Обращение к первым месяцам войны многих писателей



В романе В. Ажаева «Далеко от Москвы» невозможно на­звать одного центрального героя. Ни образ начальника строи­тельства нефтепровода Батманова, ни образ парторга Залкинда, ни образы инженеров Беридзе и Ковшова — ни один из них не является главным в развитии действия романа, подлинный герой которого — трудовой коллектив. Это не значит, конечно, что от­дельные герои не выделены в нем: напротив, В. Ажаев всей логикой развития сюжета показывает, как велика роль в коллективе его лучших, передовых людей, коммунистов, решающая роль партийной организации в целом. Строя сюжет романа как исто­рию формирования, сплочения и роста коллектива строителей, В. Ажаев глубоко раскрывает направляющую роль партии в этом росте.

Ажаев показывает становление коллектива как сплоченного, крепко спаянного организма, преодолевшего многочисленные труд­ности. Своеобразными характерами наделены не только передо­вые люди строительства, но и люди колеблющиеся, проделываю­щие на страницах романа большую эволюцию, как Тополев, и от­рицательные персонажи — Грубский, Кондрин и другие.

Но и передовые люди, ведущие за собой коллектив и вызы­вающие сочувствие автора и читателей, изображены в романе в развитии, а подчас и в сложных противоречиях.

Алексей Ковшов — это человек деятельный, энергичный, чест­ный, инициативный, это патриот, стремящийся отдать свои силы Родине. Но далеко не сразу он осваивается с мыслью, что патри­отический ему предстоит выполнить не в окопах переднего края, а на далеком строительстве, где не слышно орудийной кано­нады. Начальник строительства Батманов — человек волевой, опыт­ный руководитель, знающий хозяйственник, но в его методах ра­боты есть недостатки, порожденные излишней самоуверенностью, привычкой командовать и некоторой сухостью в отношениях с людьми (сухостью, которая, кстати сказать, привела и к неуст­роенности его семейной жизни).

Как мы видели, лучшие произведения первых послевоенных лет, посвященные фронту и тылу недавно минувшей войны, сви­детельствуют о верности советских писателей одной из главных традиций всего художественного развития искусства социалисти­ческого реализма, традиции, связанной с многосторонним изобра­жением характера нового человека, с дальнейшим углублением в его духовный мир.

Но как бы значительны ни были произведения, созданные в первые послевоенные годы, в середине 50-х годов, на новом исто­рическом этапе, военная тема получила новое, во многом более глубокое освещение. Многие писатели обращались к первым месяцам войны, стремясь осмыслить причины, которые при­вели фашистские полчища под Москву и Ленинград, на Волгу и на Кавказ. Другие вновь обращались к героическим подвигам, завершившимся победой. Из произведений, которые характерны для нового периода, следует назвать такие, как «За правое дело» В. Гроссмана (1952—1954), «Балтийское небо» Н. Чуковского (1954), «Зеленый луч» Л. Соболева (1954), «Дом на площади» Э. Казакевича (1956). В 1957 г. был опубликован рассказ М. Шо­лохова «Судьба человека».

Значение этих произведений отнюдь не исчерпывается досто­верным изображением тех или иных событий, как бы важны они ни были. Историческая точность сочетается в них с широким рас­крытием характера советского воина, его внутреннего мира. Вни­мание к большим морально-этическим проблемам — долга, чести, верности, патриотизма — придает этим произведениям не только историческое, но и глубоко современное звучание в мирные дни. Отечественная война раскрывается здесь в своем всемирно-исто­рическом значении, как война против человеконенавистнической фашистской идеологии, за право человека свободно творить свое счастье. Всенародный характер войны, торжество советской идео­логии, мировое значение победы над фашизмом получают фило­софское осмысление.

В первой книге широко задуманной эпопеи «За правое дело» В. Гроссман стремился дать обобщенную картину фронта и тыла с момента начала войны до битвы на Волге. Журнальный вариант романа увидел свет в 1952 г. Новое издание, в котором писатель учел ряд критических замечаний, относящихся к идейно-философ­ской концепции романа, опубликовано в 1954 г. В течение десяти с лишним лет писатель работал над материалом, в свое время от­раженным в его военных очерках.

В романе с большой полнотой и правдивостью показаны траги­ческие эпизоды войны: гибель эвакуируемых детей на пароходе, зверски потопленном фашистами; короткая встреча майора Берез­кина со своей семьей, с нежно любимой женой на одной из воен­ных дорог, по которой бредут беженцы; упорная, но безнадежная битва за вокзал горсточки отрезанных от полка бойцов. Подобные события осмыслены в романе как этапы суровой и справедливой борьбы, в которой закономерно побеждает советский народ.

Среди многих героев романа, охватывающего все слои совет­ского общества, особенно интересен и своеобразен глубоко народ­ный образ рядового солдата — колхозника Вавилова. Гибель Ва­вилова, описанная в тонах приподнято-героических, когда в «ро­зоватом облаке кирпичной пыли» встает он, как богатырь, навстре­чу врагу и, рухнув, исчезает в этом облаке, — эта гибель, заверша­ющая первую книгу романа, отнюдь не ведет к бесперспективности. Конкретный и тщательно индивидуализированный образ Вавилова, показанного в домашнем быту в первой главе (когда он беседует с детьми, колет ночью накопившиеся за многие годы неподатливые комли деревьев, дает последние наказы колхозникам, прощается с женой), нарисованного затем в будничной армейской обстановке (когда его полушутя прозывают «гвардии колхозным активис­том»), вырастает в финале до величественного эпического обоб­щения всенародного подвига во имя Родины.

В противопоставлении широко нарисованного образа советского народа и изображенных в ряде эпизодов фашистов (от немец­кого часового на фронте до ставки Гитлера) раскрываются ду­ховное убожество гитлеровских полчищ и великая непобедимая сила советского народа, знающего, за что он борется, воодушев­ленного высокими идеалами коммунизма и выдвигающего из своих рядов множество замечательных героев.

К числу таких же героев принадлежат Рассохин и его бое­вые товарищи из романа Н. Чуковского «Балтийское небо», Лубенцов и другие герои романов Э. Казакевича «Весна на Одере» и «Дом на площади».

В последних двух романах, значительно отличающихся по ма­нере письма, по стилю от поэтической, лирически взволнован­ной повести «Звезда», Казакевич ставил перед собой задачу по­казать Советскую Армию в дни решающего наступления и окон­чательного разгрома врага и в первые мирные дни. Этой задачей определяется широта повествования, в котором развиваются мно­гочисленные судьбы и характеры; этой задачей определяется и введение в романы (особенно «Дом на площади») публицисти­ческих авторских размышлений.

Сравнение этих двух романов с большой наглядностью пока­зывает, насколько глубже и острее становилась проблематика со­ветской ,литературы на новом этапе ее развития. Присущий Э. Ка­закевичу интерес к психологической разработке характеров про­явился и в «Весне на Одере» (1949). Но в этом романе писатель если и обращался к внутренним конфликтам, возникающим среди советских людей, то эти конфликты не приобретали общественного характера и оставались в пределах чисто личных отношений. В ро­мане «Дом на площади», появившемся уже после XX съезда пар­тии, писатель продолжает рассказ о том же гвардии майоре Лу- бенцове, который стоял в центре сюжета «Весны на Одере». Но теперь в поле зрения писателя оказываются противоречия гораздо более сложные, проблемы, имеющие широкое общественно-этиче­ское значение. Лейтенант Воробейцев, которому Лубенцов, наз­наченный комендантом освобожденного немецкого городка, ока­зывал доверие, хотя и знал некоторые его недостатки, оказывается изменником и переходит в западную зону в погоне за «легкой жизнью» и материальными благами. Ответственность за преступ­ление, совершенное Воробейцевым, падает на Лубенцова, человека безупречно честного и преданного Родине. Вокруг этого «чрезвы­чайного происшествия» сплетаются сложные человеческие отно­шения, проявляются разные характеры.

Читатели двух этих романов видели, как характер Лубенцова формируется и в дни войны и в дни мирной жизни освобожденного от фашизма маленького городка. Писатель и в первом романе ста­вил Лубенцова в очень сложные обстоятельства, сталкивал его с разными людьми. В этих столкновениях укрепляются качества Лу­бенцова как коммуниста и воина: он проявляет мужество и храб­рость, высокую принципиальность, моральную чистоту, требова­тельность к людям и к самому себе. Но именно в романе «Дом на площади», столкнувшись с бездушными формалистами, Лубенцов проходит через еще одно серьезное испытание своей принципиаль­ности и стойкости. Изображение мыслей и чувств Лубенцова на партийном собрании, разбирающем его персональное дело, состав­ляет сильнейшие психологические страницы романа. Описание со­брания с выступлениями разных людей — и тех, кто пытался упрощенно решить вопрос, и тех, кто стремился угодить началь­ству, и, наконец, тех, кто глубоко разобрался во всем происшед­шем, — отличает в авторе большого художника, он сумел и увидеть воспитанные в обстановке культа личности мелкие побуждения, мещающие принципиальности отдельных коммунистов, и раскрыть огромную силу партийного коллектива, находящего верное, подлин­но партийное решение сложного вопроса.

Если домашнее задание на тему: " Обращение к первым месяцам войны многих писателейШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.