Расширение диапазона ищущей мысли в «Мгновениях»



«Мгновения» (вторая половина 70-х—80-е годы) — лирико-философские миниатюры, крошечные новеллы. В жанровом плане они весьма многообразны: эссе, при­тча, запись из дневника. Скупой, эмоционально сдер­жанный стиль повестей и некоторых романов преодоле­вается здесь формой лирического волеизъявления ху­дожника, его исповеди. Применен особый тип психоло­гического анализа — интроспекция души.

В «Мгновениях» еще более расширяется диапазон ищущей мысли художника. Здесь, если воспользовать­ся словами Маяковского, писатель говорит «векам, истории и мирозданью». Но не пафосно, а в интимно- лирическом ключе. Человек и Вселенная — вот на ка­кой рубеж выходит создатель лирико-философской ми­ниатюры, содержание которой подчас не уступит иному роману.

Автор цикла изнутри взрывает гедонистическое на­полнение известного лозунга «Лови мгновение!». В эпо­ху убыстрившихся ритмов, бешеных скоростей он пово­рачивает этот лозунг неведомой ранее стороной. Пони­мая эфемерность попытки остановить мгновение, Ю. Бондарев призывает к особо насыщенному, сосре­доточенному вглядыванню в течение жизни. Ибо даже в максимальном по нынешним временам диапазоне (сто лет) век человеческий состоит всего лишь из трех мил­лиардов секунд — почти неуловимых мигов бытия.

После выхода в свет романа Ю. Бондарева «Игра» (1985) складывается ощущение своеобразной социаль­но-философской трилогии, начало которой положили «Берег» и «Выбор». Здесь тоже в центре судьбы интел­лигенции (на сей раз кинематографистов), трудные раздумья о долге, совести, путях современной цивили­зации.

Действие развертывается все расширяющимися кругами: московская квартира главного героя киноре­жиссера Крымова — подмосковная дача — студия — положение дел в кинематографе — в стране, наконец, в мире. От раскола между близкими людьми до проти­востояния двух полярных систем — такова амплитуда звенящих контрастов книги. В «Игре» сделана попытка создать панораму века в его важнейших духовно-нрав­ственных срезах, выяснить причины глубокого неблаго­получия в современном мире.

Главный герой — кинорежиссер Вячеслав Крымов, рассуждая о ходе социальной эволюции на земле, о су­ти современной эпохи, стремится заглянуть в будущее нашей планеты, постичь глубинные связи правды и со­вести. Ощущение недолговечности и хрупкости бытия, красоты мира окрашивает его искания в тревожно- трагические тона. Отсюда открытая композиция рома­на, его обращенность ко всем людям земли с сурово звучащим предостережением. И в этой связи мучитель­ные раздумья о соотношении технического и нравствен­ного прогресса: страшно ведь, если компьютер заменит разум и чувства. Более того, Крымов стремится постичь смысл бытия — тайну жизни и смерти. Это и придает острый публицистический оттенок его мысли, а чувст­вам непосредственность и чистоту эмоционального на­кала.

Великий предшественник и учитель советского писа­теля Ф. М. Достоевский сказал: «Красота спасет мир». Имелась в виду красота совести и поступков, помыслов и чувствований.

Ныне, когда материальные блага теснят духовные ценности, многое смещается и обесцвечивается. «Весь мир играет в дешевую красоту»,— с горечью отмечает Бондарев. А играет потому, что самодовольному меща­нину, о котором еще Есенин писал в «Железном Мирго­роде», уже мало своей территории. И вот следствие этого — экспансия информации, моды, поп-музыки, бы­товой техники, киноподелок, житейских стереотипов.

Метафорический смысл заглавия раскрывается мно- гопланово. Это игра самолюбий и тщеславий в кине­матографической среде, и жалкий театр страстей под­лецов и эгоистов, включающий и те игры, что ведут атомные маньяки, угрожая миру на планете.

Впервые в творчестве Бондарева за три последних десятилетия собственно военная тема в «Игре» сведена к небольшому эпизоду. Однако и духовные драмы со­временности, и напряженность нравственных исканий выверяются по тому камертону, имя которому — вели­кое наследие 9 Мая 1945 года. Главное ведь состоит в том, как уберечь человечество от участи всеобщего крематория.

И вот здесь взоры героев романа обращены к нашей стране: «…может быть в ней запрограммирована со­весть всего мира. Может быть… Америке этого не дано. Там разврат духа уже произошел. И заключено полное соглашение с дьяволом…»

Проза Ю. Бондарева — большое, целостное искус­ство. В нем слились воедино трагизм и эпика, философ­ское раздумье и тончайшее мастерство изобразитель­ной пластики. Наряду с «Русским лесом» Л. Леонова романы Ю. Бондарева «Берег», «Выбор», «Игра», цикл миниатюр «Мгновения» воспринимаются как новое сло­во в истории отечественной социально-философской прозы.

Если домашнее задание на тему: " Расширение диапазона ищущей мысли в «Мгновениях»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.