Школьный и придворный театр



В большей мере шел навстречу политическим установкам Петра школьный тёатр, возникший в стенах московской Славяно-греко-латинской академии Театральные представления, система­тически разыгрывавшиеся учениками академии — «благородными велико-российскими младенцами», как их витиевато-торжественно величали, опирались на установившуюся еще в XVII в. традицию школьных спектаклей Киевской духовной академии. Но в петров­ское время традиция эта, с которой познакомил Москву своими школьными драмами уже Симеон Полоцкий, получила особое и весьма характерное направление.

Первой пьесой, поставленной в Московской академии в 1701 г., была обычная религиозная «школьная драма», в духе драматургии Симеона Полоцкого, на сюжет евангельской притчи о богатом и Лазаре («Ужасная измена сластолюбивого жития с прискорбным и нищетйым»), Но уже в следующей пьесе, «Страшное изображе­ние второго пришествия господня на землю», в апокалиптическую тематику включаются эпизоды, непосредственно связанные с по­литическими событиями современности (выпады против польского сейма, панегирики по адресу Петра). В дальнейшем публицисти­ческий и панегирический характер школьной академической дра­матургии все усиливается. Подобно церковным проповедям таких приверженцев Петра, как Гавриил Бужинский, как Феофан Прокопович, в академических представлениях на все лады прослав­ляется личность и деятельность царя. Школьные пьесы продол­жают сохранять свою религиозную оболочку, но изображаемые в них библейские события и персонажи выбираются с таким рас­четом, чтобы зритель все время ощущал аллегорическую связь между ними и современностью. Связь эта обычно и прямо подска­зывается путем соответственных надписей и разъяснений. Осо­бенно охотно прославляются при этом военные победы царя (про­светительная деятельность Петра, чем дальше она шла, тем» меньше встречала сочувствия среди большинства духовенства). Взятие шведской крепости Нотебург отмечается академией в на­чале 1703 г. специальным триумфальным представлением — «дей­ством» —«Торжество мира православного». В 1705 г. ставится пьеса «Свобождение Ливонии и Ингерманландии», в которой освобождение Моисеем евреев от полчищ фараона и победа его над Амаликом перемешиваются с современными событиями: ал­легорической борьбой льва — шведский государственный герб — и русского «двоеглавого орла». Наряду с библейскими героями в пьесе действуют языческие боги (Юпитер, Феб) и такие аллего­рические персонажи, как Ревность, Хищение, Благочестие и т. п. В пьесе 1710 г. «Божие уничижителей гордых уничижение» алле­горические образы и библейские мотивы прообразуют — о чем в «предидействии» (прологе) прямо доводится до сведения зрите­лей — поражение шведов при Полтаве, измену Мазепы и бегство последнего с Карлом XII. Подчеркивается это по ходу пьесы и рядом прозрачных аллегорий: в конце первой части на сцене яв­ляется, например, хромой лев (шведский король Карл XII был ранен под Полтавой в ногу) с надписью: «Хром, но лют»; гидра, олицетворяющая предательство Мазепы, с девизом: «Лютею и не хромею», и, наконец, орел с гордой надписью: «И хромых и не хромых, и лютых и не лютых смиряем». Постановка всех этих триумфальных действ носит торжественный, парадный характер, сопровождается световыми эффектами, музыкой, хорами, включе­нием балетных номеров («офицерский танец» и т. п.) Характерны для всего стиля пьес уже самые их пышно-велеречивые заглавия. Например, полное заглавие последней из упомянутых пьес состоит больше чем из ста слов.

Через некоторое время в Москве возникает другой школьный театр при хирургической школе («гошпитале») доктора Бидлоо на Яузе. Из постановок «гошпитального» театра особенно интересна написанная «учеником хирургии» Федором Журовским в связи с коронацией Екатерины I в 1724 г. триумфальная пьеса «Слава российская». Пьеса построена по типу «школьной драмы», но ли­шена какой бы то ни было религиозной окраски. Помимо торже­ствующей и победоносной России, на сцене выступают ее недавние враги: Турция, Персия, Польша и Швеция; благосклонные к ней античные божества: Нептун, Паллада, Марс, Любовь российская (Cupido), которая вместе с Благочестием (Pietas) — весьма ха­рактерное сочетание — подносят Екатерине венцы; Слава, Викто­рия, Флора и обычные олицетворения добродетелей и пороков: Истина, Премудрость, Зависть, Гордость, Гнев и т. п. Год спустя в том же «гошпитальном» театре была поставлена другая, на этот раз «плачевная трагедия» «Слава печальная», которая была на­писана скорее всего также Федором Журовским на смерть Петра I. В пьесе дано восторженное прославление Петра и его дела

По примеру Московской академии школьные театральные представления организуются и при многих провинциальных духов­ных школах-семинариях: в Ростове, Новгороде, Твери, Астрахани и даже в Сибири — в Иркутске и Тобольске, где тамошний митро­полит созывал зрителей на представления «славных и богатых комедий» звоном соборных колоколов.

Наряду со всем этим возобновляется традиция и дворцовых театральных представлений. В начале 1707 г. в подмосковном селе Преображенском, где игрались «комедии» при Алексее Ми­хайловиче, организуется театр сестрой Петра, царевной Натальей Алексеевной. Туда было передано не только все «убранство» упраздненного московского публичного театра — театральные костюмы, реквизит,— но и тексты пьес, многие из которых, видимо, снова были там показаны.

Завела у себя театр в подмосковном селе Измайловском и вдова царя Ивана, Прасковья Федоровна. Оба эти театра, неви­димому, уже не носили такого замкнутого характера, как при царе Алексее Михайловиче. Когда через некоторое время Наталья Але­ксеевна переехала в новую столицу Петербург, она поспешила организовать театр и там, причем этот петербургский театр носил еще более открытый характер: вход туда был доступен всем же­лающим (конечно, из привилегированных кругов общества). На­ряду с пьесами с религиозной тематикой, но написанными, в отли­чие от школьных драм, не стихами, а прозой, в театре ставились инсценировки популярных произведений переводной повествова­тельной литературы: «Комедия Олундина», «Комедия о прекрас­ной Мелюзине», «Комедия о итальянском маркграфе и о безмер­ной уклонности графини его», представляющая драматизацию одной из новелл Боккаччо, и др. Инсценировки эти еще носили крайне примитивный, наивно-беспомощный характер, но имели, однако, немалое значение в качестве первых опытов создания рус­ской светской оригинальной драматургии. Помимо отрывков ука­занных пьес из театра Натальи Алексеевны, до нас дошло не­сколько образцов пьес-инсценировок, ставившихся на подмостках театра Бидлоо и в других местах. Большинство этих пьес пред­ставляет собой своеобразное сочетание светской тематики инсце­нируемых любовных повестей и романов с приемами и стилем школьных драм; написаны они обычно рифмованной речыо. Ха­рактерным образцом одной из таких инсценировок может служить «Акт о Калеандре», являющийся драматизацией весьма популяр­ного переводного романа с тем же заглавием. «Акт о Калеандре» появился несколько позднее («скомпаиован в 1731 г.»). Именно поэтому на нем легче всего проследить черты, характерные для указанной придворно-аристократической линии репертуара. Биб­лейская тема «Песни песней» —о любви, которая сильнее смерти, развертывается в пьесе на материале приключений рыцарского романа, причудливо переплетающихся с школьно-классической мифологией и традиционными аллегорическими образами; дея­тельное участие в событиях принимают и боги; ряд сцен происхо­дит на Олимпе; в действии участвуют такие персонажи, как Смерть, Бессмертие, Любовь, Верность, Чистота, Слава, Ярость и т. п. Все это причудливо-пестрое сочетание не только разно­характерного, но подчас прямо противоположного материала об­лечено в традиционные формы школьной драмы, вправлено в виршевой стих того же типа, что и в любовной лирике. Как и в последней, здесь такое же кричащее несоответствие между новым содержанием и старой формой. Поражает пьеса и своими разме­рами (около 8 тысяч стихов; в печати — около 400 страниц боль­шого формата). Каждое действие обрамлено антипрологом, проло­гом и эпилогом (прологи и эпилоги — в прозе). Включены в пьесу многочисленные «канты» и «арии», исполнявшиеся под «унывную музыку». Участвует в ней колоссальное количество действующих лиц (например, в восьмом явлении первого действия участвуют «26 персон», во втором явлении третьего действия — «36 персон» и т. д.). Закончиться в течение одного вечера такая пьеса, конеч­но, не могла. Столь же громоздкие пьесы ставились и в других театрах. Один из иностранцев рассказывает о спектакле в госпи­тале Бидлоо: «Сюжетом пьесы была история Александра Маке­донского и Дария; состояла она из 18 актов, из которых 9 дава­лись в один раз, остальные на другой день; между антрактами были забавные интермедии».

Из всех действовавших в это время в Москве театров театр при школе Бидлоо был наиболее общедоступным. Причем школь­ный театр не замыкался только в стенах школы, проникал под­час и в самую народную гущу. В праздничные дни (на святках, на масленице) ученики академии и школы Бидлоо в содруже­стве с любителями театра из придворных служителей устраи­вали спектакли в обыкновенном сарае, на это время нанимаемом. Занавесом служила рогожа; играли актеры в костюмах также из рогожи. Ставить в оборудованных подобным образом театрах, рассчитанных, очевидно, на массового зрителя, сложные и длин­ные пьесы было, конечно, невозможно. Игрались в них так назы­ваемые «российские комедии», представлявшие собой инсцени­ровки популярных любовно-авантюрных повестей. Инсценировки эти, рассчитанные на массового зрителя, носили явно иной, чем пьесы вроде «Акта о Калеандре», значительно более опрощенный характер. Это можно наглядно видеть на одной из них — «Коме­дии о графе Фарсоне» (дошедший до нас список сделан каким-то семинаристом в Пензе, в 1738 г., но написана пьеса, скорее всего ранее).

В «Комедии о графе Фарсоне» отсутствуют мифологические и аллегорические персонажи (имена античных богов лишь упоми­наются), действуют в ней только реальные люди. Пьеса по разме­рам невелика. Фабула ее несложна. Сын знатных родителей французский граф Фарсон отпрашивается у отца «во иностранные государства погуляти и тамо чужестранных извычай познати» — мотив, столь знакомый нам по повестям и неоднократно повторяю­щийся в ряде пьес-инсценировок (например, имеем его в разверну­том виде и в «Комедии о Петре Златые Ключи»). Попав в Порту­галию, молодой граф решает пожить там, чтобы обучиться «кава­лерским наукам». Через некоторое время (уму удается пленить португальскую «кралевну» и стать ее возлюбленным. Напуганные все возрастающим влиянием Фарсона при дворе, португальские сенаторы коварно расправляются с ним. Кралевна в свою очередь предает смерти злых сенаторов; приказывает «единого повесить, другого казнить, а третьего расстрелять», сообщницу же их «злую гофмейстершу» «на пустом острову окопать», т. е. зарыть живой в землю. Свершив все это, кралевна закалывается, отказав трон сыну. После ее заключительной речи следует ремарка: «Тогда вынуть шпагу и заколотца. И завесу скоро закрыть». Любовно- драматической фабуле соответствует галантно-чувствительный стиль пьесы, хорошо знакомый нам по повестям и лирике этого времени. В языке героев церковнославянизмы сочетаются с мно­гочисленными варваризмами («рцыти ми или в мизерию при­шел» и т. п.).

Но в общем пьеса написана относительно легким и живым сти­хом, напоминающим не столько тяжеловесный виршевой стих школьных драм, сколько «складную речь» раешника. Построение «речей» (реплик) персонажей отличается крайней безыскусствен­ностью. Раз найденные стиховые формулы возвращаются снова и снова. Так, и Фарсон, и кралевна неизменно обращаются к своим пажам все с теми же словами: «Верный мой паж и здра­вия моего страж». Несколько раз повторяется один и тот же ответ Фарсона на вопрос, кто он таков: «Имя мое граф Фарсон. От высоких персон», приобретая характер почти поговорки. По­добная безыскусственность формы и приемов, несомненно, способ­ствовала легкости усвоения пьесы массовым зрителем. Указанные черты связывают эти произведения уже не столько со школь­ной драмой, сколько с другим драматургическим жанром — так называемыми интермедиями.

Если домашнее задание на тему: " Школьный и придворный театрШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.