Рабочее движение 70—80-х годов и распространение марксизма в России



В 70-х годах значительно усилилось забастовочное движение, которое оставалось, в целом, стихийной борьбой рабочих за более выгодные условия продажи своей рабочей силы ка­питалистам, за улучшение условий жизни. Рабочее движение 70-х годов началось стачкой в Петербурге на Нев­ской бумагопрядильной фабрике. Крупнейшим в этот период было вы­ступление пролетариата в 1872 г. на Кренгольмской мануфактуре (под Нарвой), в котором приняло участие до 6 тыс. рабочих — русских и эс­тонцев. С 1870 по 1879 г. было зарегистрировано 187 стачек. Стачки становятся ведущей формой борьбы рабочих. Эти выступления были еще разрозненными, не связанными друг с другом, но они послужили толчком к пробуждению классового сознания рабочих.

Из среды рабочих вышли выдающиеся революционеры, организато­ры масс Петр Алексеев, Степан Халтурин, Василий Герасимов, Петр Моисеенко, Виктор Обнорский. Некоторое влияние на развитие рабоче­го движения оказали революционные народники, знакомившие рабочих с революционной литературой.

Передовые рабочие начали осознавать необходимость объединения и создания своих классовых организаций для борьбы против капиталистов. Первой самостоятельной пролетарской организацией в России был «Южнороссийский союз рабочих», основанный в Одессе в 1875 г. Его организатором был Е. О. Заславский. Устав этой организации исходил из положений устава I Интернационала. В «Союз» входило около 200 чел. При нем существовали касса взаимопомощи, библиотека и ти­пография. «Союз» установил связи с рабочими Николаева, Харькова, Таганрога, Керчи, Ростова-на-Дону, Петербурга и Орла. В деятельно­сти «Союза» заметно еще было влияние народнической идеологии. Но в отличие от народников, которые в то время отрицали необходимость политической борьбы, рабочие провозглашали необходимость объеди­нения и выдвигали политические требования. Просуществовав около года, рабочая организация была раскрыта царским правительством, а ее организатор Е.О. Заславский и активные участники осуждены.

Середина 70-х годов ознаменовалась нарастанием рабочего движе­ния. Произошли стачки в Петербурге, Москве, Юзовке, Одессе. Возни­кают рабочие кружки. Рабочее движение становится все более органи­зованным, крепнет пролетарская солидарность. Яркой страницей в ис­тории революционного движения 70-х годов была первая политическая демонстрация на Казанской площади в Петербурге в 1876 г.

Из существовавших в Петербурге подпольных рабочих кружков в 1878 г. рабочими-революционерами С. Н. Халтуриным и В. П. Обнор­ским была создана подпольная революционная рабочая организация «Северный союз русских рабочих», программа которого ставила зада­чу свергнуть политический и экономический строй государства. Главная роль в будущей революции отводилась пролетариату. В этом состояло коренное отличие от организаций народнической интеллигенции, игно­рировавшей руководящую роль рабочего класса и рассматривающей будущую революцию как революцию крестьянскую. Принципиально но­вым в программе «Северного союза» было также требование завоева­ния политических свобод и прав. Члены «Северного союза» вели ре­волюционную пропаганду среди рабочих Петербурга, принимали уча­стие в стачках и руководили ими. Впервые в России «Северный союз» начал выпускать нелегальную рабочую газету. Идеология передовых рабочих не была еще социал-демократической. На взглядах членов союза сказывалось известное влияние народников. В результате реп­рессий царского правительства «Северный союз» был ликвидирован.

Деятельность «Северного союза русских рабочих», так же как и деятельность «Южнороссийского союза рабочих», имела общероссийское значение. Она свидетельствовала о росте политического сознания ра­бочего класса, о его стремлении к созданию самостоятельной пролетар­ской организации. Хотя пролетарские организации и не стали еще марк­систскими, но они, в отличие от народнических организаций, выдвигали политические требования.

В конце 70-х годов в России сложилась очень напряженная обста­новка. В. И. Ленин охарактеризовал 1879—1880-е годы как период вто­рой революционной ситуации.

Совокупность объективных условий создавала благоприятную почву для революции. Значительно усилилось крестьянское движение. С 1876 по 1881 г. зарегистрировано 139 крестьянских выступлений, значитель­ную часть которых правительство подавило с помощью войск.

В складывающейся революционной ситуации большое значение имел новый фактор революционной борьбы — рабочее движение. Вместе с рабочими Петербурга в стачечной борьбе принимали участие желез­нодорожники, шахтеры и металлурги Донецкого бассейна, батраки Ук­раины. За 1878—1881 гг. в стране было около 170 рабочих выступлений.

Значительно усилилось движение среди студенчества. Особенно большое впечатление произвели террористические акты против царя и царских чиновников. Однако революционная ситуация и на этот раз не переросла в революцию. Народники исчерпали свои возможности осу­ществлением террористических актов, а в рабочем движении еще не было достаточно крепкой организации. Революционная волна была от­бита, и царизм после недолгого маневрирования в условиях спада ре­волюционной ситуации перешел к открытому реакционному внутрипо­литическому курсу, осуществляющемуся в период царствования Алек­сандра III (1881 — 1894).

Рабочее движение неуклонно становилось более организованным, и его нельзя было остановить никакими репрессиями. Общероссийский пролетариат превращался в мощную общественную революционную силу. Достаточно отметить, что в 1880—1884 гг. в России была прове­дена 101 стачка. Рабочее движение захватывало и национальные рай­оны страны, где гнет и эксплуатация рабочих были особенно тяже­лыми.

В развитии рабочего движения в России большую роль сыграла Морозовская стачка в 1885 г. в Орехово-Зуеве. Причиной стачки, в кото­рой приняло участие около 8 тыс. рабочих, было систематическое сни­жение заработной платы, огромные штрафы и резкое ухудшение жизни рабочих в период промышленного кризиса начала 80-х годов. Все это толкало рабочих на стихийный бунт. Но среди рабочих были талантли­вые организаторы П. А. Моисеенко, В. С. Волков, усилиями которых возмущение и гнев рабочих удалось направить па путь организованной стачки. Рабочие выдвинули требования, в которых отмечалась необхо­димость установления контроля над уровнем зарплаты и законодатель­ства об условиях найма рабочих. Выдвижение требований, имеющих общероссийский характер, свидетельствовало о росте классового созна­ния рабочих.

Стачка была подавлена с помощью войск. Свыше 600 рабочих аре­стовано и 33 активных участника во главе с Моисеенко и Волковым отданы под суд. На суде выяснилась ужасающая картина эксплуатации рабочих. Суд присяжных вынужден был оправдать подсудимых. Реше­ние, однако, не распространялось на руководителей стачки. Моисеенко и Волков были сосланы в Сибирь.

Морозовская стачка вызвала сочувствие демократической интелли­генции и отклики в зарубежной социалистической прессе. Под влияни­ем стачки царское правительство вынуждено было издать в июне 1886 г. закон, ограничивающий произвол фабрикантов в наложении штрафов. «Эта громадная стачка,— писал В. И. Ленин, — произвела очень силь­ное впечатление на правительство, которое увидало, что рабочие, когда они действуют вместе, представляют опасную силу, особенно когда масса совместно действующих рабочих выставляет прямо свои требо­вания»

Морозовская стачка вызвала подъем рабочего движения. На протя­жении 1885 г. в стране состоялось 73 стачки. Борьба охватывала все большее число рабочих и приобретала все более широкий размах.

Пролетариат — будущий могильщик капитализма — готовился к борьбе за новый общественный строй. Реакционная российская монар­хия стремилась сохранить старый политический строй, господство по­мещиков.

Царское правительство осуществило ряд мер, направленных на ук­репление дворянства, недовольного буржуазными реформами 60—70-х годов и считающего их «фатальной ошибкой». Дворяне требовали ук­репления помещичьего землевладения, восстановления своей власти над крестьянами, подавления революционного движения. О стремлении правительства реставрировать феодальные дореформенные порядки сви­детельствует введение в 1889 г. должностей земских начальников, на которые назначались только помещики. Им была передана вся поли­цейская и судебная власть над крестьянами, то есть они получили пра­ва, которыми пользовались до реформы. Ограничивались права земских учреждений, урезалась компетенция суда присяжных. Реакция в обла­сти аграрных отношений проявилась в попытках ограничить массовое бегство крестьян из сел, крепче привязать их к сельской общине и к помещичьему хозяйству.

Самодержавие расширил права правительственной администрации. Оно беспощадно преследовало демократическую прессу, усиливало на­ционально-колониальный гнет, насаждало идеологию великодержавно­го шовинизма; усилились гонения на демократическую культуру в национальных районах, Антинародная политика царизма ярко прояви­лась в попытках разжечь вражду между народами страны, в поощре­нии резни и погромов, в запрещении белорусского и украинского язы­ков, в русификаторстве Полыни и Финляндии.

Реакционная политика в области просвещения проявилась в умень­шении количества учебных заведений, в повышении платы за обучение, что привело к тому что человечество задумалось об обучении за кордоном, а именно США. Потом был сделан решительный шаг к изменению социального со­става учащихся средней школы. В циркуляре, известном под названием «О кухаркиных детях», запрещалось принимать в гимназии детей куче­ров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников.

Осуществление реакционной программы «контрреформ», укрепление пережитков крепостничества в сельском хозяйстве не могли затормозить развитие страны по капиталистическому пути и остановить революци­онное движение.

Крах народничества заставил революционеров России обратиться к новым революционным идеям, способным духовно вооружить угнетен­ные классы в их борьбе против реакции и угнетателей. Таким оружием были идеи марксизма, разработанные К. Марксом и Ф. Энгельсом. «Марксизм,— подчеркивал В. И. Ленин,— как единственно правильную революционную теорию, Россия поистине выстрадала полувековой ис­торией неслыханных мук и жертв, невиданного революционного геро­изма, невероятной энергии и беззаветности исканий, обучения, испыта­ния на практике, разочарований, проверки, сопоставления опыта Ев­ропы»

Произведения К. Маркса и Ф. Энгельса стали известными в Рос­сии с 40-х годов XIX в. Издаются первые русские переводы произведе­ний К. Маркса и Ф. Энгельса. Знаменательным событием стал выход в 1872 г. первого тома «Капитала» на русском языке. Книгу восторжен­но встретили русские революционеры. В начале 80-х годов в подполье распространялся «Манифест Коммунистической партии». Идеи марк­сизма не случайно находили благоприятную почву в России; это объяс­нялось всем ходом ее общественно-экономического развития, остротой классовых противоречий, богатыми революционными традициями.

К. Маркс и Ф. Энгельс, исследуя разнообразнейшие проблемы эко­номической и общественной жизни России, поддерживали личные связи со многими русскими революционерами и общественными деятелями, обращавшимися к ним за советами и указаниями. «Маркс и Энгельс,— писал В. И. Ленин, — оба знавшие русский язык и читавшие русские книги, живо интересовались Россией, с сочувствием следили за русским революционным движением и поддерживали сношения с русскими ре­волюционерами» 2.

В начале 1870 г. русские революционеры образовали Русскую сек­цию I Интернационала. Разработав программу и устав, они послали их Генеральному Совету Международного Товарищества рабочих в Лон­доне на утверждение. В письме к К. Марксу члены секции просили его быть их представителем в Генеральном Совете. Возлагая большие на­дежды на революционное движение в России, К. Маркс поддержал предложение об утверждении русской секции и согласился взять на себя ее представительство в руководящем органе I Интернационала. Укреп­ление революционных сил в России К. Маркс и Ф. Энгельс рассматри­вали как большой успех не только российского, но и международного революционного движения.

Однако в 60—70-х годах марксизм еще не стал осознанным направ­лением общественной и революционной мысли в России. Марксизм как научную систему взглядов рабочего класса, как идеологию его освобо­дительного движения начала впервые пропагандировать группа «Осво­бождение труда», возникшая за рубежом в 1883 г. Ее организатором и руководителем был талантливый теоретик и пропагандист марксизма Г. В. Плеханов. В состав группы вошли бывшие активные деятели на­роднического движения, которые создали после раскола «Земли и воли» группу. «Черный передел» и в 80-е годы перешли на марксистские по­зиции.

Группа «Освобождение труда» издавала на русском языке произве­дения К. Маркса и Ф. Энгельса и тайно распространяла их среди рабо­чих и революционной интеллигенции.

Поставив своей основной задачей пропаганду и популяризацию марксистских идей, участники группы перевели на русский язык «Ма­нифест Коммунистической партии», «Нищету философии», «Развитие социализма от утопии к науке» и другие произведения основоположни­ков марксизма. К русскому изданию «Манифеста Коммунистической партии» предисловие написали его авторы К. Маркс и Ф. Энгельс.

Большую роль в борьбе с народничеством и в распространении идей марксизма сыграли труды Г. В. Плеханова «Социализм и политическая борьба», «Наши разногласия» и другие, в которых автор доказывал, что в освободительной борьбе против самодержавия и капитализма пролетариату принадлежит руководящая роль и победу сможет обес­печить только создание рабочей партии. Произведения Плеханова сы­грали большую роль в воспитании первого поколения марксистов Рос­сии. Первой русской марксистской организации удалось установить контакты с социал-демократическими партиями и организациями Гер­мании, Франции, Англии, Болгарии, а также с выдающимися деятеля­ми международного рабочего движения. Они были частыми гостями в доме Ф. Энгельса, пользовались его библиотекой. Ф. Энгельс ценил Г. В. Плеханова за его ум, разносторонние знания. «Я знаю двух толь­ко человек, — говорил Ф. Энгельс,— которые поняли и овладели марк­сизмом, эти двое: Меринг и Плеханов»

Важную роль в социал-демократическом движении сыграла также программа группы «Освобождение труда». Она правильно для своего времени определила путь борьбы и главные задачи марксистов Рос­сии. Но эта программа не была еще программой боевой политической партии, и многие ее положения были абстрактными. Члены группы не­дооценивали роль крестьянства в революции, преувеличивали роль ли­беральной буржуазии в освободительном движении пародов России. Эти теоретические ошибки способствовали тому, что члены группы «Ос­вобождение труда» впоследствии отошли от марксизма и вступили на путь оппортунизма. В. И. Ленин, отмечая ошибки группы «Освобож­дение труда», подчеркивал, вместе с тем, и ее большие заслуги. «Рус­ский марксизм,— писал В. И. Ленин,— родился в начале 80-х годов прошлого века в трудах группы эмигрантов (группа «Освобождение труда»)».

Своей деятельностью группа «Освобождение труда» теоретически основала социал-демократию и сделала первый шаг навстречу рабоче­му движению.

Наряду с группой «Освобождение труда» возникают подпольные марксистские группы и в России. Одной из таких групп был созданный в 1883 г. в Петербурге кружок Д. Благоева, будущего основателя Ком­мунистической партии Болгарии. В 1885 г. возникла другая петербург­ская социал-демократическая организация под руководством П. В. Точисского. В конце 80-х годов в Петербурге создана новая социал-демо­кратическая группа во главе с М. И. Брусневым. Социал-демократиче­ские кружки возникают в Москве, на Украине, в Белоруссии, Прибал­тике, Закавказье, Польше и других районах страны. Большую роль в становлении русской социал-демократии сыграла деятельность одно­го из пионеров марксизма в России Н. Е. Федосеева, который был ор­ганизатором марксистских кружков в Казани. В одном из них прини­мал участие В. И. Ленин, Владимир Ильич установил письменную связь с Н. Е. Федосеевым и много лет спустя писал о нем как о необык­новенно талантливом и преданном своему делу революционере.

Члены этих кружков изучали и пропагандировали произведения ос­новоположников марксизма, устанавливали связи с рабочими. Кружковый период был закономерным в процессе подготовки создания пар­тии. Это был период возникновения и упрочения теории и программы социал-демократии. Но марксистская партия еще не была создана. «Со­циал-демократия,— писал В. И. Ленин,— существовала без рабочего движения, переживая, как политическая партия, процесс утробного раз­вития».

Если домашнее задание на тему: " Рабочее движение 70—80-х годов и распространение марксизма в РоссииШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.