Образ Степана Разина



Восстание под предводительством Разина, потрясшее боярско-дворянскую Русь, было одним из выражений сложнейших противо­речий в русском государстве XVII века. Изображая борьбу масс против боярско-помещичьего гнета, автор в многочисленных ярких образах простого люда подмечает свободолюбие, стойкость и муже­ство русского народа. Воплощением этих лучших качеств нацио­нального характера является образ Степана Разина, выразителя нужд и чаяний народных. Личность Разина изображена в разви­тии, в борьбе новых идей и представлений, возникавших у него под влиянием жизни, со старыми понятиями и предрассудками. Чита­тель видит, как постепенно складывались черты, сделавшие его во­ждем народных масс, как взрастила его народная среда, как крепла его ненависть к боярам и дворянам, как закалялись его ум и талант.

Автор не идеализирует прошлое, он показывает, что в разинском движении были сильны элементы разбойничества. Но чем сильнее разгоралось пламя восстания, тем больше вовлекалась в него крестьянская масса, тем яснее становилась его антикрепостни­ческая направленность, шире раздвигался политический кругозор его вождя.

С. Злобин придает по справедливости большое значение союзу Разина с вожаком многочисленных отрядов восставших крестьян Поволжья — атаманом Василием Усом. Беседы с ним проясняют Разину общенародный характер возглавляемого им движения. Надо воевать «всю Русь», — говорит Ус, убеждая Разина поднимать все крестьянство против бояр и дворян и идти на Москву. Он призы­вает Разина привлечь к участию в восстании угнетенные царизмом народности Поволжья и Приуралья.

Массовые сцены народной жизни обнаруживают в романе С. Злобина источники силы и слабости движения Разина, его локальность, веру народных масс в «хорошего царя». Этим наив­ным, патриархальным мировоззрением наделен в романе и сам Разин.

С чувством большой художественной меры привлекая письма, грамоты и другие исторические документы, С. Злобин не впадает в стилизацию, но и не отказывается от своеобразия языка изобра­жаемой эпохи. Широко вводя народную речь, он не засоряет свое произведение ни вульгаризмами, ни местными словами и в то же время удачно передает особенности речи донских казаков и запо­рожцев, подчеркивает своеобразие говора рязанских крестьян и слабовладевших русским языком татар.

Одной из особенностей исторического романа послевоенного пе­риода является расширение его идейно-тематического диапазона: освобождение народов Европы русской армией от наполеоновского ига, воссоединение с Россией исконно русских земель, история замечательных географических и научных открытий и техниче­ских изобретений — таковы темы, выдвинутые в послевоенные годы.

В книге Л. Никулина «России верные сыны» дана исторически правдивая картина освобождения Европы от наполеоновского вла­дычества. Романы Н. Задорнова «Далекий край», «К океану» и «Амур-батюшка» охватывают 40—80-е годы XIX столетия и пред­ставляют собой цикл исторических произведений о судьбах рус­ского Приамурья: яркие картины, рисующие подвиг русских зем­лепроходцев, помогают понять прогрессивный смысл присоедине­ния Приамурья к России, увидеть любовь и уважение малых народностей к русскому народу. Роман Ю. Германа «Россия моло­дая» рисует эпоху Петра I. В романе создан ряд образов рядовых русских людей, силами которых укреплялось морское могущество России.

Продолжая начатое еще в 30-х годах (трилогия о Радищеве) художественное осмысление раннего периода русского освободи­тельного движения, Ольга Форш посвятила роман «Первенцы свободы» движению декабристов. Тщательное изучение доку­ментов дало возможность писательнице исторически точно изо­бразить события первой четверти XIX века и создать убе­дительные картины жизни и борьбы дворянских революционе­ров.

Характерно для литературы последних лет усиление интереса к мемуарам, которые опубликовали многие писатели старшего по­коления. В жанровом отношении эти книги весьма разнообразны. Иногда это литературные воспоминания, близкие по своему харак­теру к работе литературоведа (как, например, книга К. Зелинского «На рубеже двух эпох»); иногда это воспоминания о своей жизни и своем творческом пути, о своих литературных связях и встречах (как книга С. Щипачева «Березовый сок», С. Маршака «В начале жизни», В. Шкловского «Жили-были», Ю. Либединского «Совре­менники», В. Лидина «Люди и встречи»); иногда это мастерски нарисованные литературные портреты (как очерки К. И. Чуков­ского о Куприне, Чехове и других в его книге «Современ­ники»).

В других случаях писатель облекает свои мемуары в форму повести или романа, в центре которого автобиографический образ героя, чья судьба составляет сюжет повествования (как в автобио­графическом цикле К. Паустовского «Повесть о жизни»). И, нако­нец, это книги, в той или иной степени касающиеся проблем теории литературы, творческого процесса и психологии творчества (как «Вдохновение и мастерство» В. Инбер и «Золотая роза» К. Паус­товского).

Разумеется, всем подобным книгам присущи особенности этого жанра; основанные на личном творческом и жизненном опыте, а не на изучении исторических материалов и документов, они не претендуют на объективные исторические литературоведческие или теоретические выводы. Но неоспоримо их значение как живых и искренних свидетельств, помогающих воссоздать атмосферу ми­нувших лет и представляющих неоценимый интерес для исследо­вателей.

Если домашнее задание на тему: " Образ Степана РазинаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.