Развитие поэзии в 50-е годы



Жестокая память войны вошла в сознание поэтов 50-х годов как бесконечная боль за разрушенные города и села, как осознание невозвратимой утраты человеческих жизней. Но рядом с проблемами героического подвига народа, освободившего человечество от фашизма, встава­ли проблемы строительства мирной жизни, размышления о человеке, его нравственном и эстетическом мире.

Суровое эхо войны, торжество победы, осмысление наступившего мира как итога многолетних усилий и подви­га народа слышится в стихах и поэмах А. Твардовского, А. Недогонова, А. Межирова и др.

В 50-е годы прочно вошло в литературу новое поколе­ние поэтов, прошедших войну, таких, как Е. Винокуров, Б. Слуцкий, С. Гудзенко, М. Луконин.

Многогранной и философичной становится поэзия Ва­дима Сергеевича Шефнера (род. в 1915 г.). Для многих его стихотворений характерен психологический параллелизм, а иногда и эпический, когда картины природы помогают отразить жизнь мира, человечества:

  • Дождя серебряные ниточки
  • Весеннюю выстукивают землю,
  • Как миллион веселых докторов.
  • И мир им отвечает: «Я здоров!»

1948

Философскую проблему бессмертия поэт осмысляет как служение народу, как жизнь в памяти народа добрыми делами. Таким рисует поэт старого доктора, который спас многих людей:

  • Всю жизнь он окинул от края до края —
  • И радость, и труд, и борьба, и покой...
  • И доктор подумать успел, умирая,
  • Что, может быть, смерти и нет никакой.

1952

Несмотря на долгожданный мир, на трудовые сверше­ния послевоенного периода, жестокая память войны живет в сердце поэта. Вспоминаются боевые товарищи, отдавшие жизнь за Родину.

Посещая Невскую Дубровку, поэт с горечью вспомина­ет, что здесь на высотке был убит его друг. И хотя «цветами пестреет луг, над полем шумят сады», жизнь продолжа­ется, «но друга все-таки нет».

В. Шефнер — мастер лирической поэзии. Его стихи полны раздумий о жизни, вечности, быстротечности бытия. Поэтические образы природы помогают ему осудить тех, кто тянется вверх по кривым путям («Трудные»). Тополь, тянущийся вверх, наводит на мысль о том, что он это дела­ет, чтобы «у звезд бесстрашьем запастись». Поэт слагает гимн жизни: «Хорошо и привольно на свете» и всем живу­щим мало «жизни одной». Его интимная лирика напомина­ет есенинскую — так нежно и взволнованно его отношение к любимой: «За эти губы, пахнущие медом, за грустный вздох, за ласковый упрек чего-чего бы только ты не отдал, каких бы только не прошел дорог».

Поэт достигает глубоких философских обобщений, и часто его строки звучат как афоризмы. К таким шедев­рам лирики относится его стихотворение «Слова»:

  • Словом можно убить, словом можно спасти.
  • Словом можно полки за собой повести.
  • Словом можно продать, и предать, и купить,
  • Слово можно в разящий свинец перелить.
  • Но слова всем словам в языке у нас есть:
  • Слава, Родина, Верность, Свобода и Честь.
  • Повторять их не смею на каждом шагу,—
  • Как знамена в чехле, их в душе берегу.

1956

Стихи В. Шефнера заставляют задуматься о жизни, ее смысле, о назначении человека на земле. Полно глубокого смысла его стихотворение «Вещи»:

  • Умирает владелец, но вещи его остаются.

Отсюда мудрое заключение: видеть в жизни иную цель, чем служение вещам:

  • Будь владыкою их, не отдай им себя на закланье,
  • Будь всегда справедливым, бесстрастным хозяином их.
  • Тот, кто жил для вещей,— все теряет с последним дыханьем,
  • Тот, кто жил для людей,— после смерти живет средь людей.

1957

В. Шефнер очень чуток ко времени. В стихотворении «Реактивный полет» он пишет о том, что на горячем ме­талле «роса стратосферных высот». И последние строчки стихотворения звучат как призыв:

  • Земные!
  • Готовьтесь в полет неземной.

1956

Полно глубокого философского смысла стихотворение «У истока». Река тонкой струйкой берет начало из камен­ного желобка, затем становится речкой, вбирая в себя множество притоков, разливается полноводной рекой и, впадая в океан, может забыть о своих истоках.

Жестокая память войны — одна из основных тем в поэ­зии В. Шефнера. Вместе со своими современниками он никогда не забывает этих огненных лет («Воспоминание о госпитале», «Каска»). Особое место занимает стихотво­рение «22 июня». Поэт мысленным взором обращается к тем, кто в этот скорбный исторический день появляется среди живых, напоминая о прерванной юности, отданной на благо народа и Родины:

  • Не танцуйте сегодня, не пойте,
  • В предвечерний задумчивый час
  • Молчаливо у окон постойте,
  • Вспомяните погибших за нас.
  • Там, в июне, средь нас, влюбленных,
  • Средь веселых и крепких ребят
  • Чьи-то тени в пилотках зеленых
  • На окраины молча спешат...
  • Окликать их и звать их — напрасно,
  • Не промолвят ни слова в ответ,
  • Но с улыбкой грустной и ясной
  • Поглядите им пристально вслед.

1961

Большое место занимают у Шефнера стихи о поэте, поэзии, об искусстве и жизни, о творческом труде. Включа­ясь в дискуссию 60-х годов о том, нужна ли лирика в век физики, поэт писал:

  • Даря человечество песней,
  • Забыв и покой и ночлег,
  • Она без дотаций и пенсий
  • Вступает в наш атомный век...
  • И где-то в работе бессрочной,
  • Что к легким успехам глуха,
  • С наукой смыкается точной
  • Точеная точность стиха.

1960

Шефнер верит, что искусство будущего будет более совершенным, чем современное:

  • ...Искусство грядущего, ты, как дитя на рассвете,
  • Наставника ждешь.
  • И провижу я кинокартины,
  • Где гений карает пороки и чтит добродетель,
  • Шекспира с Рембрандтом сливая в себе воедино.

Роль поэта, по мысли Шефнера, заключается в том, чтобы увидеть не лежащее на поверхности, а ростки таких явлений, которым принадлежит будущее. Отсюда его при­зыв: «Не пиши о том, что под боком, что изведано вполне», а стремись, чтобы стихи отразили то, «что никому не видимо».

При анализе стихов В. Шефнера вспоминаются слова В. Маяковского о том, что поэзия — это «езда в не­знаемое».

Поэт очень чуток ко времени. Для него наш век — особый и ответственность человечества перед будущим — тоже особая:

  • Мы отвечаем в этот век
  • За все века грядущие —
  • Чтоб мог и дальше Человек
  • Считать года идущие.

1963

С горечью пишет поэт о том, что «природа неслышно уходит от нас, уходит, как девочка с праздника взрослых». Он ратует не только за сохранение природы, но и всей жизни на земле, которая может окончиться с началом атомной войны.

В послевоенной поэзии появляются обобщенные и ро­мантические образы — Родины, дома, а также зари, звез­ды, солнца, ветра, дороги, зовущей в просторы Родины: «И сердцу больше ничего не надо — была бы лишь дорога впереди» (Ю. Друнина); «Начинался день слепящий: все заря, заря, заря» (А. Недогонов).

Крупным достижением поэзии была поэма А. Твардов­ского «Дом у дороги» (1946).

Поэма Алексея Ивановича Недогонова (1914—1948) «Флаг над сельсоветом» (1946) посвящена мирным дням. Вчерашние фронтовики Егор Широков и Андрей Дубок по- разному относятся к своему новому долгу — тружеников и созидателей. Андрей Дубок, возвратившийся с фронта с орденами и медалями, считает, что завоевал теперь право на отдых и гульбу. Он пропивает заработанные трудодни матери, измученной военным лихолетьем. Односельчане резко осуждают его:

Войне конец, но нам не срок пока на печку лезть. Да наплевать им на твои медали, если ты находишь в них одни бои — заслуги прошлые свои.

Все, что тебе на грудь дают, а им — в колхозный двор,— все это наш единый труд: из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд.

Слова поэмы: «Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд» — стали крылатыми: Они обозначали новый этап народной жизни, когда труд становится подвигом и этот подвиг приравнивается к победе народа в войне.

Жизнь и труд рязанского села Дубровки, изображенно­го в поэме, типичны для всей России, залечивающей раны, нанесенные войной.

Образ Егора Широкова, приехавшего в родное село на трофейном коне из Германии, дан в былинном — сказоч­ном плане. Он и впрямь напоминает русского богатыря из народных сказок, возвращающегося в родной дом после победы над лютым змеем-горынычем: От зари и до зари через сотни синих рек, сквозь чужие пустыри едет, едет человек. Тишина оглушена, бьют копыта в тишине: едет, едет старшина по Европе на коне. Впереди холмы, холмы, да костелы, да мосты, сзади — горькие дымы да могильные кресты.

К Егору тянутся односельчане, считая его примером воина, сменившего меч на плуг пахаря. Он с глубокой скорбью видит разоренную родную землю и считает, что первая обязанность всего народа — восстановить хозяй­ство и в этом восстановлении фронтовики должны пока­зать пример.

Трудовая победа жителей Дубровки воспринимается как счастье, добытое ценой огромных усилий народа. И это победное шествие поэт передает символически через образ «начинающегося дня» и через образ «родного флага», что «вставал над крышей сельсовета».

Сергея Сергеевича Орлова (1921 —1977) интересует внутренняя красота и героические качества солдатского характера, которые наиболее четко обозначились в подвиге на войне. Одно из его лучших стихотворений, получившее хрестоматийную известность, обобщает подвиг советского воина, своей жизнью заплатившего за победу над врагами:

  • Его зарыли в шар земной,
  • А был он лишь солдат.
  • Всего, друзья, солдат простой,
  • Без званий и наград.
  • Ему как мавзолей земля —
  • На миллион веков,
  • И млечные пути пылят
  • Вокруг него с боков.

Храня в сердце жестокую память войны, С. Орлов обращался к мирной тематике, и герои его мирных сти­хотворений — люди мирных профессий («Паромщик», «Бакенщик», «Плотогон»). Поэту удалось показать образ человека труда, с огромной ответственностью относящего­ся к своему великому «ратному делу».

Но все-таки для Орлова основная тема — тема войны. Рамки этой темы раздвигаются, в стихотворениях звучит голос поэта — борца за мир, который вместе со всеми на­родами земли гневно и сурово в своей поэзии говорит «нет» войне.

О беспримерных подвигах солдат писал и Евгений Михайлович Винокуров (род. в 1925 г.). Он находил емкие образы, чтобы рассказать о своем друге, у которого были голубые глаза, вытекшие на лицо при взрыве снаряда. Он адресовал стихи послевоенному поколению и писал от имени тех, кто воевал, трудился, «в бой ходил» «и не писал стихов».

В сборнике «Стихи о долге» (1951) поэт пишет о том, как бы счастливо сложилась жизнь его поколения, если бы не было войны, о погибших на войне, о счастье тех, кто вы­жил и несказанно удивился «в восемнадцатый раз — весне».

Как и все поэты его поколения, Винокуров писал о мире как о пределе желаний и стремлений всех, кто, не жалея жизни, боролся за него, сражаясь с фашизмом.

Прошедшие через войну поэты видят свою задачу в том, чтобы бороться за мир во всем мире. Эта тема ха­рактерна для цикла стихов К. Симонова «Друзья и враги» (1948), А. Суркова «Миру — мир» (1950), Н. Тихонова «Два потока» (1951). В этих циклах звучат мотивы гуманизма, любви к «многотрудной», добытой в боях жиз­ни, интернациональной дружбы.

Символом величия и силы, символом надежды на счастье для всех угнетенных в мире для поэтов является образ Москвы. У Н. Тихонова в стихотворении «Друзья» сказано: «Сколько не ходи, товарищ, вокруг света, в самой дальней дали будешь слышать вдруг: «Есть Москва на свете, передай привет ей».

А. Сурков в стихотворении «Звездочка» писал о тех «миллионах внимательных глаз, что смотрят с надеждой, приветствуя нас, на звезды нашей Отчизны». Для всех отмеченных циклов стихов характерен самый широкий географический охват. А. Суркова и Н. Тихонова больше привлекает история и современность Востока, К. Симоно­ва — послевоенная Европа и Америка.

В стихах Н. Тихонова, посвященных Пакистану и Афга­нистану, поэт воссоздает картины природы, быта, жизни, находит необычные поэтические образы, которые создают впечатление яркости, неповторимости («рис холмами сиял, как хрустали», «сытость неба сливалась с обилием зем­ным»), и на фоне богатства природы еще ярче выступают социальные контрасты.

О классовом антагонизме пишет К. Симонов в сти­хотворениях «Митинг в Канаде», «Красное и белое» и др. Силы империализма грозят миру новой войной, но зреет протест против этих сил. В стихотворении «Митинг в Кана­де» Симонов показал, как тепло встречает народ посланцев Москвы, несмотря на то, что первые три ряда их «осви­стать пришли в знак объявления войны».

О порабощении Востока пишет А. Сурков в стихотворе­ниях «Дорога на Юг», «Персидский залив», «Шираз» и др. Поэта волнует мысль о сохранении древней культу­ры — великолепного памятника далекого прошлого, гордо­сти не только страны, но и всего мира.

В стихотворениях Суркова звучит призыв-обращение к народам мира («Гражданину мира», «Весна человече­ства», «Возвысьте голос, честные люди»). Основная мысль этих стихотворений заключена в словах: «Возвысьте голос, честные люди, сорвите маски с убийц».

Сурков сумел передать колорит восточных пейзажей («Луком пологим выгнут гор снеговых барьер»), подме­тить движение души человека, его состояние («взгляды горькие», «блеск ненавидящих глаз»).

Наряду с темой героического подвига народа в про­шедшей войне, темой борьбы за мир советская поэ­зия воспевала трудовой подвиг в послевоенном строи­тельстве.

К числу подобных произведений относятся поэмы Н. Грибачева «Весна в «Победе» (1948) и М. Луконина «Рабочий день» (1948).

В лице умирающего парторга Зернова Николай Матве­евич Грибачев (род. в 1910 г.) создал образ положительно­го героя послевоенного периода. Зернов — человек героического прошлого: он громил банды белых в годы граждан­ской войны, возглавил строительство в мирные предво­енные годы и теперь мечтает о прекрасном будущем своей деревни, которую фашисты разорили дотла, видит в своем воображении просторные дома, светлые улицы, троллей­бус, который связывает деревню с городом. Эта мечта Зернова уже осуществляется: «В поле тронулись трактора, словно танки в огонь сражения». «Россия вся» трудится на колхозных полях, на глазах преображается разоренная деревня.

В поэме «Рабочий день» Михаил Кузьмич Луконин (1918—1976) показал самоотверженный труд по восста­новлению завода. Романтика юности, дыхание детства свойственны содержанию поэмы, посвященной Сталин­градскому тракторному заводу, с которым связано начало жизни и труда главного героя Бадина.

  • Сталинградский тракторный, юность моя!
  • С моим поколением
  • И по пути в коммунизм
  • Языком твоим говорю.

М. Луконин сумел передать пафос восстановления заводского хозяйства, показать содружество поколений в решении общенародных задач, отразить стремление на­рода к мирному созидательному труду, право на который завоевала наша Родина, одержав победу над гитлеров­ским фашизмом.

Возвращение к мирной жизни нашло отражение и в ли­рике многих поэтов — С. Наровчатова, С. Гудзенко, А. Межирова и др.

Для Семена Петровича Гудзенко (1922—1953) война стала «далекой провинцией», определившей его нравствен­ный и эстетический мир: «На карту не внесенная, одна, суровая моя и откровенная, далекая провинция — Война». Поэт всегда помнит, что в эти суровые годы он жил и бо­ролся вместе со своим народом: «Читатель наш и автор ходили вместе в бой». Стихи Гудзенко оптимистичны пре­жде всего потому, что передают чувство единения с наро­дом, участие в решении общих жизненных задач. И он спешит теперь на стройку, где он очень нужен, а «быть нужным — это счастье».

Мирный труд для поэта — это тоже война, но уже в новых, иных условиях, ибо трудовые подвиги свершают те же люди, что и на войне. Теперь они «на Карпатах запа­хали межи и в Туве подняли целину».

Умение воспевать и поэтизировать самоотверженный мирный труд, подчеркивая его героический характер, дела­ет лирику Гудзенко близкой и созвучной эпохе.

В первой книге Александра Петровича Межирова (род. в 1923 г.) «Дорога далека» (1947) видна способность поэта создавать философскую лирику, размышлять над смыслом жизни и смерти, видно глубокое понимание вели­кого чувства — любви.

Война для Межирова, особенно ее быт,— тяжелое воспоминание. Но именно война в его представлении дала понять цену человеческой жизни, в эти годы боль по мир­ному времени была особенно глубока в сознании всех, кто воевал «ради жизни на земле».

И в то же время война порождала романтику юности, имела высокий, благородный характер. В ней решались судьбы страны, народа, мира, всего человечества. Поэтому лирический герой Межирова мечтает о том, чтобы про­длить «сон во сне, в землянке, на войне».

Глубина и чистота человеческих отношений, рожден­ных в огне сражений, заставляют поэта критически оце­нить жизнь праздных и пустых людей. Но поэзия Межиро­ва имеет жизнеутверждающий характер. Она выражает веру в то, что лучшие человеческие качества, проявленные в дни войны, помогут людям сделать мирную жизнь целе­направленной, интересной, полной трудовых героических подвигов.

Поэты разных поколений, разных судеб, далеко не сходные по характеру творческих устремлений, связаны общей памятью о прошедшей войне, обращаются к образу героического современника, выдержавшего военные испы­тания и одержавшего победу. В то же время в их поэзии отражается мирная эпоха, когда устремления народа были направлены на восстановление народного хозяйства.

Если домашнее задание на тему: " Развитие поэзии в 50-е годыШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.