Произведения И. Кочерги об историческом прошлом



Эстетические принципы И. Кочерги живут в нашей драматургии. Об этом свидетельствует целый ряд пьес. Среди них хотя бы «Последняя туча», драма И. Мурато­ва, которая близко перекликается с пьесой «Когда за­играет труба» и своей антиимпериалистической направ­ленностью, и своими художественными особенностями.

В украинской советской драматургии немало произ­ведений, которые смело можно отнести к тому художе­ственному направлению, какое было так блистательно представлено Иваном Кочергой. Особенно это относится к пьесам, посвященным историческому прошлому. Это и философские трагедии Л. Первомайского, и героические драмы Л. Дмитерко, драматические поэмы А. Малышко, С. Голованивского, И. Драча, А. Пидсухи, пьесы А. Ле­вады и А. Турчинской, талантливые драматургические пробы павшего на войне К. Герасименко и другие.

Важно, что традиции драматургии Ивана Кочерги, ка­кие во многом формировались под влиянием гениально­го наследия классиков, и прежде всего пьес Леси Укра­инки, теперь творчески наследуют самые молодые пред­ставители цеха драматургов. Я имею в виду и автора «Севастопольской песни» М. Кривончикова, и буковинского поэта В. Зубаря, который написал весьма необыч­ную драматическую поэму «Дочь ветра», а также и дру­гих начинающих драматургов, тяготеющих к пьесам ро­мантически приподнятым, поэтическим.

Все возрастающий интеллектуализм нашей драматур­гии примечателен для произведений писателей всех со­ветских братских республик, особенно РСФСР. Харак­терна с этой точки зрения хотя бы пьеса В. Розова «Пе­ред ужином». Тут действующие лица прямо говорят о значении человеческой мысли.

Нынешней популярности пьес Ивана Кочерги способ­ствуют и объективные причины, сами жизненные обстоя­тельства. Мы живем во времена поразительных научных и технических открытий, в эпоху невероятного духовного расцвета, кипения творческой мысли. Развитой интел­лектуализм нашей эпохи не может не обостриться во вре­мена поразительных научных и технических открытий, в эпоху невероятного духовного расцвета, кипения твор­ческой мысли. Развитой интеллектуализм нашей эпохи не может не обострить внимания современников к про­изведениям литературы и искусства, пронизанным высо­кой мыслью. И чем дальше будет развиваться этот про­цесс, тем шире разойдутся пьесы И. Кочерги, пьесы, что духовно вооружают, приносят эстетическое наслажде­ние. Конечно, я имею в виду лучшие произведения пи­сателя, плоды его творческой зрелости, а не ранние, во многом еще камерные, умозрительные, пьесы или позд­ние, художественно не завершенные. Но путь художника никогда не бывает ровным. И по-разному складываются судьбы писателей. Иван Кочерга не сразу раскрылся как талантливый мастер слова, он постепенно завоевывал себе имя в драматургии, хотя творческое его своеобразие ощущалось уже и в произведениях, которыми он дебю­тировал. Стремление к усложненности драматической интриги, так же, как и к образной поэтической симво­лике, стало для него законом. Кстати, уже в первых про­изведениях драматурга проявилось его тяготение к по­этически обобщенным названиям пьес. После «Песни в бокале» возникла «Фея горького миндаля», «Свадьба Свички», «Мастера времени», «Имя», «Выбор», «Пророк» и другие.

Такова и пьеса «Истина», замысел которой вынаши­вался писателем в течение долгих лет. Написанная на русском языке и отправленная на драматургический кон­курс 1947 года, она весьма характерна для творческого почерка И. Кочерги. Философия соединяется здесь с тон­чайшей символикой, поэзия — с авантюрным сюжетом, высокий интеллектуализм — с мелодраматической за­остренностью событий и переживаний героев, словесные диспуты — с напряженным действием. Необычные герои и исключительные обстоятельства, глубокие размышле- ммн и публицистическая страстность, нарочито усложнен­ная и запутанная интрига, непредвиденные случайности, образная символика, скрытый подтекст — всем этим по самый край полна пьеса.

Как обычно, у Ивана Кочерги и тут изобретательно отыгрываются разные предметы и понятия, например, буквы греческого алфавита — альфа и омега. Они озна­чают начало и конец — в прямом и переносном смысле. Особенно часто возникает в тексте пьесы упоминание об этой последней букве алфавита: она написана на дверях лаборатории Пчелинцева. Ее читают и воспринимают герои каждый по-своему — и как границу познания, и как конец метаниям и сомнениям.

И в этой пьесе мы столкнемся с неким научным «пред­видением», что свидетельствует о теоретической воору­женности драматурга. Липский лечит Веру облучением, что, как известно, начало активно применяться в меди­цине значительно позднее. Дух современности живет во всех компонентах пьесы — от главной ее идеи и до сю­жетных деталей, от ее научных проблем и до характера поведения разных действующих лиц.

Если домашнее задание на тему: " Произведения И. Кочерги об историческом прошломШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.