Развитие литературы в 30-х годах



Годами бурного социалистического строительства стали 30-е годы. «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью»,— это не просто строка из попу­лярной в 30-е годы песни. Это девиз эпохи. Советские люди действительно творили сказку, творили своим трудом, своим энтузиазмом. На развалинах от­сталой царской России воздвигалось здание могучей социалистической дер­жавы. В наши дни уже как легенда звучат названия Комсомольск-на-Аму­ре, Турксиб, Магнитка и Днепрострой, вспоминаются имена А. Стаханова и П. Ангелиной, М. Демченко и М. Криво­носа. Довоенные пятилетки ликвиди­ровали вековую отсталость России и выводили страну на передовые рубежи производства, науки и техники.

Экономические и политические про­цессы сопровождались коренной ломкой отживших представлений, перестройкой человеческого сознания. Советское крестьянство «с кровью рвало пупови­ну», соединявшую его с собственно­стью. Новые, социалистические пред­ставления о роли труда в жизни, новые нравственные и эстетические ценности стали объектом пристального внимания советского искусства.

30-е годы — это время освоения Арктики, время знаме­нитых авиационных перелетов В. Чкалова, М. Громова, М. Расковой; это время, когда в нашей стране работали выдающиеся ученые, гордость мировой науки — К. Циол­ковский и Н. Вавилов, В. Вернадский и П. Капица, время, когда научные и технические проблемы овладевали внима­нием всего общества: не было семьи, не было человека, оставшихся безразличными к происходившему.

Успехи советского народа в строительстве нового обще­ства, в экономике и культуре были очевидны.

Сделано могло быть и больше. Но в Европе уже подни­мал голову фашизм. Значительных средств и напряженно­го труда потребовало укрепление обороноспособности страны. Складывался культ личности Сталина. Были со­вершены ошибки в экономическом и социальном развитии, многие стали жертвами необоснованных репрессий.

В 30-е годы и в советской литературе произошли события большой важности. 23 апреля 1932 года было принято постановление ЦК ВКП (б) «О перестройке литературно-художественных организаций».

«В настоящее время,— указывалось в постановле­нии,— когда успели уже вырасти кадры пролетарской литературы и искусства, выдвинулись новые писатели и ху­дожники с заводов, фабрик, колхозов, рамки существую­щих пролетарских литературно-художественных организа­ций (ВОАПП, РАПП, РАПМ и др.) становятся уже узкими и тормозят серьезный размах художественного творче­ства».

Центральный Комитет партии предложил ликвидиро­вать ассоциации пролетарских писателей (ВОАПП, РАПП) и другие писательские организации и создать единый Союз советских писателей. Было принято решение о проведении Всесоюзного съезда писателей, подготовку к которому начал Организационный комитет во главе с Горьким.

Первый Всесоюзный съезд советских писателей от­крылся 17 августа 1934 года под председательством Горь­кого, который выступил с основным докладом. В работе съезда приняли участие представители пятидесяти двух братских народов СССР. Здесь впервые со всей очевидно­стью выявился многонациональный характер советской литературы. На съезде Горький особое внимание уделил проблемам развития братских литератур народов СССР. Всесоюзному читателю стали известны имена Джамбула, Сулеймана Стальского, Лахути, Айни и многих других.

В Уставе Союза советских писателей, принятом на съезде, указывалось, что основным методом советской литературы является метод социалистического реализма. Этот метод требует от писателя «правдивого, исторически конкретного изображения действительности в ее револю­ционном развитии». В произведениях советской литерату­ры ставится и решается задача «идейной переделки и воспитания трудящихся в духе социализма». Непре­менным условием успешного решения этой задачи являет­ся соблюдение принципов высокой коммунистической партийности.

Социалистический реализм, специально подчеркива­лось в Уставе, обеспечивает художнику возможность про­явить «творческую инициативу, возможность выбора разнообразных форм, стилей и жанров».

Первый Всесоюзный съезд советских писателей стал событием большого политического и культурного значе­ния. На нем была сформулирована программа дальнейше­го развития советской литературы. «Основным героем наших книг мы должны избрать труд»,— говорил Горький. Огромным было влияние личности и творчества великого пролетарского писателя на развитие советской литерату­ры. Горький поддерживал личные творческие контакты со многими писателями, помогал им словом и делом. Его организаторскому таланту мы обязаны рождением журна­лов «.Наши достижения» (1929), «СССР на стройке» (1930), «Литературная учеба» (1930) и книжных серий «Жизнь замечательных людей» (1933), «Библиотека поэ­та» (1931) и др.

Насыщенной и интересной была литературная жизнь 30-х годов: выходили новые периодические издания — «Знамя», «Интернациональная литература» и другие, ки­пели литературные дискуссии — о формализме, о языке художественных произведений, о путях развития историче­ского жанра.

Литературный процесс 30-х годов характеризуется во всех основных видах литературного творчества (проза, поэзия, драматургия) высокой творческой активностью писателей. Его главная тенденция — создание широких, монументальных эпических полотен. В прозе это «Жизнь Клима Самгина» М. Горького, «Поднятая целина» и «Ти­хий Дон» М. Шолохова, «Хождение по мукам» А. Толстого, в поэзии «Страна Муравия» А. Твардовского, в драма­тургии «Человек с ружьем» Н. Погодина, пьеса, начавшая трилогию, посвященную В. И. Ленину.

Советская литература вступила в 30-е годы во всеору­жии богатого опыта, накопленного за прошедшее время. Еще в 20-е годы В. Маяковский нашел емкую поэтическую формулу, прекрасно охарактеризовавшую содержание со­ветской литературы: «Это было с бойцами, или страной, или в сердце было моем». 30-е годы достойным образом продолжили и реализовали эту традицию.

Дальнейший процесс сближения с жизнью, с заботами и нуждами строящегося социализма — главная линия раз­вития нашей литературы. Писателей в эти годы можно было видеть во всех уголках страны — на стройках, в кол­хозах, на заводах. В составе первой ударной писательской бригады, отправившейся в 1930 году в Туркмению, были Н. Тихонов, Л. Леонов, В. Луговской, Вс. Иванов и др.

Новая действительность отражалась, осмыслялась и в привычных жанрах — очерке, повести, романе и т. п., и в новых, только что возникших, таких, как поэтический репортаж с места события («Стихи делают сталь» А. Безыменского, «Электрозаводская газета» И. Сельвинского), как научно-художественные жанры в творчестве М. Ильи­на, К. Паустовского, Б. Житкова.

Художественная литература начинала освоение слож­ных проблем, связанных с вторжением науки и техники в каждодневную жизнь человека. Новые сферы жизни, новые конфликты, новые характеры, видоизменение тради­ционного литературного материала привели к появлению новых героев, к возникновению новых жанров, новых приемов стихосложения, к поискам в области композиции и языка.

Даже традиционный образ музы, юной девы, много веков олицетворявший поэтическое вдохновение, в это время является поэтам в необычном виде: «С лопатой, взятой на плечо, и с «Политграмотой» подмышкой» (Я. Смеляков).

Отличительной особенностью советской поэзии 30-х го­дов является бурное развитие песенного жанра. В эти годы были написаны прославленные «Катюша» (М. Исаков­ский), «Широка страна моя родная…» (В. Лебедев-Ку­мач), «Каховка» (М. Светлов) и многие другие.

Писатели обращались к будням социалистического строительства не для того только, чтобы изобразить про­изводственные процессы. Главный итог послереволюци­онного времени литература видела в формировании прин­ципиально новой личности, не встречавшейся на протяже­нии многовековой истории человечества. В конце 20-х го­дов Горький писал: «…моя радость и гордость — новый русский человек, строитель нового государства». Исследо­ванию внутреннего мира, духовного облика этого нового человека — рабочего, колхозника, инженера, погранични­ка, строителя, ученого, летчика — и посвятили свое твор­чество советские писатели.

На рубеже 20-х и 30-х годов в литературном процессе наметились интересные тенденции. Критика, еще недавно приветствовавшая «космические» стихи пролеткультовцев, восторгавшаяся «Падением Дайра» А. Малышкина, «Вет­ром» Б. Лавренева, изменила ориентацию. Глава социоло­гической школы В. Фриче начал поход против романтизма как искусства идеалистического. Появилась статья. А. Фа­деева «Долой Шиллера» (1929), направленная против романтического начала в литературе.

Безусловно, это было требование времени. Страна превращалась в огромную стройку. Читатель ждал от литературы немедленного и документального отклика на происходящие события.

Но раздавались и голоса в защиту романтики. Так, газета «Известия» публикует статью Горького «Еще о гра­мотности», где писатель защищает детских авторов от комиссии детской книги при Наркомпросе, которая «браку­ет» произведения, находя в них элементы романтики, фантастики; журнал «Печать и революция» публикует статью философа В. Асмуса «В защиту вымысла».

Позиции романтиков в этом споре хорошо охарактери­зованы в словах К. Паустовского: «…я посвящаю этот очерк всем, кто не видит романтики нашей эпохи и оплаки­вает пафос недавних лет. Есть пафос борьбы и пафос упорной и талантливой работы. Есть романтика Перекопа и романтика селекции. И то, и другое равноценно».

И тем — не менее лирико-романтическое начало в литера­туре 30-х годов в сравнении с предшествующим временем оказывается оттесненным на второй план. Даже в поэзии, всегда склонной к лирико-романтическому восприятию и изображению действительности, в эти годы торжествуют эпические жанры (А. Твардовский, Д. Кедрин, И. Сельвинский).

Если домашнее задание на тему: " Развитие литературы в 30-х годахШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.