Повышенном внимание к человеку в творчестве В. Астафьева



Углубление гуманизма в творчестве В. Астафьева выразилось в повышенном внимании к человеку скром­ному, душевно деликатному. Именно таков старый ба­кенщик Павел Егорович. При этом В. Астафьев умеет так осветить объект своего исследования, что мы начи­наем многое понимать, даже порой прощаем ему недо­статки и слабости. В главе «Туруханская лилия» при­влекает естественной красотой, робкой прелестью се­верная лилия, а не ее южная родственница «Валлота прекрасная» с «горластой роскошью, назойливой яр­костью». Тем же этическим и эстетическим постулатам отвечает и образ Павла Егоровича, глаза у которого «спокойно светились таежным, строгим светом», а вся натура вызывала «ответное доверие».

Наедине с суровой тайгой оттачиваются смелость, выдержка, находчивость человека, умение все делать своими руками, преодолевать опасности и лишения, среди которых самое тяжкое — одиночество; формиру­ется характер, закаляется воля, упорство в достижении целей и оптимизм. Главное — вырабатывается довери­тельное отношение к природе и людям, что столь совер­шенно воплощено в образе Павла Егоровича: «Таких людей никогда не кусают собаки, у них ничего не кра­дут и не просят, они сами все свое отдают, вплоть до души, всегда слышат даже молчаливую просьбу о по­мощи, и почему-то им, никогда не орущим, никого плечом не отталкивающим, даже самая осатанелая продавщица, как-то угадав, что недосуг человеку, пода­ет товар через головы, и никто в очереди не возража­ет — потому что они-то, такие люди, отдают больше, чем берут».

В. Астафьев возвращает наше сознание к гетевскому тезису: «Природа всегда права». Выявляя нрав­ственный аспект взаимоотношений между человеком и природой, писатель утверждает: «Справедлива, муд­ра, терпелива наша природа». На этой почве возникает принципиально новое обобщение. Многоликие главы повествования объединяются ключевым образом царь- рыбы — огромного существа, обитающего в глубинных водах, от имени самой поруганной природы вершащего строгий и нелицеприятный суд.

Для архитектоники «Царь-рыбы» характерно соче­тание «жанровых» сцен с лирико-философскими карти­нами и авторскими раздумьями, чередование бытовых зарисовок с фрагментами, выдержанными в символиче­ски-притчеобразном ключе. В повести нет рационали­стически-холодноватых аллегорий, столь губительных для пластики образов, живописности слога. Заметно меняется и роль пейзажа. Отныне он не только высту­пает проявителем духовного мира героев, обрисовывает внешнюю среду, но и помогает созданию значительных социально-философских, нравственно-эстетических обобщений (глава «Капля» и др.).

На одном из обсуждений «Царь-рыбы» В. Астафьев сказал: «…я писал о том, что для меня было личным, кровным, а оказалось, мою тревогу, мою боль разделя­ют многие и многие». В нашем столетии, когда особенно интенсивно совершается процесс лиризации эпоса, раз­личными стали поиски путей насыщения прозы лириче­ским началом. У В. Астафьева они затронули все сфе­ры — тематику, искусство композиции и, наконец, сти­листику. Закономерна громадная роль автобиографиче­ского, исповедального мотива в его творчестве, фраг­ментарность сюжета, подчас отсутствие единой фабуль­ной скрепы. Все это и есть черты того направления, которое можно было бы назвать лирико-философской прозой.

В 80-е годы расширяются жанровые границы в творчестве писателя: вышли в свет книги литератур­но-критических и публицистических статей «Посох па­мяти», напечатан в «Правде» большой очерк «Там, в окопах», впервые писатель выступил в жанре боль­шой эпической формы — роман «Печальный детектив» (1986).

Если домашнее задание на тему: " Повышенном внимание к человеку в творчестве В. АстафьеваШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.