Образы братьев-близнецов в фольклоре американских индейцев



В фольклоре американских индейцев наряду с преобразованием мифа о культурных героях в комический эпос об озорнике имеется и тенденция к героизации мифа.

У североамериканских индейцев героизация коснулась близнечного мифа. Выше мы упоминали о враждующих близнецах-демиургах в мифологии ирокезов. Героическая и комическая интерпретация образов здесь едва намечена. Зато у племен прерий и юго-запада близ-нечная пара представлена не антагонистами-демиургами, а иногда братьями, во всем помогающими друг другу, вместе странствующими по земле и уничтожающими различных чудовищ, которые мешают мирной жизни людей.

В обширном ареале, охватывающем не только многочисленные племена прерий, но и народы юго-запада Северной Америки, чрезвычайно популярен эпический цикл о героических братьях-близнецах — «юноше из вигвама» и «брошенном прочь юноше из ручья» (вариант: «юноше из кустарника»).

В отсутствие охотника Его жену посещает злой дух в образе старухи, мужчины (у сиу — свекра) или обезьяны. Злой дух убивает гостеприимную женщину (популярный мотив: перед убийством он требует, чтобы тело беременной женщины послужило ему блюдом, с которого он примет угощение), вырезает из ее тела близнецов, одного из которых бросает в источник (или в кустарник), а другого оставляет в вигваме или близ него. Возвращается охотник и обнаруживает того из сыновей, который оставлен в вигваме. Мальчик из вигвама однажды встречает своего дикого и более сильного брата — мальчика из источника. У того необыкновенно острые зубы (иногда упоминается его «приемный отец» — хозяин источника, зооморфная ипостась которого — аллигатор).

Охотник делает лук и стрелы для сына. Сын просит сделать такие же и для мальчика из источника. Отец и «мальчик из вигвама» хитростью выманивают «дикого» близнеца из источника (или кустарника), выламывают его острые зубы, учат есть оленье мясо и вообще приручают.

Таков вводный мотив чудесного рождения и воспитания близнецов. Далее рассказывается о странствиях близнецов и о том, как они уничтожают чудовищ, мешающих людям жить (великана-людоеда, гигантского ло ся, исполинскую громовую птицу, катящуюся скалу, антилопу-людоедку, чудовищного бобра и т. п.), в том числе людоедку, убившую их мать (иногда за этим следует мотив воскрешения матери). Близнецы обычно отправляются в поход как раз в том направлении, в каком отец запретил им идти, зная о страшных чудовищах, там обитающих.

У навахов героические близнецы — внуки первых людей. Дед и бабка рассказывают юношам, откуда, угрожая людям, являются посланцы различных чудовищ. Юноши посещают своего отца — Солнце — и, пройдя ряд испытаний (типа посвятительных), получают у него оружие — лук-молнию. Они объясняют, что чудовища поедают людей и что это оружие необходимо им для борьбы с чудовищами. Когда близнецы уничтожают последние четыре «зла», на освобожденной от чудовищ земле размножается племя дине.

Таким образом, в фольклоре навахов странствования близнецов трактуются не как приключения, а как подвиги культурных героев-первопредков, выполняющих определенную общественную миссию.

В фольклоре американских индейцев наряду с преобразованием мифа о культурных героях в комический эпос об озорнике имеется и тенденция к героизации мифа.

У североамериканских индейцев героизация коснулась близнечного мифа. Выше мы упоминали о враждующих близнецах-демиургах в мифологии ирокезов. Героическая и комическая интерпретация образов здесь едва намечена. Зато у племен прерий и юго-запада близнечная пара представлена не антагонистами-демиургами, а иногда братьями, во всем помогающими друг другу, вместе странствующими по земле и уничтожающими различных чудовищ, которые мешают мирной жизни людей.

В обширном ареале, охватывающем не только многочисленные племена прерий, но и народы юго-запада Северной Америки, чрезвычайно популярен эпический цикл о героических братьях-близнецах — «юноше из вигвама» и «брошенном прочь юноше из ручья» (вариант: «юноше из кустарника»).

В фольклоре индейских племен мотив героических близнецов часто переплетается с мотивом сыновей Солнца. У племени сиу-виннебаго на основе сюжетов о чудесных близнецах и о сыновьях Солнца сложился обширный прозаический эпический цикл, последнюю редакцию которого П. Радин считает плодом индивидуальной обработки.

В дошедшем до нас в письменной форме мифологическом эпосе народности киче (Гватемала) «Пополь-Вух» содержится сказание о живущих с бабкой братьях Хун-Ахпу и Шбаланке, рожденных матерью от чудесных плодов— голов предков. Братья первыми засеяли кукурузное поле, а затем, проявив ум, магическое могущество и смелость (а также мастерство во владении духовым ружьем и в игре в мяч), одержали победу над демонами— владыками Шибальды, отождествляемой с царством мертвых. Кроме того, Хун-Ахпу и Шбаланке одолели и властное чудовище Вукуб-Какиш и его сына Сипакна (последний наделен чертами глупого черта). Попутно Хун-Ахпу и Шбаланке отделались от своих завистливых злокозненных братьев, превратив их в обезьян. Совершив подвиги, героические близнецы превратились в Солнце и Луну.

Сказание о культурных героях-близнецах в «Пополь-Вухе» тесно переплетено с этиологическими и генеалогическими мифами киче.

Образы братьев-близнецов занимают огромное место в мифологическом эпосе коренного населения Южной Америки (старейшие записи, сделанные миссионерами, относятся к середине XVI в.). В настоящее время эти герои весьма популярны у племен, принадлежащих к аравакской, карибской, тупи-гуарани языковым семьям. Сюжеты об этих героях в основном сводятся к следующему. Жена творца или культурного героя убита ягуаром (реже людоедкой). Мать-ягуар воспитывает братьев-близнецов, найденных в чреве мертвой женщины. От других животных дети узнают, что ягуары убили их мать. Близнецы мстят за мать, уничтожают ягуаров. Затем они совершают ряд героических деяний и побеждают коварных, но глупых демонов. В конце концов по цепи из стрел они поднимаются на небо и становятся Солнцем и Месяцем.

В образе Прометея одерживает верх героизирующая трактовка культурного героя. При этом героизация не идет вразрез с первоначальным характером культурного героя, наоборот, она является поэтизацией того гуманистического пафоса борьбы человека с природой, который заложен в первобытном мифологическом эпосе. У Эсхила и в последующей литературной традиции этот пафос перерастает в пафос борьбы с деспотизмом. Высокие идеи борьбы с деспотизмом, конечно, не были заложены в первобытном фольклоре, но дорелигиозные черты образа несомненно способствовали развитию богоборческих мотивов.

Заключая рассмотрение судеб образа культурного героя в фольклоре доклассового общества, обратимся к отражению этого образа в древнегреческой поэтической мифологии.

Если домашнее задание на тему: " Образы братьев-близнецов в фольклоре американских индейцевШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.