» ха­рактеров. Главное — донести до зрителя политическое напряжение событий. Конечно, это была позиция оши­бочная. Чем значительнее жизненный материал, тем со­вершеннее должны быть изобразительные средства. Дол­говечность искусства — в совершенстве его образов. А идейная сила художественного произведения тем выше, чем более проникновенно и мастерски оно написано. Истина как бы и не новая. Однако инерция или, вернее, мода подчас брали верх, и это отрицательно отзывалось на творчестве того или иного писателя. Так, думается мне, и появилась «Бастилия божьей матери».

С точки зрения классового «представительства» в дра­ме И. Микитенко персонажи расставлены верно. Тут и белогвардеец, и петлюровец, и кулацкий прихвостень, и колеблющийся середняк, и стойкий бедняк, и мракобесы в рясах, и сыновья рабочего класса, и многие другие действующие лица, в которых персонифицированы те или иные социальные силы. Показан и раскол внутри одной семьи. Если дед Молибога связался с кулаками, с петлю­ровцами, то его невестка Пелагея сочувствует красным партизанам, советским людям.

Все это, конечно, хорошо. Однако взаимоотношения героев сюжетно не опосредствованны, не хватает ярко вы­писанных характеров. А без всего этого трудно себе пред­ставить по-настоящему волнующую драму, пусть она даже написана по принципу исторической хроники.

Плакатность — вот отличительная черта пьесы «Ба­стилия божьей матери». А это отнюдь не лучший способ художественного изображения. Вот почему и сценическое воплощение драмы не породило ярких образов, хотя, на­пример, в спектакле театра «Березиль» участие прини­мали лучшие силы украинского театра — И. Марьяненко (поп Навроцкий), А. Бучма (Чумак), М. Крушельниц- кий (Ряженко), Н. Ужвий (Улька), Д. Милютенко (Мо­либога).

Надо сказать, что сам И. Микитенко трезво смотрел на эту пьесу, видел ее недочеты. В своей речи на II Всеукраинском совещании драматургов (апрель 1934 года) он говорил: «Бастилия божьей матери» — пьеса, надо пря­мо сказать, довольно схематичная... Политическая тен­денция тут зачастую навязывается автором с помощью публицистических монологов (Ряженко, Ольга Благомыслова, Матвей Чумак), а не вытекает из самих сцени­ческих ситуаций и характеров действующих лиц, как это должно быть в хорошей, истинно художественной пьесе, о чем писал еще Карл Маркс в своем письме к Лассалю по поводу «Зиккингена»...

Сказано это прямо, открыто и достаточно исчерпы­вающе. Не часто услышишь из авторских уст подобную суровую самокритическую оценку. Слова И. Микитенко свидетельствуют не только о его творческом мужестве, принципиальности и требовательности, но и о страстном стремлении драматурга рисовать яркие, подлинно худо­жественные картины современной жизни.

О том, что писатель мог создавать самобытные, кон­кретно осязаемые, живые образы, свидетельствовала не только предыдущая творческая работа И. Микитенко, но и его новая пьеса.

Если домашнее задание на тему: " Содержание пьесы «Бастилия божьей матери»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.