Отображение поэтической взволнованности в романах Леонова



Романы Леонова поэтично-взволнованны, но не тра­гедийны (они менее, чем у Достоевского, насыщены неуемной силой страстей). Зачины произведений Лео­нова не содержат спокойно-эпической экспозиции, а сразу и энергично вводят в действие, как это подска­зывают законы драмы. Вот первые строки одной из начальных глав «Дороги на Океан»: «Действовал за­кон дорожных катастроф. Площадь крушения была обратно пропорциональна его размаху». А вот начало финальной главы романа: «Он вошел... и в переднем ряду немедленно нашлось для него место».

Леонова отличают от авторов других философских романов особые ритмы повествования. Раздумье пе­редается им часто не словесно, а какими-то внутренними тембрами стиля, лирикой эмоций, несущих в себе значительный социальный смысл.

Леонов-романист боится упрощенности. Мобили­зуя весь арсенал авторской эрудиции, писатель в вы­боре эпитетов, сравнений проявляет иногда изыскан­ность (если упоминаются, например, цветы, то это не ромашки или анютины глазки, а лакфиоль и хамедарея).

Природа сложности романов Леонова — в насы­щенности его книг глубокими раздумьями, обширным материалом наблюдений над жизнью, неизменно завер­шающихся философскими обобщениями. Для писателя важнее всего передать мироощущение героя и его эво­люцию. В этой связи получает распространение способ изображения внутреннего мира героя не посредством авторских определений, а приемом самохарактеристик, столь совершенно разработанным русской классиче­ской романистикой XIX в. Так углубляется в советской прозе метод психологического анализа.

Стиль Леонова-романиста очень своеобразен. В ро­манах писателя трудно найти места, где бы рассудочное изложение темы побеждало живое чувство. Темпера­ментная фраза Леонова, насыщенная силой мысли, не теряет своей рельефности.

Леонов создал философский "роман нового типа". В этом же русле осуществлял свои поиски немецкий писатель, современник Л. Леонова, автор романов «Волшебная гора», «Иосиф и его братья», «Доктор Фаустус» — Томас Манн.

В начале 30-х годов в советской литературе появля­ется роман, посвященный воспитанию, переделке людей в процессе борьбы за восстановление народного хозяй­ства, развитию форм социалистического труда. Эта тема не была новой для советской прозы: достаточно вспомнить рассказ Л. Сейфуллиной «Правонарушите­ли» (1922), повесть Г. Белых и Л. Пантелеева «Рес­публика Шкид» (1928), повесть А. Гайдара «Школа» (1930).

Верой в созидательную силу новой жизни, утвер­ждением, коммунистической морали пронизаны произ­ведения Н. Островского и А. Макаренко. «Как закаля­лась сталь» и «Педагогическая поэма» вошли в исто­рию советской литературы как «романы воспитания». Как бы ни были различны судьбы Николая Островского и Антона Макаренко, общественная биография авторов этих книг складывалась по законам революционного времени.

Романы «Как закалялась сталь» (1935) и «Пе­дагогическая поэма» (1925—1935) опирались на строго документальную основу, воплощали трудные и героиче­ские биографии своих творцов. Но главное достоинство книг Островского и Макаренко — социально-эстетического и этического свойства. Писателями разработан новый тип героя, продолжены с позиций метода социа­листического реализма принципы «романа воспита­ния».

Если домашнее задание на тему: " Отображение поэтической взволнованности в романах ЛеоноваШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.