Первобытные истоки эпоса



 

Исследованию генезиса героического эпоса необходимо предпослать анализ его зачаточных форм, а также общую оценку повествовательного фольклора доклассового общества.

Первобытное наследие в героическом эпосе не сводится к отдельным традиционным мотивам. Самая традиция поддерживается идейной преемственностью устного народного творчества. Специфическое для героического эпоса гармоническое единство богатыря и коллектива в некоторой мере базируется на идеализации родовой спаянности и на идеализации первобытнообщинных моральных и правовых норм. Однако общественные принципы в героическом эпосе уже не являются чем-то непреложным и общеобязательным, а осуществляются в индивидуальном подвиге богатыря, хотя при этом не может быть и речи о подавлении героем личного во имя общественной этики.

Анализ народно-поэтического творчества доклассового общества чрезвычайно сложен в силу ряда причин.

Во-первых, в настоящее время сохранились только этнографически пережиточные формы материальной и духовной культуры. Поэтому фольклористы сталкиваются со значительными трудностями, так как сознание племен, владеющих орудиями каменного века, в современных условиях контакта с цивилизацией невольно отражает кризис первобытнообщинного строя, что для искусства имеет решающее значение.

Во-вторых, фольклор культурно отсталых народностей изучался не с искусствоведческой, а почти исключительно с историко-этнографической точки зрения.

В-третьих, трудности для анализа создает идеологическая и жанровая нерасчлененность первобытного фольклора. Речь идет, прежде всего, об идеологическом синкретизме, т. е. известной нерасчлененности в повествовательном фольклоре доклассового общества зачатков искусства, религии, представлений о природе и обществе.

Идеологический синкретизм нашел специфическое выражение в первобытной мифологии. Характерное для мифа «одушевление» природы не требует в качестве предпосылки развитой анимистической концепции (идеалистического представления о душе, якобы заключенной в различных предметах и существах), оно непосредственно вытекает из недифференцированности представлений о природе и обществе.

Природа и общество, природа и культура причудливо переплетаются в мифологии, в частности в объяснении их происхождения.

При этом человек родового общества рассматривает социальные отношения сквозь призму своего отношения к природе, а связь природных явлений воспринимает как первобытнообщинные отношения. Конкретным проявлением переноса на природу родовых отношений являлся тотемизм, постепенно принявший характер своеобразной первобытной религии.

Первобытную мифологию нельзя отождествлять ни с искусством, ни с религией, хотя мифология сыграла существенную роль в развитии того и другого. Отождествление неизбежно привело бы к альтернативе: или искусство порождено религией, или религия — искусством. В то же время мифология и не «автономная область духа», а специфическая для родового общества форма выражения идеологического синкретизма.

Было бы неправильно видеть в народно-поэтическом творчестве первобытнообщинной эпохи одни только мифы. Вместе с тем необходимо отметить, что мифологические представления содержатся не только в мифах, но и широко отражены в древнейших сказках. Это вполне закономерно, так как первобытная («дорелигиозная», а отчасти и раннерелигиозная) мифология была творчеством, достоянием и идеологией всего рода, а не созданием особого жреческого сословия.

Только на более позднем этапе, в период разложения первобытнообщинного строя, когда выделились профессиональные жрецы-шаманы, разработка мифологии происходила прежде всего в этой специфической среде.

Переработка древнейшей «дорелигиозной», или, точнее, первобытно-синкретической, мифологии профессиональными колдунами-жрецами в религиозном духе шла параллельно переработке древнейших мифических образов и сюжетов в народном поэтическом творчестве. В народном творчестве использовались не только самые архаические мифы, но и религиозные мифы, непосредственно порожденные обрядами, или шаманские легенды.

Утеря их «священного» значения (иногда в силу вытеснения новыми религиозными представлениями или вследствие успехов познавательной деятельности) открывала путь для чисто поэтической обработки и для развития сказочного вымысла. В то же время возникшие даже на чисто, бытовой основе сказочные сюжеты использовались шаманами при создании религиозных легенд. Таким образом, взаимодействие и взаимовлияние этих двух направлений было весьма сложным.

«Прогресс» поэтического творчества состоит не только в «освобождении» от мифологии. Некоторые поэтические жанры, тесно связанные с мифологией, исчезают, как исчезает всякая мифология «вместе с наступлением действительного господства над... силами природы»1. Вместе с тем оттеснение мифологических персонажей и непосредственная поэтическая разработка образа человеческого героя как главного действующего лица, носителя эпического действия были существенным моментом формирования повествовательных жанров в древнейшем фольклоре.

Дифференциация жанров повествовательного фольклора доклассового общества очень трудна. Даже грубое деление на «миф» и «сказку» в применении к первобытнообщинному периоду получает различное обоснование у разных ученых. Конечно, отличие религиозного мифа от зрелой волшебной, а тем более бытовой сказки (и та и другая развиваются в основном в период разложения родового строя) совершенно очевидно, но дифференциация первобытного (в известной мере «дорелигиозного») мифа и первобытной сказки очень сложна.

В качестве критериев для определения мифа выдвигались самые различные признаки: связь с ритуалом; рассказ о богах, а не о героях; вера в подлинность описываемых событий; объяснение явлений природы; отнесение действия к доисторическому времени и т. д.

Однако и в первобытной сказке (или «прасказке») часто обнаруживаются следы религиозно-магической функции, отражаются первобытные обряды и мифологические воззрения, содержится этиологический финал, фигурируют различные духи и антропоморфные силы природы. Первобытные слушатели безусловно верили в подлинность того, о чем повествовала сказка.

В то же самое время типичные по сюжету этиологические и иные мифы часто не были связаны с ритуалом, рассказывались для развлечения и даже имели юмористическую окраску.

Мы не ставим перед собой задачу дать новое исчерпывающее объяснение различий между мифом и сказкой на древнейшей стадии, но считаем необходимым подчеркнуть один весьма существенный момент: при любых персонификациях объектом мифа всегда являются природа и человечество (пусть субъективно совпадающее с представлением о собственном племени) и главным образом происхождение различных элементов природы, культуры, социальных институтов. В центре мифа — не события из жизни отдельных людей, а некая коллективная судьба.

В мифах отражен реальный трудовой опыт племени и его историческое прошлое. Другое дело, что в первобытных мифах борьба с природой и межплеменные столкновения часто сливаются и как бы проецируются в «мифическое время», сводясь к однократным актам деятельности мифологических первопредков, которые олицетворяли родо-племенной коллектив.

В первобытных сказках в центре внимания — не природа в целом и не коллективные судьбы племени, а «случаи» из жизни отдельных людей. Некоторые из этих случаев могут быть и непосредственными откликами на действительные события. Все обобщения в первобытной сказке (например, образы хозяев и т. п.) столь же мифологичны, как и в типичных мифах, поскольку мифологические представления были всеобщими. (Правда, обобщения в сказках не являются целью, и главное внимание порой переносится на бытовые детали.) Но степень зависимости человека от сил природы в первобытной сказке большая, чем в мифах, где герои олицетворяют племенной коллектив и его победы над стихией.

Таким образом, исследуя пути формирования героического эпоса, в котором содержится определенная народно-поэтическая концепция исторического прошлого, необходимо учитывать наиболее древние мифологические воззрения на происхождение природы и «человеческого племени».

Что же касается анализа предыстории героического эпоса, то здесь необходимо остановиться на двух видах эпического творчества в доклассовом обществе — на сказаниях о культурных героях (первопредках или демиургах) и на древнейших богатырских сказках.

Если домашнее задание на тему: " Первобытные истоки эпосаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.