Посещение Дэвидсоном Африки



Интерес к Африке не был Дэвидсону навязан. Он родился у него после войны и, думается мне, прямо вытекал из его убеждений. Страстный антифашист и антирасист, Бэзил как бы перенес свою ненависть к расизму нацистов на тех, кто откровенно или скрыто обогащался и строил свою политику на идее превосходства «белого» над «черным», европейца над угнетенным колониализмом африканцем.

Чем чаще он посещал разные страны Африки, чем лучше узнавал историю их колонизации и нравы колониальных стран или наследие колониализма, тем больше он проникался убеждением, что призван использовать свои знания и наблюдения для борьбы с колониальными порядками. «Речные пороги» красноречиво говорят и о том, как прекрасно Дэвидсон знает обстановку в страдах, еще не свободных от колониальной зависимости, и о том, насколько глубоки его симпатии к угнетенным народам.

И все же в 50-х годах сутью его жизни было, конечно, художественное творчество. В июле 1959 года в одном из своих писем Дэвидсон сообщал с оттенком печали: «Хотелось бы поменьше выступать журналистом… Но жизнь, увы, предъявляет свои требования. Как левый лейборист, я должен писать много политических статей и не могу не писать их. А бывает, что я просто прихожу в отчаяние. Как хотелось бы сосредоточиться на одном и главном!» А главным оставалось для него художественное творчество, а не ученые труды африканиста…

Бэзил писал свои книги об Африке с увлечением одну за другой, но не переставал мечтать о возможности отложить все это в сторону и приняться за новый роман.

Но работа над романом все отодвигалась и отодвигалась, и хотя после «Линди» и была написана новая книга — «Дело Андраши», но создавалась она между делом и урывками.

Общаясь с ним в очередной раз, он признался мне: «Вы как-то сказали мне, что, обратившись к созданию работ об африканской культуре, я рискую потерять дар художественного воображения, могу заблудиться в сложных лабиринтах происходящей в Африке борьбы. Не знаю, что получится. С одной стороны я остро ощущаю, как я обогащен в своем понимании человеческих побуждений и поведения изучением африканского континента: Африка — прекрасная лаборатория для такого рода исследований.»

Тем временем и в Африке и в Европе Дэвидсон-прозаик забывался, Дэвидсон-ученый становился все более известен, но имя его неразрывно стали связывать с африканистикой.

Когда мы зимой 1959 года встретились с Дэвидсоном в первый раз, меня удивил внешний вид писателя: я представляла его другим. По телефону он сказал, что хочет ехать ко мне в метро. «Я хотел бы приехать к вам самым демократическим путем,— пошутил Дэвидсон,— но не знаю город и едва ли вас найду». Договорились на том, что, закончив утреннюю лекцию, я зайду к нему в гостиницу «Метрополь» и мы вместе отправимся на Ломоносовский, где я тогда жила.

Было около полудня. Стояли сухие, но очень морозные дни. Мужчина, в котором я скорее угадала, чем узнала Дэвидсона.

Если домашнее задание на тему: " Посещение Дэвидсоном АфрикиШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.