Отображение про­цесса преобразования деревни в эпопеи «Бруски»



Значительность эпопеи Панферова «Бруски» (1928—1937), удача ее автора состояли в том, что он сделал предметом художественного анализа сам про­цесс преобразования деревни — длительный, трудный, напряженный, с драматическими и даже трагическими коллизиями, отмеченный как победами, так и утратами. Ф. Панферов вслед за своими предшественниками 20-х годов лишает «власть земли» мистического содер­жания, показывает, как село медленно, но верно рас­стается с наследием старого мира. Но заслуга автора «Брусков» состояла не только в этом: Панферов изо­бразил поэзию крестьянского труда в новых историче­ских условиях.

Если для ряда писателей — предшественников и со­временников Панферова — значимость совершающих­ся в деревне перемен сводилась к тому, что крестьянин, по существу, переставал быть землепашцем, земледель­цем, то автор «Брусков» иначе изображает смысл над­вигающихся перемен. Создание первых кооперативных хозяйств, отказ крестьян от мелкого хозяйства, борьба с частнособственническими чувствами — все это выгля­дело в творчестве Панферова не как отчуждение крестьянина от земли, но как преодоление стихийно- векового подчинения слепой власти земли, торжество разумного, творческого, истинно хозяйского отношения к ней. Зов земли в романе Панферова пленителен и вол­нующ, крестьянин связан с ней кровными узами. Этим обусловлен естественный взгляд на землю как на свою кормилицу, а изображение сельских пейзажей приобре­тает глубоко поэтический, философский смысл.

Предшественников Ф. Панферова прежде всего при­влекал типичный для эпохи нэпа конфликт двух проти­востоящих сил — кулака и бедняка, а все остальное, как правило, проходило по окраине сюжета, окутанное густым облаком бытового и этнографического антура­жа, часто застойного и неподвижного. В «Брусках» отчетливо проявляется интерес автора к судьбе серед­няка, т. е. подавляющего большинства русского кресть­янства, ибо от него зависел успех коллективизации. Центральным героем книги наряду с коммунистами- организаторами Степаном Огневым и Кириллом Ждар- киным выступает крестьянин-середняк Никита Гурь­янов. Его переживаниям, метаниям, духовному вы­прямлению посвящена значительная часть панферовской эпопеи. Панферов ставит проблему середняка во всей сложности его драматических переживаний и раз­думий и тем самым во многом предваряет классический образ шолоховского Кондрата Майданникова.

Вместе с тем в этом романе гораздо тоньше, глубже, увереннее воссоздаются образы деревенских богатеев и представителей крестьянских низов. Если раньше социально-психологическая среда представлялась од­нородной и слитной, то в романе Панферова торжеству­ет принцип дифференцированного анализа. Писатель изображает самые разные типы как среди кулаков, так и среди бедняков. Одни кулаки (Чухляв, Быков) — примитивные скопидомы, ограниченные и жадные нако­пители — вызывают отвращение. Другие — сильные и хитрые противники Советской власти — вызывают чувство острой классовой ненависти. Таков, например, кулацкий идеолог Плакущев.

Изображая бедняка, автор «Брусков» также не об­ходит сложные социально-психологические коллизии. Как заметил А. В. Луначарский в статье «Что пишут о деревне» (1928), «Панферов не идеализирует бедно­ту. Он знает, что и она невероятно косна. Он не отрица­ет даже наличия среди нее лодырей и озорников, глу­пых изменников своему собственному делу, вроде Шленки. Он знает, как трудно раскачать этих людей привычки, растерявшихся перед жизнью, легко бросаю­щих дело при первой трудности...

Беднячество все же социально плодотворно. Опи­раться надо на него, оно может быть претворено в мо­гучую активную силу, в победоносную силу прогрес­са...».

Наконец, чрезвычайно смело по тому времени изо­бражение Ф. Панферовым передовой части деревни — коммунистов. Писатель не только нарисовал сильные, полнокровные характеры Степана Огнева и Кирилла Ждаркина, но и показал сложность духовных исканий героев. Их эволюция развертывается в противополож­ных направлениях, и автор внимательно анализирует, почему первый организатор бедноты Огнев в конце концов тормозит развитие новой деревни, а «хозяй­ственный мужичок» Ждаркин становится руководите­лем колхозного движения.

Однако писатель не удержался на уровне тех высот, которые были достигнуты в первых книгах эпопеи. В языке и отдельных описаниях появились натурали­стические излишества, а четвертый том «Брусков», соз­дававшийся в 30-е годы, отмечен элементами парадно­сти и лакировки.

Если домашнее задание на тему: " Отображение про­цесса преобразования деревни в эпопеи «Бруски»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.