Полемические статьи Сноу



По мнению Сноу, вражда «двух культур» может привести к гибели всей человеческой культуры, что можно предотвратить лишь полной перестройкой образовательной системы, которая одна может сблизить физиков с индивидуалистами-интеллектуалами. Сноу приводит множество ярких примеров, оговариваясь, что они взяты из жизни, а не порождены его фантазией.

«По образованию я ученый, по призванию писатель,— начинается выступление Сноу. — …само собой разумеется, что у меня были близкие друзья как среди ученых, так и среди писателей…» Этим обстоятельством Сноу объясняет то, что, близко соприкасаясь и с одними и с другими, он начал много думать над проблемой, которую он «для себя назвал «две культуры» еще до того, как изложил ее на бумаге».

«…Это название, — продолжал Сноу,— возникло из ощущения, что я постоянно соприкасаюсь с двумя разными группами, вполне сравнимыми по интеллекту, принадлежащими к одной и той же расе… и в то же время почти потерявшими возможность общаться друг с другом, живущими настолько разными интересами, в такой непохожей психологической и моральной атмосфере, что, кажется, легче пересечь океан, чем преодолеть путь от Берлингтон Хаус или Южного Кензингтона до Челси».

В своих выступлениях о растущем непонимании между представителями гуманитарных и «точных» наук — «двух культур» — Сноу подчеркивал, что первопричиной назревающего кризиса, угрожающего культуре в целом, являются все более обостряющиеся противоречия в современном капиталистическом обществе. Пропасть, расширяющаяся, по убеждению Сноу, между двумя интеллигенциями — гуманитарной и технической, определялась, по его мнению, климатом современного Запада

Сноу говорит о полном непонимании, а иногда антипатии и вражде, существующей между «художественной интеллигенцией» и «физиками», то есть «технической» интеллигенцией. Развивая свою мысль, он приводит множество примеров, порой похожих на анекдоты. И приходит к печальному, но совершенно обоснованному выводу: вспоминая, как его «допрашивал один видный ученый», Сноу цитирует его слова: «Почему большинство писателей придерживается воззрений, которые наверняка считались бы отсталыми и вышедшими из моды еще во времена Плантагенетов? Разве выдающиеся писатели XX века исключены из этого правила? Йетс, Паунд, Уиндем Льюис… разве они не показали себя политическими глупцами, и даже больше — политическими предателями? Разве их творчество не приблизило Освенцим?»

Выступление Сноу, получившее широкое распространение как в Англии, так и за ее пределами («лирики» и «физики» у нас!), заканчивается выводом, что наблюдения его характерны для всего западного мира. Сноу призывает к борьбе против явления, которое может иметь — и уже имеет — печальные последствия, признавая, что процесс размежевания «культур» не только не сглаживается, но обостряется. Совершенно неудивительно, что размышления писателя подняли волну дискуссий, имевшую широкое распространение.

Полемические статьи Сноу вызвали глубокий резонанс.

Стороннику элитарной культуры, консервативнее критики во, главе с известным литературоведом ф. р. Ливисовд с ожесточением оспаривали справедливость выводов писателя-общественника, отрицая прогрессивное значение технической цивилизации, обвиняли его в «узком практицизме» и «материализме». В США консервативные и тем более откровенно реакционные критику из соответствующих органов печати даже обвинили Сноу в марксизме и пособничестве Кремлю. Сноу, призывающего к объединению всех и разных представителей интеллигенции в интересах мира и взаимопонимания, объявляли выразителем точки зрения Москвы!

Это был призыв к объединению прогрессивных сил планеты в страстной борьбе наррдов за мир.

В романе «Новые люди», Сноу рассказал, как брат главного персонажа серии «чужие и братья» Лььоиса Эдиота — (О. Дарвин, тоже физик, отказывается от поста директора Атомного научного центра Шарфрода) после взрыва атомной бомбы над Хиросимой. О обычной для него тонкостью психологического прозрения Сноу раскрывает борьбу, происходящую» в сознании Мартина Элирта. Совесть не позволяет отцу больше работать над изготовлением ядерного оружия, назначение которого он так мучительно осознал после катастрофы над Хиросимой и Нагасаки. Мартин уходит на рядовую» работу в Кембридже, отказываясь от денег, чести и блестящей карьеры. Льюис Элиот, в котором Сноу изображал себя, потрясен ранением брата. Но Сноу, автор романа, рисует его как подлинного героя повествования.

Закончив серию «Чужие и братья», Сноу не возвращался больше к вопросу, столь живо его волновавшему, и тем книгам, которые им были написаны, после «Завершений» он ставит различные проблемы; в «Недовольных» ЭТР изображение молодежи, бунтующей против царящих порядков, в «Хранителях мудррсти» — тонкие психологические этюды, рисующие жизнь и деятельность трех артистов — расследование зверского убийства старой дамы в аристократическом квартале Лондона, Наиболее удачна монография о Троллопе, любимом классике Сноу, которому он считал себя многим обязанным. Книга о Троллопе — достойное завершение литературной деятельности Сиру, может быть, самый глубокий из его психологических опытов.

Подкрадывались болезни. Сноу наполовину ослеп, страдал рядом других болезней, затруднявших его деятельность. Но до конца дней он оставался верен своему отношению к угрозе атомной катастрофы, гибели человечества р страшной истребительной войне.

Чарлз Сноу на фоне Рида, Кинга, Мердок, Дрэббл и других крупных писателей «среднего» поколения отличался манерой письма (более традиционной) и тематикой своих книг, пронизанных общественными заботами. Но всем своим обликом, всем характером своей личности и деятельности он неотделим от нашей современности, остается одним из лучших хранителей традиций британского реализма и созвучен нам э своей неизменной борьбе за мир и против ядерной зоны.

Если домашнее задание на тему: " Полемические статьи СноуШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.