Развитие драматургии в 60-70-е годы



Современная драматургия обращается к социально-философским и нравственным проблемам, которые способствуют постижению духовного мира человека наших дней. Нравственные проблемы в пьесах неотделимы от трудовой деятельности героев, поэтому человек и его дело являются ключевой проблемой драматургии. Научно-технический прогресс осмысляется драматургами как глубинное явление, заключающееся как в модернизации производства, так и в перестройке психологии людей, в воспитании коммунистического отношения к деятельности, сознательности, убежденности, чувства ответственности перед обществом, умения подчинить личное общественному.

Соединяя современность с историко-революционным прошлым, драматурги обращаются к событиям, связанным с Великой Октябрьской революцией. К таким произведениям относятся пьесы М. Шатрова «Шестое июля» (1964), А. Штейна «Между ливнями» (1964), С. Алешина «Дипломат» (1967).

В основу сюжета пьесы Самуила Иосифовича Алешина (род. в 1913 г.) «Дипломат» положен приезд советского дипломата Максимова в Голландию для переговоров с англичанами об обмене десяти тысяч русских военнопленных на тридцать пять английских офицеров. Сюжет развивается динамично по мере того, как новая Россия одерживает на фронтах победы, а сам Максимов проявляет себя как выдающийся дипломатический деятель, предъявляя англичанам все новые и новые требования, которые, по сути, превращаются в обвинение империалистических держав в агрессии. Максимов вначале видит пренебрежительное отношение к себе — представителю Советской России — не только со стороны английских дипломатических кругов, но и хозяев гостиницы, а в конце завоевывает всеобщее уважение и расположение. Его проницательность и дальновидность политика, талант дипломатического деятеля изумляют и порою ставят в тупик искусного, тонкого дипломата Крэди.

В пьесе представлены гуманизм буржуазный и гума­низм социалистический. Крэди говорит Максимову, что они поступили гуманно, отдав десять тысяч русских во­еннопленных за тридцать пять пленных английских офице­ров. Максимов иронически, но с уверенностью возражает на это: «… не жалуйтесь на нашу арифметику. Придет время, мы покажем вам свою высшую математику».

«О. Крэди. Будете нас грабить?

Максимов. Наоборот. Поделимся. Своей культу­рой, наукой, открытиями, искусством».

С. Алешина интересует не только борьба двух антаго­нистических миров, но прежде всего сам Максимов (прото­типом которого был Литвинов) как личность, как новый человек, дипломат ленинской школы, поставленный в не­обычайно трудные условия.

Испытание личности нового типа «на излом» в тяжелое для России время мы видим и в драме Александра Петро­вича Штейна (род. в 1906 г.) «Между ливнями».

В пьесе ярко даны картины весны 1921 года: стоят заводы, всюду голод и разрушение, нет специалистов, собирает силы контрреволюция. Облик времени, его печать лежит на всем: уже в первом действии мы видим, как анар­хически настроенный матрос Расколупа тащит все, что попадается под руку,— гармонь, люстру, портрет Нико­лая II. Во флоте царит анархия, приехавшему М. Калинину матросы не дали говорить, эсер-анархист матрос Гуща ждет удобного момента, чтобы сбросить «иго Советов большевиков».

И самое страшное: начинается «шатание» в большеви­стских рядах. Эти события находятся в центре внимания Ленина, осмысливаются им и оцениваются с точки зрения исторической масштабности, железной логики и гениаль­ного предвидения. Ленин верит в народ, в революцию, в окончательную победу над врагом. Ленинская оценка основана на умении не только трезво оценить сложившую­ся реальную обстановку, но и найти выход из кризисного состояния: «Нужен поворот. Нужно целебное средство, а где его взять? А если его нет? Не может не быть. Чудо — другая экономическая политика. Какая? Другая. Поворот в экономической политике. Вот. Вот. Другого целебного средства нет… Пережить эту весну — значит пережить все. Пуд хлеба. Пуд угля. Вот оружие. Вот победа».

Позднышев-отец — верный большевик-ленинец, про­шедший через тюрьмы и ссылки, закаленный в боях гражданской войны. Тяжелое положение в стране не поко­лебало его веру в революцию. На слова сына: «Распустить вас надо, батя, с миром» — он отвечает: «Только мы живые, только мы вернулись, и на кораблях наш будет закон».

Решая проблемы современности, драматургия пристальное внимание уделила «производственной» теме, которая смыкается с темой нравственного, духовного роста человека, его самовыявления как личности, утверждающей себя в деле. Наиболее интересны из таких пьес «Человек со стороны» И. Дворецкого (1971), «Сталевары» Г. Бокарева (1972), «Премия» («Протокол одного заседания») А. Гельмана (1975), в которых производственный конфликт перерастает в конфликт нравственный.

Главный герой пьесы Геннадия Кузьмича Бокарева (род. в 1934 г.) «Сталевары» Виктор Лагутин после окончания института идет работать на завод подручным сталевара. Он полюбил свое трудное дело, находит в нем подлинную красоту, испытывает настоящее счастье. Лагутин не может мириться с нарушением технологических норм плавки, не может спокойно относиться к тем, кто пристрастился к выпивке. Виктор действует резко и прямолинейно — бульдозером сносит пивной ларек у завода, грубо отчитывает молодого рабочего Петра Хромова. Он называет членов бригады «лавочниками», прогоняет из цеха опытного мастера — сталевара Сартакова. Лагутина осуждают за резкость, но сталевары понимают и его справедливость. Зритель уверен, что протест Виктора против халтуры, брака на производстве, против пьянства заставил многих пересмотреть свои жизненные позиции.

Острые дискуссии вызвала пьеса Игнатия Моисеевича Дворецкого (1919—1987) «Человек со стороны». Ее главный герой инженер Алексей Чешков — хороший организатор и специалист. Его назначают начальником литейного цеха. Молодому инженеру, пришедшему «со стороны», виднее, чем местным рабочим и руководству, и техническая отсталость цеха, и низкие показатели труда, и плохая организация. Чешков проявляет высокие деловые качества, способность к научному анализу производственных процессов, борется за строгую трудовую дисциплину, за то,
чтобы «не работали на износ», а правильно распределяли свои силы. Он против той доброты, которая вредит производству. Но Чешков во многом нарушает чувство меры, мало контактирует с людьми. И хотя его действия правильны, он не вызывает симпатии коллектива, так как у него мало сердечности, нет индивидуального подхода к людям. С нигилизмом и некоторой пренебрежительностью отно­сится он к героическому подвигу заводского коллектива в годы Великой Отечественной войны.

Новый этап в разработке производственных проблем в сочетании с морально-этическими и нравственными пред­ставляет пьеса Александра Исааковича Гельмана (род. в І933 г.) «Премия» («Протокол одного заседания»).

Если домашнее задание на тему: " Развитие драматургии в 60-70-е годыШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.