Появление про­блемно-тематических направлений в дра­матургии



В 60—80-е годы развиваются самые различные про­блемно-тематические и жанровые направления в дра­матургии: героическое («Камешки на ладони» А. Са­лынского), драматическая хроника («Друзья и годы» Л. Зорина), бытовая, психологическая драма (пьесы В. Розова, А. Арбузова, А. Володина и др.), мелодра­ма («Потерянный сын» А. Арбузова), философская трагедия («Человек выше своей судьбы» И. Сельвин- ского; «Не бросай огонь, Прометей!» М. Карима; «Фа­уст и смерть» А. Левады), сатирическая комедия («Энергичные люди» В. Шукшина; «Ложь для узкого круга» А. Салынского; «Пощечина», «Пена» С. Ми­халкова), хотя по-прежнему остро ощутим дефицит этого драматургического жанра.

Нелегкими, сложными путями шло развитие драма­тургии в эти годы. Вряд ли можно сказать, что оно совершалось по восходящей линии. Скорее тут были поиски, которые не оборачивались весомыми находка­ми; эксперименты, которые не давали бесспорных удач. Не случаен отлив зрителей из большинства театров страны.

Советская Лениниана, в которой и по сей день лучшими остаются пьесы Н. Погодина, пополнилась рядом драматургических произведений. Среди них пьесы М. Шатрова «Большевики», «Так победим!» и др. Эти пьесы вызвали противоречивые отзывы крити­ки, отметившей вместе с определенными достоинствами и некоторую слабость, в частности недостаточную вы- веренность фактической стороны дела.

По-прежнему волнует зрителя героика Великой Оте­чественной войны. Проблемы гуманизма, нравственно­сти ставятся и решаются художниками в плане личной ответственности человека за все, что случилось во вре­мя войны и что происходит в мире («Четвертый», 1961, К. Симонова; «Прости меня», 1980, В. Астафьева). И хотя в количественном отношении число пьес о Вели­кой Отечественной уменьшилось, новые поколения дра­матургов вновь и вновь обращаются к этой теме, прони­занной болью, высокой человечностью и героизмом («Рядовые» А. Дударева и др.).

Художественному осмыслению труда как главного наполнения жизни человека обязаны успехом многие пьесы В. Лаврентьева, Н. Погодина, Ю. Чепурина, А. Софронова, С. Алешина, Л. Зорина, А. Салынско-. го, И. Штока. Отнюдь не противопоставляя пьесу се- мейно-бытовую «производственной», следует говорить о более полном постижении образа современника, о труде как о творчестве. Труд, о котором академик Дронов («Все остается людям») сказал: «...эта рабо­та— моя плоть, мой мозг, мое дыхание, я сам!»

Чувством личной ответственности за все, что проис­ходит в мире, пронизаны драмы В. Лаврентьева. Ху­дожника интересует человек во всей сложности его натуры, вот почему трудовая деятельность героев и их личные судьбы в его пьесах неразделимы. Именно отно­шением к делу проверяются персонажи пьесы «Где-то совсем рядом» (1961): человечность уже немолодого и больного академика Смолина и равнодушие, безраз­личие к людям его заместителя Овчарова, человека, влюбленного только в свою науку. Особая роль отведе­на в пьесе образу Анисима Ермолаева, чья мечта хотя бы на склоне лет по-настоящему сделать людям добро, к сожалению, не осуществилась — герой погибает.

Интерес, проявленный В. Лаврентьевым к незауряд­ной натуре Анисима, оказался не случайным. Он полу­чил развитие в пьесе «Чти отца своего...» (1964), где мысль о красоте труда, об уважении к труду человека драматург претворил не столько в философском, сколь­ко в бытовом плане.

В центре философской пьесы «Человек и глобус» (1967) В. Лаврентьева—драма идей, острейшие про­блемы эпохи покорения атома. Основой сюжета стала судьба ученого-физика Бармина, которому важно не столько сделать открытие, сколько приумножить добро на земле. Эта пьеса — раздумье об ответственности человека за судьбы мира, исповедь горячего сердца, пронизанного высокой нравственностью, гуманизмом, гражданственностью. «Когда-нибудь я сам себе при­знаюсь... что меня неотступно преследовали мечты по­бедить, отсрочить смерть, возвеличить могущество че­ловека. Но для этого надо убить войну. Убить саму войну. Навсегда». Эти слова Бармина определяют па­фос пьесы «Человек и глобус».

В начале 70-х годов в драматургии властно заявила о себе производственная тема, однако совсем не в том виде, который был характерен для «производственной» пьесы 40—50-х годов с ее жанровой расплывчатостью, героем-схемой, непременной кульминацией в виде ава­рии, прорыва, завала и т. п. В 70-е годы проблемы производства — лишь отправная точка для раскрытия социально-нравственного конфликта.

Если домашнее задание на тему: " Появление про­блемно-тематических направлений в дра­матургииШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.