Сентиментализм как литературное направление



Сентиментализм был литературным направлением, возникшим и развившимся в различных странах Европы, прежде всего в Англии, в период разложения феодального абсолютизма, роста буржуазных отно­шений. В России начало это периода отмечено широкими народ­ными движениями, нарастанием прогрессивно-демократических элементов в национальной культуре и вместе с тем намечаю­щимся кризисом внутри дворянского просветительства.

Свою борьбу писатели-сентименталисты вели под лозунгом раскрепощения личности. Если па знаменах классицизма было начертано: «Государство»,— на знаменах писателей-сентимента­листов стояло: «Человек».

Эстетика классицизма была тесно связана с рационалистиче­ской метафизикой; сентиментализм связан с сенсуалистической философией, разрушавшей неизменность и неподвижность мета­физических категорий, несшей элементы жизни, движения — диа­лектики.

Путем познания действительности для писателя-«классика» яв­лялась абстрагирующая мысль. Это во многом определяло и все основные особенности классицизма в отношении образов, стиля, композиции. Для писателя-сентименталиста путь к познанию дей­ствительности — ощущение и вырастающее на этой основе чув­ство, страсть.

Если основным качеством, обязательным для писателя-«классика», являлась ясность, «трезвость» ума,— основной чертой писателя-сентименталиста является чуткость сердца, чувствитель­ность. Писатель-сентименталист познает действительность не хо­лодной, спокойной мыслью, а воспринимает ее как бы всеми фибрами своего взволнованного, нервно вибрирующего существа.

Основной задачей писателя-«классика» было подведение част­ного, исключительного под некую общую норму, своеобразная обработка действительности на манер той обработки, которой природа подвергалась под ножницами искусных садоводов — создателей «классических» садов и парков Версаля. Сентимента­листы, наоборот, стараются уловить и ценят превыше всего непо­вторимое своеобразие данного человека, данного явления дей­ствительности. «Классики» создают свои произведения в соответ­ствии со строго регламентированными правилами, опираясь на «вечные» образцы прекрасного. Сентименталисты сбрасывают двойные оковы «правил» и античных «образцов», подчиняясь одному лишь требованию «вкуса», выдвигая на первый план принципы «чувства» и «воображения».

Изображение действительности в творчестве писателей-сенти­менталистов неотделимо от индивидуального восприятия автора, от его переживания, от авторской личности. В основе первен­ствующих жанров классицизма — трагедии, оды, эпопеи — или прямо лежит античный миф (например, трагедии Тредиаковского «Деидамия» и Ломоносова «Демофонт»), или изображаемая в них действительность в той или иной степени возносится «на верьх горы высокой» — риторически приукрашивается, мифологи­зируется. В литературе сентиментализма преобладающими жан­рами становятся семейный и психологический роман, повесть, т. е. изображение обыденной, реальной жизни. Изложение часто облекается в форму повествования от первого лица: дневника, исповеди, автобиографических мемуаров, путевых записок, веду­щихся или самим автором, или его литературным двойником, неким «чувствительным» путешественником («Дневник одной не­дели» Радищева, «Письма русского путешественника» Карам­зина и т. п.). Некоторые авторы подчас и прямо избирают героем своего произведения реально существующего или существовав­шего современника, который порой так и фигурирует под своим собственным именем (такова сентиментальная повесть друга и отчасти литературного единомышленника Крылова, А. И. Клушина «Несчастный М-в», в которой рассказана действительная история неудачной любви даровитого, но бедного юноши Маслова к богатой и знатной девушке, закончившаяся его самоубийством).

Всему этому соответствует и самая структура, композиция произведений писателей-сентименталистов. «Классики» выклю­чали изображаемое явление или событие из реального житей­ского окружения, давали его в отвлеченно-чистом виде, не ослож­ненном никакими путающими, сбивающими внимание связями и опосредствованиями,— словно в колбе экспериментатора. С осо­бенной отчетливостью выражено это в знаменитом законе трех единств драматургии классицизма. В драматургии сентимента­листов закон трех единств решительно ниспровергается; уничто­жается и резкая отделенность друг от друга жанров трагедии и комедии. Возникают смешанные сценические жанры — «слезной» или «печальной комедии», «серьезной комедии», «комической оперы», «буржуазной трагедии», «мещанской драмы».

В новых жанрах сентиментализма проступает новая важная черта — значительное расширение круга явлений действитель­ности, допускаемых в литературу, и тем самым некоторая ее де­мократизация. Аристократическим героям трагедий классицизма в пьесах сентименталистов противостоит изображение частного семейного быта, обыкновенных людей — представителей средних и даже «низших» классов общества. Примерно с тем лее сталки­ваемся мы и в тех жанрах, которые почти совершенно отверга­лись «классиками», а в поэтике сентиментализма выдвинулись на первый план, стали играть ведущую роль,— в жанрах повести и романа. Херасков пытается, правда, создать особый смешанный род романа-эпопеи, «романа-поэмы», но попытка эта оказывается мало удачной. Роман решительно вытесняет эпопею, сам как бы занимая ее место, чем дальше, тем более (в особенности в позд­нейшем реалистическом романе) становясь своеобразным эпосом нового времени. Рядом с романом оказывается повесть.

Новое восприятие действительности и новое отношение к ней сказываются и на речевой организации произведений писателей-сентименталистов. В литературе классицизма господствовали стихи, т. е. условно-упорядоченная речь, не совпадающая с обыч­ной, разговорной речью. В литературе сентиментализма на первое место выдвигается проза, которая для романа и повести стано­вится единственным законным и естественным способом выраже­ния. Из стихотворных жанров преобладающими становятся жанры личной, интимной лирики — непосредственного излияния души поэта. Видное место и в поэзии, и в прозе сентиментали­стов занимают картины природы, изображаемой в тесной связи с переживаниями героя или самого автора, в качестве своеобраз­ного «пейзажа души». При этом вырабатывается и излюбленный сентименталистами пейзаж: пора осеннего увядания, ночь, луна, кладбище и т. п.

В соответствии со всей поэтикой сентиментализма находится и новое отношение писателей-сентименталистов к слову. Если для «классиков» слово носило почти терминологический характер — было связано с определенным, устойчивым значением, — слово в творчестве сентименталистов становится зыбким, многознач­ным, окутанным смутной колеблющейся атмосферой эмоцио­нальных оттенков, призвуков, полутонов. В структуре поэтической речи «классиков» основная роль принадлежала декламативной, ораторской интонации. Речь сентименталистов стремится к мело­дичности, певучести, музыкальности.

Русский сентиментализм воспринял опыт несколько ранее сло­жившегося западноевропейского сентиментализма. Однако по сравнению с последним он отличался существенным своеобра­зием, связанным с особенностями и своеобразием русского исто­рического процесса.

Буржуазные отношения в русской действительности конца XVIII века все нарастали. Но идеологическую борьбу с феодальным абсолютизмом вела у нас не буржуазия, а оппозиционные слои дворянства — дворянские просветители. В тех кругах оппозицион­ного дворянства, представителями которых были ближайшие уче­ники и последователи Сумарокова, вроде Хераскова, и обозна­чился прежде всего кризис политического мировоззрения, которое определялось концепцией «просвещенного абсолютизма» и лите­ратурным соответствием которому в основном являлся русский классицизм. В связи с этим в творчестве того же Хераскова воз­никают настроения разочарования в прежних просветительских идеалах, ослабление общественного пафоса, уход от обществен­ной борьбы в личную жизнь и появляются соответствующие всему этому элементы нового сентиментального стиля. Однако решающую роль в окончательном формировании русского сенти­ментализма сыграла крестьянская война под предводительством Пугачева. Своеобразным ответом на нее и являются два течения в русской литературе того времени: субъективно-идеалистический сентиментализм Карамзина и его школы и революционное мате­риалистическое в своей основе творчество Радищева. Карамзин пытается доказать и оправдать возможность сочетания в жизни страны нарастающих буржуазных отношений с сохранением дворянско-помещичьих прав и привилегий, стремится примирить не­примиримое, рисует крестьянскую жизнь и отношения между крестьянами и дворянством в розовых, идиллических тонах, при­чем и сам, несмотря на всю свою сентиментальную чувствитель­ность, остается заядлым крепостником. Радищев, наоборот, ре­шительно становится на сторону порабощенного крестьянства, ставит в упор вопрос о насильственном революционном ниспровер­жении всего самодержавно-крепостнического строя. На первом этапе своей литературной деятельности Радищев создает такое характерное произведение русского сентиментализма, как «Днев­ник одной недели». Однако в позднейшем «Путешествии из Пе­тербурга в Москву» Радищева «чувствительность» «Дневника» перерастает в грозное и гневное чувство революционного возму­щения и протеста. В результате появляется произведение, по силе и глубине проникновения в основные противоречия социальной и политической действительности, для того времени единственное в своем роде во всей мировой литературе.

Если домашнее задание на тему: " Сентиментализм как литературное направлениеШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.