«Письмовник» Н. Курганова



В последнюю треть века появляется ряд изданий, рассчитанпых на широкого массового читателя. Самым значительным из них является знамени­тый «Письмовник». Составитель, а в значительной степени и автор «Письмовника» Николай Гаврилович Курганов (1725 или 1726—1790) вышел из мелкой разночинной среды, был сыном бедного унтер-офицера, учился в Петербургской морской академии, затем преподавал в морском корпусе (с 1774 г.— профессор). Пушкин в «Истории села Горюхина» посмеивается над «Письмовником», который читали и те, кто вообще ничего не читал.

В частности, псевдофольклорный, литературный характер большинства и «Славенских сказок» Чулкова, и «Русских сказок» Левшина ощутили уже современники. И вот, вскоре после сказок Левшина и в явный противовес им, появляются в печати два сборника «настоящих русских сказок», как это подчеркнуто указывается в самом заглавии («Лекарство от задумчивости или бессонницы, или настоящие русские сказки» и «Дедушкины прогулки, или продолжение настоящих русских сказок»; оба сборника появились с 1786 г.). Правда, и эти сборники носят полуфольклорный, полукнижный характер, но уже в следующем же 1787 г. были впервые опубликованы и дей­ствительно «народные сказки» в сборнике Петра Тимофеева «Сказки русские, содержащие в себе десять народных сказок» (см. о них в докторской диссер­тации С. Ф. Елеонского «Сказки и повести в XVIII веке»).

Однако в этом-то и заключалось в свое время его очень большое значение. Вышедшая в 1769 г. сперва под названием «Российская универсальная грамматика, или всеобщее письмословие, предлагающее легчайший способ основательного учения русскому языку с седмью присовокуплениями разных учебных и полезно-забавных вещей» («Письмовником» она стала называться только с последующих изданий), книга Курганова получила ши­рочайшую популярность: переиздавалась с исправлениями и до­бавлениями еще не менее десяти раз, вплоть до 1837 г. «Пись­мовник» — книга в своем роде замечательная. Основой «Письмов­ника» является «наука российского языка», т. е. грамматика — популяризация «Российской грамматики» Ломоносова. Однако особенно интересны семь «присовокуплений» — приложений к ней. В числе этих «присовокуплений» имеем «собор разных по­словиц и поговорок» (первое вообще столь обширное — около тысячи — печатное собрание русских народных пословиц) и «со­бор разных стиходейств» или «стихотворств» — обширное собра­ние стихов от народных песен до стихотворений крупнейших поэтов XVIII в., опубликованных, однако, без имени авторов. Исключительная популярность книги Курганова способствовала широчайшей популяризации многих из этих стихотворений, по выражению автора специальной работы о «Письмовнике» проф. Кирпичникова, «вовсе не народных по своему содержанию, но и у народившихся благодаря популярности «Письмовника».

Давалось в «присовокуплениях» и немало общеобразователь­ных сведений энциклопедического охвата, стоявших на уровне пе­редовой науки того времени — по естественным наукам, истории, медицине, теории литературы, стихосложению и т. д. Есть в «Письмовнике» и официальный богословский материал, но тут же совсем в духе Феофана Прокоповича и Ломоносова Курганов подчеркивает, что положения священных книг не следует пони­мать «в точном грамматическом смысле», и отстаивает истин­ность системы Коперника (в «Письмовнике» полностью приведена шутливая ломоносовская притча «Случились вместе два астро­нома в пиру»). Равным образом популяризирует он многие ос­новные положения просветительной философии. Заканчивалась книга, заключавшая в себе весь этот пестрый и в высшей степени разнообразный материал, несколько балагурски (лишний приз­нак, что автор предназначал ее для самого широкого, массового читателя), словами: «Всё тут. Нет больше. Только. Конец». Едва ли не больше всего способствовало успеху «Письмовника» вклю­ченное в него Кургановым, в качестве одного из «присовокупле­ний», очень обширное (около 350 номеров) собрание «Кратких замысловатых повестей». Большую часть этих «повестей», порой состоящих всего из нескольких строк, составляют ходовые быто­вые и сатирические анекдоты. Есть среди них и рассказцы, авто­ром которых был, очевидно, сам Курганов. Включил Курганов в свой «Письмовник» и «древние апофегмы», прямо перепечатав их из сборника петровского времени «Апофегмата». Необходимо отметить несомненную сатирическую окрашенность книги Курга­нова, первое издание которой недаром вышло в год появления новиковского «Трутня» и других сатирических листков. Остро са­тирически звучат, перекликаясь с сатирой новиковских журналов, многие «замысловатые повести». Некоторые из них и прямо носят «крамольный» политический характер. Так «повесть» двести де­вяносто первая гласит: «Италианец будучи вопрошен Французом, у кого бы он лучше хотел быть в подданстве: у Короля ли Фран­цузского или у Ишпанского? Я бы желал видеть одного пове­шена на кишках другова». Г. П. Макогоненко сопоставляет это с известным выражением из «Завещания» философа-материа­листа и социалиста-утописта Жана Мелье, которое было опубли­ковано в 1762 г. Вольтером. Сгущенные, концентрированные об­разцы народной сатиры представляют собой и многие приводи­мые Кургановым пословицы («Близ царя близ чести, близ царя близ смерти» — пословица, которая была особенно неприятна Екатерине II; «Земля любит навоз, конь овиос, а бара принос», «Закон, как паутина, шмель проскочит, а муха увязнет», «Как лапотника не станет, так и бархатник не встанет» и т. п.). Сати­рический характер Курганов сообщает даже даваемым им приме­рам грамматических правил. Так, в образец употребления двоето­чия приводится фраза: «Душа приказного заросла крапивой: одни колючки свидетельствуют о его поносной живучести» и т. п. Все это определяет совсем особое место и весьма значительную роль «Письмовника» как в истории нашего просвещения, так и в истории нашей литературы. «Письмовник» явился первой рус­ской народной энциклопедией, не только обучавшей умению пра­вильно говорить и писать, но и вводившей в популярной и доход­чивой форме широкого читателя в круг передовых научных и философских идей. В историко-литературном отношении «Пись­мовник» был книгой, связывавшей воедино литературные тради­ции начала и конца XVIII в. Равным образом, подобно произве­дениям Чулкова и Левшина, он находился на стыке литературы и народной традиции, знакомя более образованных своих читате­лей с явлениями народного творчества, а народного читателя — с рядом произведений книжной литературы.

Примерно около этого же времени, что и книга Курганова, появился в печати и ряд других изданий — сборников анекдотов («Товарьпц разумной и замысловатой», 1764; «Смеющийся Де­мокрит», 1769, и др.), произведений повествовательного харак­тера, явно рассчитанных на широкого, массового читателя.

Если домашнее задание на тему: " «Письмовник» Н. КургановаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.