Подробности борьба бедноты против кулачества в произведениях



В романе «Гуси-лебеди» А. Неверова с документальной точностью воспроизводятся основные факты этой жизни в их исторической последовательности. Неверов сумел нарисовать впечатляющие картины борьбы бедноты про­тив кулачества, увидел силу, способную повести деревню по новому пути. Эта сила — партия большевиков. Много впереди еще трудностей, тяжела еще жизнь крестьянства, но легче идти вперед с верой в лучшее будущее. В деревне совершалось одно из многих чудес революции — унижен­ные, забитые люди, ранее сами не считавшие себя людьми, становятся активными борцами за новую жизнь. Как художник-реалист, Неверов не мог пройти в своем творче­стве мимо картин нищеты и голода, мучивших в то время деревню. Он оценивал положение иначе, чем некоторые его современники. Его герои убеждены, что эти трудности — явление преходящее: «Потерпеть надо. Не мы одни голоду­ем — время такое пришло... Неужели на каравай хлеба будем менять революцию? Голубчик мой! Ждали-ждали да и сменяем?»

В рассказе «По-новому» Неверов говорит о том един­ственном пути, который может помочь крестьянину выйти из вековечной нужды. Этот путь — общественная обра­ботка земли, принявшая на первых порах своеобразную форму коммун.

Деревня у Неверова и деревня в книгах Лидии Никола­евны Сейфуллиной (1889—1954) похожи и не похожи друг на друга. Их сходство объясняется одним и тем же време­нем действия: оба художника рисуют первые послереволю­ционные годы и одинаково оценивают пафос этой эпохи. Их различие имеет географическое обоснование. Южноураль­ские и сибирские села, где развертывалось действие про­изведений Сейфуллиной, условиями жизни, социальным составом населения во многом отличались от деревень северных, южных и центральных областей России. Глав­ное — тут почти не было помещичьего землевладения, что сказалось на взаимоотношениях различных классовых группировок в деревне. Известный процент деревенского населения составляли старообрядцы, которые до револю­ции преследовались православной церковью и царским правительством. Рядом с русскими жили башкиры, татары, казахи. Революция и переустройство крестьянской жизни, которые и в условиях центральной России протекали в ожесточенной классовой борьбе, здесь осложнялись рели­гиозными и национальными столкновениями. Сейфуллина много лет прожила в этих районах и хорошо разбиралась в их своеобразии. Ее искусство художника в «Перегное», «Виринее» и в других произведениях проявилось в том, что читатель видит деревню как бы с разных временных и про­странственных точек и глазами разных людей. Сейфулли­ной удается передать характерное крестьянское миро­восприятие.

«Вторая пашня подходит, а здоровые мужики царевым делом маются», — пишет она в «Виринее» об обстановке в деревне в годы империалистической войны. Царево де­ло — война, и мужики там именно маются. Счет времени тоже ведется по-крестьянски: прошло не два года, а две пашни.

Картинами жизни довоенной деревни Сейфуллина под­водит к мысли о том, что революция в ней уже была подготовлена всем ходом событий, всей совокупностью политических, экономических, социальных, идеологиче­ских, бытовых и прочих обстоятельств крестьянского бы­тия.

В политической борьбе за власть и землю стираются казавшиеся прежде непримиримыми религиозные противо­речия. Богатые старообрядцы находят общий язык с пра­вославным попом, когда речь заходит о совместной борьбе с деревенской беднотой. Часть крестьян, обманутая декла­рациями буржуазных партий, отходит сначала от основной массы, которая уже склоняется на сторону большевиков. Сейфуллиной удалось показать процесс перехода бедноты на сторону Коммунистической партии. «Когда мы узнали, чего добивается эта партия, — говорит Павел Суслов в «Виринее»,— всю крестьянскую трудовую жизнь, словно солнцем осветило, и мы свой путь увидали: по дороге нам только с партией большевиков. Только эта дорога вперед ведет. Остальные партии около прежнего все крутятся, пьются, а в конце концов сворачивают на старый режим. Не пойдем назад, товарищи!»

Требования мира и земли, выдвинутые Коммунистиче­ской партией, были близки и дороги каждому крестьянину. Однако — и Сейфуллина справедливо это подчеркивает — крестьяне далеко не все и тем более не сразу пришли к правде большевиков в первые годы революции.

В повести «Виринея» впервые в советской литературе был создан образ женщины-крестьянки с сильным волевым характером, женщины, пришедшей от яростного стихийно­го протеста против всего уклада унижающей ее жизни к сознательному участию в революционной борьбе.

Если домашнее задание на тему: " Подробности борьба бедноты против кулачества в произведенияхШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.