Расцвет искусства периода XVIII века



Исключительного расцвета достигает в последнюю треть века и русское искусство. Появляется целая плеяда крупных даровании, созидающих ве­ликие образцы русского национального искусства. Таковы в об­ласти архитектуры — Баженов и Казаков; в области живописи — Рокотов, Левицкий, Боровиковский; в области скульптуры — Шу­бин, Козловский, Мартос. В Академии художеств увеличивается число русских профессоров и академиков. Одновременно появ­ляется ряд выдающихся русских музыкантов и композиторов: Фомин, Хандошкин, Бортнянский и др. В большинстве своем все эти замечательные деятели искусства вышли из демократических слоев общества (Баженов был сыном дьячка; Шубин, земляк Ломоносова,— сын холмогорского крестьянина; Хандошкин — из крепостных крестьян и т. д.). Это сказывалось и на их творчестве.

Ведущее место в ряду искусств попрежнему занимает архи­тектура. Продолжается усиленное дворцовое и усадебное строи­тельство (составляющие гордость русского искусства дворцы и парки под Петербургом, ряд замечательных подмосковных уса­деб, многие помещичьи усадьбы в провинции). Наряду с этим развивается городское строительство. В 1763 г. организуется спе­циальная правительственная Комиссия строительства столичных городов С.-Петербурга и Москвы. Все больше и больше склады­вается тот облик величаво царственного города «под морем» с его громадами улиц и площадей, с Невой, «одетой в гранит», с вели­колепием дворцов и садов, с фальконетовским памятником Петру, который воспет в ряде стихов Державина — предварении «Мед­ного всадника» Пушкина.

В созидании Петербурга принимают виднейшее участие заме­чательные русские зодчие В. И. Баженов, И. Старов (строитель Таврического дворца, подаренного Екатериной Потемкину и вос­петого Державиным). Новые величественные здания в Москве возводятся преимущественно по проектам М. Ф. Казакова (Мос­ковский университет и др.); Баженовым построен дом Паш­кова — ныне часть библиотеки имени Ленина — и др. Свидетель­ством величайшей творческой мощи и замечательной самобыт­ности является созданный Баженовым грандиозный архитектурный проект Большого кремлевского дворца, не осуществленный не по вине зодчего.

Сохраняя в основном характер торжественности, архитектура последней трети века отличается большей строгостью, простотой, «классичностью». Наряду с этим в деятельности таких зодчих, как гениальный Баженов, как Казаков, проявляются в высшей степени характерные стремления к народности, к возрождению традиций древнерусского национального искусства (воздвигнутый Баженовым дворец в Царицыне под Москвой, не завершенный по приказанию Екатерины II, которая нашла его слишком мрачным; Петровский дворец в Москве, построенный Казаковым).

В живописи попрежнему на первом месте стоит искусство портрета, достигающее под руками Ф. С. Рокотова, Д. Г. Левиц­кого и В. Л. Боровиковского изумительного совершенства. Пи­шутся ими и парадные портреты (знаменитый портрет Екате­рины II, просвещенной монархини-законодательницы, написанный Левицким и с замечательной точностью воспроизведенный Дер­жавиным в «Видении мурзы»). Но в то же время все определен­нее сказывается внимание к человеческой личности. Отсюда — присущие в большей или меньшей мере всем этим мастерам стремления к естественности, простоте, человечности портретных изображений, к их индивидуальной характеристике (портрет поэта Василия Майкова, писанный Рокотовым; портрет Дидро кисти Левицкого и т. д.). Портреты Боровиковского овеяны и особой атмосферой «чувствительности», перекликающейся с соот­ветственными тенденциями в художественной литературе конца века — период расцвета карамзинизма. Таков портрет Екате­рины II, написанный Боровиковским лет пятнадцать спустя после упомянутого портрета Левицкого. Екатерина показана художни­ком в качестве частного человека — «дамы лет сорока» «в белом утреннем платье, в ночном чепце и в душегрейке» (вспомним ее изображение в «Капитанской дочке» Пушкина, в точности соот­ветствующее этому портрету).

В живопись этого времени все больше проникает реальная жизнь, раздвигая границы изображаемого, расширяя живописные жанры. Зарождается «историческая» тематика. Правда, преобла­дают еще античные мифологические темы, но наряду с этим пи­шутся картины на сюжеты древней русской истории (картина А. П. Лосенко «Владимир перед Рогнедой» — своего рода живо­писная параллель сумароковской трагедии; патетически торже­ственные картины Г. И. Угрюмова). Появляется бытовая живопись, связанная главным образом с изображением народа, крестьянства (крестьянские «жанры» М. Шибанова и др.). В боль­шинстве случаев художники изображают народ в условно-при­крашенном виде счастливых поселян. Но наряду с этим имеется и несколько акварелей Ивана Ерменева, участника взятия Басти­лии, рисующего образы крестьян, нищих, слепцов с такой беспо­щадной правдивостью, которая напоминает Радищева. Наконец, все больше проникает в живопись и постепенно завоевывает в ней право на самостоятельное существование пейзаж (например, пей­зажи парков Петергофа, Гатчины, Павловска Семена Щедрина). В несомненном соответствии с этим находится то «чувство при­роды», которое возникает в эту пору и в нашей художественной литературе.

Стремление к изображению реального человека проявляется и в скульптуре. Таковы замечательные скульптурные «портреты» одного из крупнейших русских скульпторов Федота Шубина (бронзовый бюст Ломоносова и др.).

В музыке сказывается все усиливающийся интерес к народ­ному творчеству. Это проявляется в многочисленных записях на­родных песен: сборник гуслиста Трутовского «Собрание русских простых песен с нотами» (1776—1795); сборник Прача «Собра­ние народных русских песен с их голосами» (1790), предисловие к которому написано другом Державина поэтом Н. А. Львовым; многочисленные рукописные сборники. Русская народная песня питает собой творчество первых русских оперных композиторов — Е. И. Фомина, Михаила Матинского, В. А. Пашкевича. Ярко проявляется это в особом литературно-музыкальном жанре — так называемой «комической опере», приобретающей в это время широкую популярность и сыгравшей важную роль в развитии на­ционально-русской музыкальной культуры. В создании ряда коми­ческих опер осуществляется сотрудничество выдающихся музы­кантов и писателей. Наряду с бытовой «комической оперой» воз­никает жанр «сказочной оперы». Содержание «сказочных опер» заимствуется из русских народных сказок; однако облекается оно в формы парадного придворного искусства, в основном следую­щего итальянским оперным образцам.

Из произведений инструментальной музыки этого периода необходимо упомянуть полонезы И. А. Козловского. Проникнутые патриотическим пафосом, гордостью победами русского оружия, мажорные полонезы Козловского являли собой некую параллель победным одам Державина. Недаром самый прославленный из его полонезов, под звуки которого, по словам современника, «рус­ские ходили тогда с какою-то восторженной гордостью»» написан был именно на слова Державина («Гром победы раздавайся»). Наряду с этим Козловский писал и романсы. Вообще жанр песни- романса, или так называемой «российской песни», начало кото­рому было положено уже известным нам сборником Теплова, получил к концу века особенно широкую популярность, непосред­ственно перекликаясь с чувствительными песнями поэтов-сенти­менталистов (И. И. Дмитриева, Нелединского-Мелецкого), на слова которых такие романсы чаще всего и писались. Так, ши­роко популярная песня И. И. Дмитриева «Стонет сизый голубо­чек» была положена на музыку несколькими композиторами.

Если домашнее задание на тему: " Расцвет искусства периода XVIII векаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.