«Русские сказки» В. Левшина



Через десять-пятнадцать с небольшим лет после появления первых четырех частей чулковского «Пересмешника», в 1780—1783 гг., появились де­сять частей «Русских сказок», написанных одним из самых плодовитых, но до последнего времени наименее изве­стных писателей XVIII в. Василием Алексеевичем Левшиным (1746—1826). Сказки Левшина настолько напоминают «Пере­смешник» Чулкова, что автором их в течение всего XIX в. упорно считался сам Чулков, несмотря на то, что он не вводил их в со­ставленный им перечень своих произведений и, наоборот; они вносились Левшиным в его авторский перечень. Как и повести «Пересмешника», сказки Левшина распадаются на две группы: волшебно-рыцарскую («богатырскую») и сатирико-бытовую.

В 1780 г. (год появления первых «Русских сказок») Левшин перевел на русский язык «Библиотеку немецких романов», кото­рая начала выходить в Берлине с 1778 г. по образцу француз­ской «Библиотеки романов» и так называемой «Голубой библио­теки». Основное место во всех этих сериях занимали рыцарские романы. Левшин задумал дать аналогич­ную серию русских рыцарских романов. В предисловии к своим «Русским сказкам» он прямо заявлял: «Повести о рыцарях не что иное, как наши сказки богатырские».

Первую часть «Русских сказок», действительно, и образуют «сказки богатырские», для которых Левшин впервые литературно использовал материал наших былин, незадолго до того ставших привлекать к себе сочувственное внимание и интерес отдельных любителей (показателем этого является знаменитый сборник Кирши Данилова, составленный в середине XVIII в. для горно­промышленника Демидова).

В «богатырских сказках» не только действуют герои нашего былевого эпоса — Добрыня, Алеша Попович, Чурила Пленкович, но автор стремится подчас и писать их былинным слогом. В этом отношении Левшин сделал, несомненно, дальнейший шаг вперед от Чулкова, пытаясь наполнить свои волшебно-рыцарские сказки подлинно национальным содержанием. Однако наряду с этим он явно хотел литературно обработать наш былевой эпос в духе западноевропейских рыцарских романов. Так, киевский князь Владимир оказывается у Левшина учредителем «ордена богатыр­ского», аналогичного западным рыцарским орденам. Сами рус­ские богатыри стилизуются на манер западноевропейских «стран­ствующих рыцарей». В повествования об их подвигах и приклю­чениях вносятся многочисленные эпизоды, заимствованные из волшебно-рыцарских романов и восточных сказок. Некоторые сказки представляют собой прямой пересказ иноземных источ­ников (например, «Приключение Гассана астарханского», непо­средственно взятое из «Тысячи и одной ночи», и др.).

Из сатирико-бытовой группы «Русских сказок» особый инте­рес представляет комическая повестушка «Досадное пробужде­ние», являющаяся вполне оригинальным произведением самого Левшина. «Досадное пробуждение» — рассказ о бедном и заби­том пьянице-чиновнике Брагине, который однажды в пьяном сне женился на богине Фортуне, а на самом деле оказался в грязной уличной луже, вместо стана богини крепко сжимая в своих объятиях ногу свиньи. Грубовато-комическая обрисовка персо­нажа и положения не мешает автору относиться к своему «бед­ному Брагину» с несомненным сожалением и сочувствием. Это делает данный рассказ первым в нашей литературе опытом пове­стей о бедном чиновнике, получивших такое широкое распростра­нение после «Станционного смотрителя» и «бедного Евгения» из «Медного всадника» Пушкина и Акакия Акакиевича из гоголев­ской «Шинели». «Русские сказки» Левшина пользовались еще большей популярностью, чем «Пересмешник» Чулкова: они не только неоднократно переиздавались, но и прямо пошли в лубок, т. е. стали предметом чтения массовых читательских кругов. И это последнее не случайно.

Если домашнее задание на тему: " «Русские сказки» В. ЛевшинаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.