Проявление схематизма Демьяном Бедным



Крупнейший пролетарский поэт Демьян Бедный (Е. А. Придворов) преодолел в своем творчестве схе­матизм, упрощения пролеткультовской догмы. В годы гражданской войны вышло 45 книг поэта. Не было такого жанра (от эпиграммы и басни до памфлета, от поэмы и стихотворной повести до песни), который не был использован Д. Бедным. Многообразие жанров перекликалось в творчестве поэта с поистине необъят­ной тематикой.

Перу Д. Бедного принадлежит первая поэма о Вели­ком Октябре, начатая еще за несколько месяцев до свершения социалистической революции,— «Про зем­лю, про волю, про рабочую долю» (1917—1920). В этом произведении (точнее будет назвать его стихотворной повестью) с опорой на опыт таких фольклорных жан­ров, как былина, сказка, раешник, рассказано о созре­вании в массах рабочих и крестьян бунтарских настрое­ний против эксплуататоров и мироедов, о событиях на фронте, свержении царя и победе трудящихся масс под руководством большевиков. Вопросы на политическую злобу дня, расстановка сил на фронтах классовой борь­бы, советы, как вести себя перед лицом опасности и испытаний, как найти свое место в сложных жизнен­ных перипетиях,— все это в доходчивой, общедоступ­ной форме нашло отражение в стихотворной повести.

Д. Бедный создает стихотворные повести «Земля обетованная» (1918), «Мужики» (1919), «О Митьке бегунце и его конце» (1919), «Царь Андрон» (1920), песни (среди них ставшая народной «Проводы», 1918), ряд произведений одического, пафосного плана. Одна­ко главный предмет творчества поэта — это, конечно, сатира. Создавая сатирические образы, Д. Бедный стремился отразить «не просто лично-бытовое» зло, а «нечто чуждо-типовое», как он сам писал. Именно этими качествами отличались его памфлеты, фельето­ны, эпиграммы периода гражданской войны, цикл басен «Дерунов 1001-й».

Значительным достижением художника стала поэма «Главная Улица» (1922). Прием пространно-подробной повествовательности заменен в поэме сжато-лаконич­ными средствами, характерными именно для такого емкого жанра. Главная улица выступает обобщенно- символическим образом старого мира. Этот «главный редут», оплот зла и насилия, падает под натиском нового хозяина — трудящихся.

  • Бьет роковая волна…
  • Гнется гнилая основа…
  • Падает грузно стена…
  • Главная У.цица стонет
  • Под пролетарской пятой!!

В своей творческой практике Д. Бедный широко обращался к достижениям русской народной поэзии, умело используя сказовые формы речи, пословицы, поговорки, каламбуры, просторечные формы языка. Од­нако порой в стихах поэта проявлялась тенденция к чрезмерному упрощению поэтической формы.

Огненное дыхание революции с художественным совершенством донесли два поэта — Александр Блок и Владимир Маяковский.

В совершенных, исполненных широкого философ­ского видения строках стихотворения «Скифы» (1918) и поэмы «Двенадцать» (1918) воплощены раздумья Блока об историческом предназначении России, о том социальном и нравственном обновлении, которое несет стране социалистическая революция. С особой мощью эти мысли раскрыты в поэме «Двенадцать», ставшей поэтическим символом революции. Романтическая окрыленность и беспощадно трезвый анализ, лирическая взволнованность и местами едкая саркастическая сти­листика поэмы сочетались с поистине глобальной об­разностью и смелой реалистической символикой.

Сюжетно-композиционная основа поэмы скреплена обобщенным образом двенадцати красноармейцев, иду­щих сквозь метель и непогоду к великой и святой цели. Еще в «Возмездии» поэт пророчески угадывал наступ­ление эры «неслыханных перемен, невиданных мяте­жей». Сразу же после Октября Блок стремится запе­чатлеть приход социальной бури. Романтические обра­зы метели, ветра, снежных вихрей, передают пафос обновления мира. Поэма «Двенадцать» написана Бло­ком (по его же словам) «в порыве, вдохновенно, гармо­нически цельно».

В поэме дана поистине гениальная зарисовка на­чального этапа революции, схвачены основные ее кон­фликты и противоречия. Контрастность содержатель­ная (противостояние двух миров, двух социальных и нравственных систем: с одной стороны — двенадцать красногвардейцев, с другой — такие персонажи, как «барыня в каракуле», буржуй, вития, «товарищ поп») обусловила и контрастность эстетическую. Вот почему в сюжетно-композиционном построении решающая роль отведена поэтике контраста: черное — белое («Черный вечер. Белый снег»), сатира — героика (ста­рый мир и державная поступь красногвардейцев), приземленно-бытовое (трактирно-кабацкие похождения Ваньки и Катьки) — романтически-возвышенное (об­раз Христа «в белом венчике из роз»), безверие— святость.

Широко выплеснулась стихия народного мятежа, ко­торая получает законченное оформление в торжествен­ном марше двенадцати красногвардейцев, идущих в за­снеженные дали грядущего «державным шагом». Блок в соответствии с тягой писателей первых лет революции к мифологической тематике вводит в произведение об­раз Христа, но весь строй поэмы, воскрешающий языче­ские представления, верования, изнутри взрывает кано­ническую символику библейского образа.

Стилевое богатство и ритмическое многообразие «Двенадцати» поразительны. Изысканно-литературная манера соседствует с говором улицы, томный городской романс («Не слышно шуму городского…») — с разуха­бистой частушкой («В кружевном белье ходила…»); лирическое начало пронизано жесткой публицистиче­ской нотой, плакат и лозунг находят свое значительное место в структуре поэмы («Революцьонный держите шаг! Неугомонный не дремлет враг!»).

Если «Двенадцать» — поэма обостренного и обна­женного социально-публицистического звучания, то «Скифы» (1918) — воплощение глубоких философских раздумий поэта о путях истории на протяжении послед­него тысячелетия. Современность как бы вбирает в себя опыт минувших веков. Именно такими масштабами измеряет Блок судьбы России, говоря о тех испытаниях, которые выпали на долю русского народа.

Поэт ставит вопрос: почему именно Россия, которую европейские буржуазные государства, кичась своей ци­вилизацией, называют варварской, делает невиданный прорыв в будущее, совершая первую в мире социали­стическую революцию? Припоминая далекое прошлое, когда Россия один на один противостояла нашествию кочевников, изнемогая в жестокой борьбе, а молодая Европа за этим щитом закладывала камни своих уни­верситетов, Блок срывает маску с лицемерной пропове­ди капиталистических цивилизаторов.

У них нет иного выхода, как представить нашу Родину скифской и варварской (это их последний шанс). Именно от этого, имеющего видимость правды тезиса поэт не оставляет камня на камне. Раскрывая величие духа русского народа, высокий гуманизм наци­ональной русской культуры, автор «Скифов» пишет:

  • Мы любим всё — и жар холодных числ,
  • И дар божественных видений,
  • Нам внятно всё — и острый галльский смысл,
  • И сумрачный германский гений.
  • В последний раз — опомнись, старый мир!
  • На братский пир труда и мира,
  • В последний раз — на светлый братский пир
  • Сзывает варварская лира!

Поэтическим вдохновением пронизано творчество Маяковского октябрьских лет. Не случайно стихотворе­ние «Левый марш» (1918), запечатлевшее в своих стро­ках ритмы Октября, получило широчайшую извес­тность не только в России, но и за ее рубежами.

Если домашнее задание на тему: " Проявление схематизма Демьяном БеднымШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.