От истоков жизни М. Ирчана



Что же делает пьесы М. Ирчана такими актуальными, в чем их художественная ценность? Прежде всего, в их глубокой жизненности. «Я не могу назвать даже самого маленького своего произведения, в котором сюжет был бы выдуманным. По сей день я всегда черпал материал для Художественных своих работ из сокровищницы ре­альных событий, происходивших у нас ли, в Западной Украине, или где-нибудь в Америке… Все мои произве­дения— это жизненные факты», — утверждает М. Ирчан в очерке «О себе». Но, — добавим мы, — жизненные фак­ты, претворенные творческой фантазией художника, во­площенные в художественные образы, эстетически осмыс­ленные, художественно обобщенные.

И верно, не только темпераментная публицистика Ирчана, его мемуарные и очерковые работы основаны на реальных фактах, имеют точный адрес. Но и художе­ственные произведения — прозаические, драматургиче­ские— также обладают конкретными, жизненными исто­ками. В одних случаях эти истоки прямо указаны самим автором, в других — подтверждены изображенными здесь событиями и героями. Прямых свидетельств о том, как возникли пьесы «Бунтарь» и «Безработные», как бы не имеется. Но их документализм — вне всяких сомне­ний. Первая пьеса написана в 1920 году и отражает со­бытия, имевшие место тогда в Галиции. Центральный персонаж драмы — коммунист Ярослав Жванский — не­сомненно взят автором прямо из действительности. О том, что этот образ был близок и дорог писателю, гово­рит хотя бы и то, что Ирчан позднее не раз подписывал псевдонимом Я. Жванский свои произведения, печатав­шиеся в украинских фермерских газетах и жур­налах в Канаде.

Порождена самой жизнью и пьеса «Безработные». Разве не воссоздает она всем своим содержанием той трагедии, какую переживали в Америке украинские пере­селенцы — гонимые, униженные, нещадно эксплуатируе­мые капиталистическими хищниками? М. Ирчан всегда скорбел над горькой долей несчастных своих земляков. Это проявилось не только в драматургической зарисовке «Безработные», но и в повести «Ночь в Карпатах», напи­санной почти одновременно с пьесой (1923).

Исторические события, которые развернулись в Гали­ции в 1922 году, послужили М. Ирчану основой для тра­гедийной хроники «Двенадцать». На западно-украинских землях в те годы разгорались крестьянские восстания, шла борьба с помещичьим гнетом. Одним из повстанче­ских отрядов, действовавших в Подолии, были «двена­дцать» Степана Мельничука и Петра Шереметы. С эти­ми выдающимися революционерами Ирчан не только был лично знаком (Мельничук — односельчанин писате­ля), но и вместе с ними воевал на фронте, вместе пере­шел на сторону Красной Армии. Схваченные галицийской полицией, народные мстители Степан Мельничук и Петро Шеремета были расстреляны 11 ноября 1922 года в Черткове.

История этого восстания, позднее детально освещен­ная драматургом в статье «Красная повстанческая дю­жина», конечно, была хорошо известна ему и как автору пьесы. М. Ирчан, чтобы написать это произведение, использовал не только личные впечатления от знаком­ства с центральными ее героями, но и судебные прото­колы, которые с огромными трудностями добыли для драматурга его товарищи, а также интервью с адвока­тами, переписку погибших революционеров с родными и т. д. Обстоятельства жизни и смерти героических его друзей захватили творческое воображение писателя. На следующий же день после зверской расправы — рас­стрела честных, гордых смельчаков, повстанцев — М. Ир­чан написал стихотворение «Обнажите головы». Некото­рые мотивы этого стихотворения — стойкость и мужество героев — были потом развиты им в пьесе «Двенадцать» и особенно в ее финале.

Любопытная деталь: в спектакле «Двенадцать», по­ставленном в 1957 году на родине Ирчана — в Коломиевском районном Доме культуры, приняло участие один­надцать родичей главного героя пьесы Степана Мельничука.

Однако не только интересами историка, но и худож­ника руководствовался М. Ирчан, когда создавал драму о героике народного восстания. Эта тема, как известно, всегда притягивала к себе писателя. Напомню, что и в рассказе «Заговорщики» обездоленный люд поднимает­ся на борьбу с угнетателями.

Драматург всегда широко распахивал дверь своей творческой лаборатории. Он рассказывал не только о том, что было уже им написано, но и о том, что собирался написать, не делая тайны из того, как он изучает жизнь, ищет и добывает факты. В этом писателю Ирчану помогало его журналистское дарование. Вот что, например, писал драматург о своей пьесе «Семья щеточников», которая принесла ему известность и была переведена на двенадцать языков: «Еще в 1915 году,

когда больной лежал я в немецком госпитале, в столице Австрии, городе Вене (а как известно, в это время шла мировая империалистическая война), я прочел в одной немецкой газете, на последней странице заметку, напе­чатанную в уголочке, мелким шрифтом, — что жил да был в Германии слепой щеточник и музыкант, а у него и жена была слепая, и дочка слепая, только единствен­ный сын был зрячим. Однако вскоре его забрали на вой­ну. Прошло время, сын вернулся, но… отдав свои глаза «во славу кайзера и великой Германской империи»: их на фронте выело ядовитыми газами. Единственный не­когда зрячий — сын щеточника — пополнил семью слеп­цов… Эту заметку, которая потрясла меня, тогда еще 18-летнего юнца, я хорошо запомнил, много над нею раз­думывал. .. Чувствовал, что напишу, но боялся прини­маться за дело. Через восемь лет, осенью 1923 года, ко­гда приехал я в Канаду и убедился, что рабочие драм­кружки нуждаются очень в революционном репертуаре, решил написать пьесу о немецких слепцах и тем самым дать антимилитаристское и антиимпериалистическое ху­дожественное произведение» («О себе»).

Два действия «Семьи щеточников» были написаны еще осенью 1923 года. Тогда же в рабочей типографии стали их набирать. Но, прочитав написанное, автор ре­шил приостановить набор: ему показалось, что пьеса не интересна, не заслуживает внимания.

Летом 1924 года М. Ирчан снова вернулся к работе над пьесой, она ему теперь понравилась, он решил ее закончить, что вскоре было и осуществлено. Постановка «Семьи щеточников» имела огромный успех на сцене рабочего клуба. О пьесе высказалась и буржуазная пресса, называя ее «произведением опасным».

Реальный факт явился лишь тем зерном, которое, бу­дучи брошенным в плодоносную почву писательского во­ображения, дало затем тяжелый колос. За исключением внешних примет этого жизненного эпизода, все осталь­ное — драматический конфликт пьесы, движение собы­тий, общественные и личные коллизии, характеры дейст­вующих лиц—^является творческим домыслом автора.

Открытая публицистичность, мощной струей прохо­дящая сквозь все творчество писателя, отчетливо ощути­ма и в пьесах Ирчана, в их строе — композиции, речевых средствах. Подчас даже возникает некоторая прямолинейность и оголенность в развертывании конфликт­ной линии событий и в поведении героев, в диалоге, даже в авторских ремарках. Природа изобразительных средств писателя определена его творческими воззрениями, сти­левая манера — теми идейно-эстетическими задачами, ко­торые он ставил перед собой. М. Ирчан много лет жил и работал в капиталистическом обществе, в таких соци­альных условиях, где крайне необходимо было острое агитационное слово, боевой призыв, поэтический лозунг. Художественная литература становилась здесь оружием в бою. Необходимо было нести в массы пламенное рево­люционное слово. И Ирчан подчинял свое творчество этой славной, почетной задаче.

Если домашнее задание на тему: " От истоков жизни М. ИрчанаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.