Поэзия на рубеже 20-х годов



Завершение гражданской войны и принятие нового курса в экономической политике (нэп) на X съезде партии (1921) существенно изменили ситуацию в стране.

Однако обстановка продолжала оставаться весьма сложной. В докладе на II Всероссийском съезде политпросветов 17 октября 1921 г. В. И. Ленин дал глу­бокий анализ внутреннего положения в республике. Он говорил, что «борьба есть и будет еще более отчаянная, еще более жестокая, чем борьба с Колчаком и Деники­ным». В ленинской статье «Новые времена, старые ошибки в новом виде» (1921) так охарактеризованы основные трудности «на данный период времени»: «Враг — обыденщина экономики в мелкокрестьянской стране с разоренной крупной промышленностью. Враг — мелкобуржуазная стихия, которая окружает нас, как воздух, и проникает очень сильно в ряды про­летариата».

Оживление частнособственнических отношений в годы нэпа, распространение сменовеховской идеоло­гии не могли не повести к усилению буржуазных влия­ний. Искусство слова противопоставило им заслон в ви­де сатиры (гневные фельетоны и памфлеты В. Маяков­ского; комическая поэма «Нэпград», 1923, Д. Бедного, написанная дантовскими терцинами) и высокую герои­ку (стихи Н. Тихонова, пролетарских и комсомольских поэтов).

В творчестве Н. Тихонова (сборники «Орда», 1922, и «Брага», 1922) решительно переосмысляются привы­чные каноны романтической баллады: энергично входит героическое начало, жанр насыщается мужественной интонацией, пафосом революционной борьбы. Поэт от­бирает только самое главное, типическое, характерное для солдат революции. Именно таковы ставшие в со­ветский литературе классическими и оказавшие влия­ние на творчество ряда поэтов баллада «Перекоп», «Баллада о гвоздях», «Баллада о синем пакете» и др. В сгущенно-драматизированной атмосфере про­изведения действие развертывается стремительно, в нем нет места индивидуальному психологическому рисунку, все подчинено идее сурового и непреклонного долга. Жанр революционной баллады, основоположни­ком которой стал Тихонов, прославлял массовый под­виг безымянных бойцов Октября:

  • Но мертвые, прежде чем упасть,
  • Делают шаг вперед —
  • Не гранате, не пуле сегодня власть,
  • И не нам отступать черед.

(«Перекоп»)

И хотя поэт замечает:

  • Но об этом нельзя, ни песен сложить,
  • Ни просто так рассказать!

Все же ему удается взволнованно и точно передать героику тех лет, ощущения и размышления бойца о судьбах страны в ту потрясенную революционным шквалом эпоху.

Интенсивная работа поэтической мысли оформляет романтическую приподнятость стиха скульптурно рель­ефно, насыщает стих точной реалистической детализа­цией. Отсюда афористичность многих стихов Н. Тихо­нова:

  • Гвозди бы делать из этих людей:
  • Крепче б не было в мире гвоздей.

В 20-е годы Тихонов много ездит по стране, особен­но по Средней Азии, Кавказу. Важные, значительные со­циальные преобразования в жизни всех народов моло­дой Страны Советов дали поэту обширный материал.

Он горячо откликается и на события за рубежом («Аф­ганская баллада», «Индийский сон», поэма «Сами» и др.). Постепенно тема дружбы, интернационализма и патриотизма становится ведущей в его творчестве.

Настроения новой эпохи воплощали поэты разных поколений. В 20-е годы заявили о себе художники «Кузницы». В нее вошли ветеран пролетарской поэзии Илья Садофьев, молодые певцы рабочего класса — В. Казин, В. Кириллов, И. Филипченко. В стихотворе­ниях поэтов «Кузницы» (за исключением, пожалуй, В. Казина) индустриальная тема разрабатывалась еще довольно абстрактно, место живых людей, неповтори­мых человеческих чувств заняли отвлеченные понятия, машинизированные пейзажи.

Высокое искусство постигать эволюцию быстро ме­няющейся действительности во всей сложности ее социально-бытового и психологического рисунка, словом, то, что предполагает открытие нового человеческого характера, немыслимо без широко развитого чувства историзма и умения воссоздать внутренний мир героя. Именно этими качествами отличались такие психологи­чески насыщенные произведения, как поэма «Про это» В. Маяковского, многие лирические стихи С. Есенина. В их творчестве 1921 —1923 гг. и наметился тот пе­реход от прямолинейно-отвлеченной манеры, который был закреплен и развит в поэзии «молодогвардейцев».

Поэтами «комсомольской плеяды» (А. Безыменский, А. Жаров, М. Светлов, И. Уткин) были верно угаданы потребности времени. В их творчестве широко представлена не только героика гражданской войны, но и пафос мирного созидания, чувства, раскрывающие внутренний мир человека, боевой задор юного поколе­ния интернационалистов и революционеров. Широкой известностью пользовались поэма А. Жарова «Гар­монь» (1926), стихотворения М. Светлова «Рабфаков­ке», «Гренада», «В разведке», «Двое», «Маленький барабанщик» и др., поэма А. Безыменского о рыцаре революции Дзержинском «Феликс» (1927) и гимн мо­лодости «Молодая гвардия» (1922), ряд стихотворений из сборника Н. Дементьева «Шоссе энтузиастов» (1929).

Внешне непритязательный рассказ о деревенском активисте Тимофее перерастает в поэме . А. Жарова «Гармонь» в большой разговор о комсомоле. Читателя подкупала напевность гибкого стиха, щедро впитавше­го фольклорные элементы (то бойко-размашистый стиль частушки, то лирически-раздумчивую манеру не­спешной крестьянской беседы), умело передавшего гамму настроений и молодой задор героев:

  • Гармонь, гармонь!
  • Гуляют песни звонко
  • За каждый покачнувшийся плетень…
  • Гармонь, гармонь!
  • Родимая сторонка!
  • Поэзия российских деревень!

Наряду с произведениями, явившими образцы попу­лярной в ту пору лирики, критика отмечала, однако, нередко встречавшиеся у А. Жарова и А. Безыменского стихотворения с упрощенной трактовкой темы, эле­менты декларативности и риторики.

Середина 20-х годов — важный этап в творческой эволюции многих поэтов, начавших свою деятельность непосредственно перед революцией (Н. Асеев, Э. Баг­рицкий) или выступавших на литературной арене задол­го до Октября (А. Ахматова).

Обостренный интерес к отдельной личности, к ана­лизу сложного и противоречивого внутреннего мира человека, словом, все то, что еще совсем недавно почи­талось пролеткультовцами и футуристами «смертным грехом», постепенно входит в орбиту советской поэзии. В таких эпических полотнах, как «Владимир Ильич Ленин» (1924) В. Маяковского, «Анна Снегина» (1925) С. Есенина, новые начала воплощены особенно глубоко и оригинально. В этом же русле шли поиски и других талантливых писателей.

Если домашнее задание на тему: " Поэзия на рубеже 20-х годовШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.