Сочинение комедии «Золотой век русские»



Новым фактором, оказавшим существенное влияние на развитие драматургии последней трети XVIII в., было изменение социального состава зрительного зала. Наряду с придворным театром в Петербурге, в Москве и даже кое-где в провинции возникает ряд частных театральных предприятий. Эти театры заполняются не только дворянами, но и другим, более демократическим зрителем. Этому зрителю оказываются чужды героико-аристократические трагедии Сумарокова. Эти новые зри­тели — «пешеходы, а не ездящие в карете цугом», как вырази­тельно определяет их один из журналов того времени,— хотят видеть на сцене реальных людей, картины реальной жизни. Весьма большой успех у публики встретил первый драматур­гический опыт Бомарше, автора знаменитой «Женитьбы Фи­гаро»,.— пьеса «Евгения», поставленная в московском театре в 1770 г. и написанная в недопустимой с точки зрения эстетики классицизма форме «слезной комедии» — «мещанской драмы».

Возмущенный Сумароков обратился по этому поводу со спе­циальным письмом-жалобой к главе французского классицизма XVIII века Вольтеру. Последний ответил исключительно любезным письмом, во всем соглашаясь с Сумароковым. Торжествующе приводя это письмо в предисловии к своей очередной трагедии «Димитрий Самозванец», Сумароков писал: «Людовик XIV дал Парнасу золотой век в своем отечестве, но по смерти его вкус мало-помалу стал исчезать... Ввелся новый и пакостный род слезных комедий... Дабы не впустить оного, писал я о таковых драмах к г. Вольтеру; но они в сие краткое время вползли уже в Москву, не смея появиться в Петербурге: нашли всенародную похвалу и рукоплескание». Дальше, указывая, что переводчиком «Евгении» был «какой-то подьячий русский», Сумароков патетически восклицает: «Подьячий стал судиею Парнаса! конечно, скоро преставление света будет. Но неужели Москва более поверит подьячему, нежели г. Вольтеру и мне? и неужели вкус жителей московских сходняе со вкусом сего подьячего!.. Маломестно подьячему соплетать похвалы вкуса княжичей и господичей мо­сковских». Особенно раздражало Сумарокова, что в «скаредной» «слезной комедии» снималось обязательное четкое разделение трагического и комического жанров. Сумароковым это ощущалось как потрясение не только литературных, но и социально-полити­ческих основ его мышления, которое, несмотря на отдельные по­рывы «демократизма», по существу своему оставалось сословно-иерархическим. Возмущенные восклицания и патетические жа­лобы Сумарокова ни к чему не привели. Сам Вольтер, хотя и весьма резко отозвавшийся в письме к Сумарокову о новых, «незаконнорожденных» пьесах, которые «и не трагедии, и не ко­медии», был уже затронут новыми веяниями. В то же время «новый и пакостный род» «слезных комедий» и «мещанских драм» стал все больше и больше водворяться и на русской сцене в комедию. Еще за пять лет до представления «Евгении», в 1765 г., появился первый образец русской театральной пьесы в новом роде — «Мот, любовью исправленный» Лукина.

Если домашнее задание на тему: " Сочинение комедии «Золотой век русские»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.