Острый драматизм в дневнике «Печальный детектив»



Концентрация социально-психологических зол, на­гнетание отрицательных фактов современной действи­тельности вызывают после прочтения «Печального де­тектива» острое ощущение драматизма жизни. Раздробленность очерково-публицистической компози­ции «Печального детектива» преодолевается введением центрального образа — Леонида Сошнина, бывшего оперуполномоченного милиции. Горестное его повество­вание о собственных злоключениях и бедах окружаю­щей среды подтверждает емкую значимость заглавия романа. Писатель попытался поставить многие набо­левшие вопросы: личность и государство, человек и за­кон, юридическое право и нравственные нормы бытия; его тревожит, откуда берется, с одной стороны, звери­ное в человеке, а с другой — покорность, безалабер­ность, безответственность.

Трезвость авторского взгляда не умаляет сострада­ния к тем, кто по своей и нашей вине оказался на краю пропасти. Затронута и такая проблема, как деформа­ция некоторых исконных народных представлений о до­бре и зле. С большой горечью фиксируются случаи семейного разлада, ущербности внутричеловеческих от­ношений, хотя о семье говорится как о фундаменте не только государства, но и цивилизации.

По воле автора главному герою книги дано право пролить свет на истоки скверны в нашем обществе, обнажить пружины тех искривлений, что задели народ­ную душу. Перекладывая ответственность на всех: школу, коллектив, государство, — мы забыли прежде всего с самих себя спросить строго — таков конечный вывод романа.

«Печальный детектив» — вариант не лирического, как было прежде, но обличительного дневника. Видимо, отсюда недостаточно полная прорисованность внутрен­него мира большинства персонажей, ослабленность психологического анализа.

Разве можно считать случайным то обстоятельство, что Салтыков-Щедрин в 1860-е годы, когда формиро­вались основы его сатиры, больше размышлял о про­блеме идеала и нового героя, нежели непосредственно о технологии отрицания. Автор «Истории одного горо­да» провозгласил целью и назначением литературы не «отрицание», а воспитание сознательности. Отделяя зерна от плевел, великий сатирик стремился поднять до героизма даже обыкновенного человека.

В те же годы А. Н. Островский говорил, что если хочешь показать дурное у народа, прежде всего дай понять читателю, что ты знаешь за ним и доброе. Эти же идеалы исповедовали и все крупнейшие представи­тели русского критического реализма — Ф. Достоев­ский, Л. Толстой, А. Чехов.

«Печальный детектив» написан в форме объективи­рованного романного повествования. Возможность та­кого пути писатель предвидел десятью годами раньше: «Боюсь я этого слова «роман». Но главное, если бы я писал роман, я бы писал по-другому. Возможно, композиционно книга была бы стройнее, но мне при­шлось бы отказаться от самого дорогого…» [1] Опыт «Печального детектива» свидетельствует, что эти опа­сения были небезосновательны. Огорчительны и сбои собственно языкового плана. Прежние произведения художника отличала емкость повествования, стилевое многоцветье, богатство подтекста. В новом романе все как-то поблекло, полнозвучие слова потеснила одно­слойная информативность. Однако не эти огрехи худо­жественной формы настораживают в эволюции блиста­тельного мастера. «Печальный детектив» еще раз под­тверждает истину о том, что коллекционирование скверны — отнюдь не удел большого искусства.

Склад дарования В. Астафьева особый — лирико- философский. Все его предшествующие удачи достигну­ты в рамках этой стилевой манеры.

[1] Лит. обозрение. 1976. № 10. С. 57.

Если домашнее задание на тему: " Острый драматизм в дневнике «Печальный детектив»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.