Политические взгляды Тредиаковского



Тредиаковский, как и Феофан, и Кантемир, был приверженцем «просвещенного абсолютизма». Во время борьбы Феофана и Кантемира с верховни­ками он находился еще за границей. Но «Песнь» на коронацию Анны Ивановны, которую он пишет там же не­сколько месяцев спустя, выдержана в совершенно определенных политических тонах. Тредиаковский подчеркнуто, чуть ли не в каждой строфе, приветствует Анну именно как полновластную «самодержицу» — «прямую царицу», которая «над Россиею во-царила всею». В «Песне» Тредиаковский выражает надежду, что с воцарением Анны наступит золотой Сатурнов век, что все заживут мирно и счастливо, что «переменятся злые нравы». Од­нако бедный труженик, разночинец Тредиаковский еще более ощутимо и тяжко, чем сын молдавского господаря князь Канте­мир, должен был почувствовать полное крушение всех этих надежд. По свидетельству современников, Тредиаковский обя­зан был подползать со своими очередными стихотворными при­ветствиями к трону императрицы на коленях; в знак расположения грубая и невежественная Анна удостаивала своего придвор­ного пииту, по его собственным словам, «всемилостивейшими оплеушинами».

В 1735 г. (год выхода в свет «Нового и краткого способа») против Тредиаковского возникло нелепое следственное дело, ко­торое чуть не приняло весьма серьезный оборот. Как раз в той самой «Песне», в которой Тредиаковский восславил «седшу на престол» Анну, он назвал ее не императрицей, а на латинский лад — «императрикс». Список с этой песни попал на глаза на­чальству. В тайной розыскной канцелярии было начато следствие об употреблении «не по форме» «титула ее императорского вели­чества». Тредиаковскому пришлось давать объяснения грозному начальнику тайной канцелярии Андрею Ушакову. Дело, правда, кончилось благополучно, но все это глубоко потрясло Тредиаков­ского. Через некоторое время он был избит Волынским. Так, на­глядно на себе самом Тредиаковский мог неоднократно убедиться, что «злые нравы» российской феодально-крепостнической деспо­тии не только не переменились, но стали еще злее. И вот в твор­честве автора восторженных од и песен в честь императрицы на­чинают звучать новые оппозиционные ноты. В 1751 г. Тредиаков­ский предпринимает своеобразную попытку дать «урок царям». С этой целью он печатает в 1751 г. свой перевод романа Д. Бар­клая «Аргенида», написанного на латинском языке. В основе «Аргениды» лежит романическая авантюрно-любовная фабула, но по существу она является политическим романом, отстаиваю­щим в аллегорической форме принцип абсолютной монархии. В качестве произведения, насыщенного идеями, предваряющими концепцию «просвещенного абсолютизма», «Аргенида» пользова­лась исключительным успехом и популярностью на протяжении целого столетия. Роман Барклая был переведен почти на все европейские языки. На «Аргениде» в значительной степени вос­питывалась политическая мысль деятелей европейского класси­цизма. Высоко ценил ее Ломоносов. В то же время Тредиаков­ского, несомненно, привлекало к «Аргениде» то, что автор ее ставил своей задачей дать «совершенное наставление» царям, как нужно править страной, дабы избежать всякого рода госу­дарственных бедствий и потрясений.

Еще большее значение для развития нашей общественной мысли имел другой труд Тредиаковского, которым он был занят в течение тридцати лет (с 1738 г.) — перевод многотомной истории очень известного в то время французского историка- популяризатора Шарля Роллена (10 томов «Древней истории», 16 томов «Римской истории» и 4 тома «Истории римских импера­торов», которые были написаны учеником и продолжателем Рол­лена, Кревье). История Роллена-Кревье в переводе Тредиаков­ского явилась для русского читателя не только замечательным сводом сведений по истории античности, но и своеобразной шко­лой гражданской добродетели в антично-республиканском духе.

Особенно важны в этом отношении четыре тома «Истории рим­ских императоров» Кревье, в которых тацитовскими красками бичуется порок на троне — цари-тираны и узурпаторы. Вместе с тем издание перевода Роллена было для Тредиаковского и сво­его рода ширмой: к ряду томов он предпослал написанные им пространные введения, в которых изложил целый курс «естест­венного права» и этики.

В 1760 г. Тредиаковский издает свой перевод с француз­ского биографии и сокращенного изложения философии «родо­начальника английского материализма и всей опытной науки новейшего времени» (Маркс) — Френсиса Бэкона.

В то же время и философское мировоззрение Тредиаков­ского, и его общественно-политические взгляды были очень путанны и противоречивы. Как это убедительно показывает новей­ший исследователь, прогрессивное тесно переплетается в них с реакционным, новые, передовые идеи — с примитивными бого­словскими верованиями и традициями, утверждение природного равенства людей — с защитой крепостнических отношений.

Если домашнее задание на тему: " Политические взгляды ТредиаковскогоШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.