Отображение народа в образе главного героя литературных произведений



Персонаж оценивался в зависимости от того, в какой мере ему удалось выразить собой «множе­ства». Яркая, оригинальная, неповторимая личность — Чапаев в романе Д. Фурманова, но и он, подчеркивает автор, «олицетворяет собой все неудержимое, стихийное, гневное и протестующее, что за долгое время накопилось в крестьянской среде». Анализ взаимоотношений героя и массы занимает важное место в таких выдающихся произведениях о гражданской войне, как «Железный по­ток» А. Серафимовича, «Разгром» А. Фадеева, «Партизан­ские повести» Вс. Иванова.

Выдвижение на первый план в литературе начала 20-х годов коллективного героя — народа, массы, мно­жеств — было исторически оправдано. Жизнь развивалась таким образом, что, как писал А. Луначарский, «ни одно «я» не слишком ценно, чтобы не быть принесено в жертву нашему «мы». Мысль о том, что именно сплочение, един­ство, слияние людей — залог победы в революции и граж­данской войне и явится в дальнейшем условием гряду­щих успехов, что именно народные массы творят историю, была главенствующей в раздумьях писателей о судьбах Родины.

Воспевая подвиг народа, В. Маяковский — знамение времени! — даже снял свою фамилию с обложки первого издания поэмы «150 000.000»:

  • 150 000 0001 мастера этой поэмы имя.
  • 150 000 000 говорят губами моими.

Исследование психологии масс в литературе 20-х годов, особенно в начале их, преобладало над исследованием внутреннего мира отдельного героя.

Исторические события 1917—1921 годов были не­обыкновенно сложными. Анализ их оказался делом весьма трудным, и неудивительно, что многие современники оши­бались в определении движущих сил и характера происхо­дящего. В советской литературе того времени и о том времени, в частности, наблюдалось воспевание, поэтиза­ция стихийного, разрушающего начала в революции.

«Ветер, ветер — на всем божьем свете!» — восклицал А. Блок в «Двенадцати». Яркий художественный образ метели, пурги, шквала, урагана, сметающего с лица земли обломки российской империи, прочно связывался в те годы с представлениями о революции и гражданской войне и переходил из одного произведения в другое.

«Ветер любит Гулявин. Тот безудержный, полыхающий ветер, который бросает в пространство воспламененные гневом и бунтом тысячи, вздымает к небу крики затравлен­ных паровозов и рыжие космы пожарных дымов»,— так пишет о герое своего произведения Б. Лавренев в повести, которая так и называется — «Ветер».

Поэтизация этого разрушительного начала подчас искажала историческую истину. Понадобилась определен­ная дистанция во времени («Лицом к лицу лица не уви­дать: большое видится на расстоянии». — С. Есенин), чтобы писатели смогли осмыслить и художественно убеди­тельно показать верную, исторически справедливую ситуа­цию:

  • Этот вихрь,
  • от мысли до курка, и постройку,
  • и пожара дым
  • прибирала партия к рукам,
  • направляла, строила в ряды.

В. Маяковский

Если домашнее задание на тему: " Отображение народа в образе главного героя литературных произведенийШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.