Новаторство Маяковского в области поэтической формы



Новые идеи, темы, мотивы, которые Маяковский так широко и смело вводил в поэзию, требовали новых форм художественного выражения. Поэт обновляет жанры, де­мократизирует стиль и поэтический язык, делает стих более свободным и раскованным.

Уже ранняя поэзия Маяковского поражает многообра­зием жанровых образований. Это и оригинальные зари­совки городского пейзажа («Ночь», «Утро», «Порт», «Вы­вескам» и др.), и стихотворные монологи, прямо обращен­ные к слушателю («Нате!», «Вам!», «Послушайте!»), и сатирические «гимны» («Гимн судье», «Гимн критику», «Гимн обеду» и др.), и «самопортреты», выдержанные в эксцентрическом или лирико-ироническом стиле («Ничего не понимают», «Вот так я сделался собакой», «Надоело», «Никчемное самоутешение»), и романтическая внефабульная поэма с лирической структурной основой («Облако в штанах», «Флейта-позвоночник», «Человек»),

В послеоктябрьском творчестве Маяковского вместе с качественным преобразованием художественной системы обновляется и решительно обогащается жанровая палит­ра. Новым мироощущением, связанным с победой социали­стической революции, многообразием поставленных ею задач и обращением к массовому читателю определяется появление маршей, оды, «Приказов...», посланий-разговоров, лирических сказов, стихотворных очерков, фельето­нов, памфлетов, сатирических портретов. Утверждение этих и других жанров, как и обособление отдельных групп стихотворений (например, агитпоэзия, стихи для детей и т.д.), в творчестве Маяковского свидетельствовало о том, что поэту удалось, опираясь на литературную тради­цию и обновляя ее, выработать весьма разнообразные формы, позволяющие выразить богатство чувств нового человека в его многосторонних взаимоотношениях с со­ветским обществом и всем миром.

Претерпевает изменение и жанр поэмы. Если в до­октябрьский период у Маяковского преобладала лирико-романтическая поэма, которая позволяла выразить миро­ощущение лирического героя, решительно противостояв­шего законам и морали собственнического мира, то теперь структура поэмы обретает качественно новые черты. С го­дами в творчестве Маяковского все определеннее утвер­ждается тип лиро-эпической поэмы, в которой художе­ственное время и пространство, будучи объективированы, отражают закономерность и реальные масштабы социаль­ных преобразований, передают движение и поступь исто­рии. Лирическое начало в этих поэмах, органически свя­занное с мыслью поэта, оказывается неотделимым от движения самой жизни и творческой деятельности народа- созидателя, выразителем чувств которого и выступает лирический герой (особенно отчетливо и полно этот прин­цип реализован в поэме «Хорошо!»). Единством героя, в образе которого отражено мироощущение народа, строя­щего социализм, и связанных с этим строительством масштабных дел, свершений и перспектив обусловлен сплав лирики и эпоса, который придает удивительную цельность лучшим послеоктябрьским произведениям Мая­ковского.

Творческим освоением поэтической традиции и смелым новаторством отмечено все, что относится к особенностям стихотворной речи поэта — ритмике, строфике, рифме. Стих Маяковского отличается исключительным ритмико-интонационным многообразием, что затрудняет определе­ние его ведущих закономерностей. Становится все более очевидной несостоятельность попыток как выдать Маяков­ского за «разрушителя», который «уничтожил» силлабо-тонический стих (этот взгляд был широко распространен в 40-е годы), так и доказать, что стихосложение Маяков­ского в принципе ничем не отличается от классического, что его поэтика вполне традиционна.

У Маяковского нетрудно обнаружить классические силлабо-тонические размеры: ямб, хорей, дактиль и др. Но, будучи включены в стиховую систему поэта, они обретают особое звучание. В стихе Маяковского усилены самостоя­тельность, весомость, синтаксическая обусловленность слова. Введение поэтом в качестве ритмообразующего элемента внутристиховых пауз, разделяющих слова (или группы слов), ослабляет силлабо-тоническую традицию с ее внутрислоговой симметрией и фразовостью стиха. Таким образом, единство слова, синтаксиса и интонации в стихе выступает у Маяковского в новом качестве.

Все это нашло выражение и в графическом оформле­нии: сначала появился стих-«столбик», а с 1923 года (поэма «Про это») Маяковский обращается, к «лесенке». В статье «Как делать стихи?» он так объяснил необходи­мость графического членения стихов: «При... делении на полустрочия ни смысловой, ни ритмической путаницы не будет. Раздел строчек часто диктуется и необходимостью вбить ритм безошибочно, так как наше конденсированное экономическое построение стиха часто заставляет выкиды­вать промежуточные слова и слоги, и если после этих сло­гов не сделать остановку, часто большую, чем между строками, то ритм оборвется».

Правильно понять характер преобразований Маяков­ского в стихе можно лишь с учетом того, что они носили системный характер. Изменения в области интонации, синтаксиса, строфики, рифмы, ритмики совершались од­новременно и были внутренне взаимосвязаны. Так, с повы­шенной эмоциональной выразительностью, предельной на­пряженностью поэтической речи связано и обилие внутри­стиховых пауз, и особая семантическая и звуковая ошутимость каждого слова. У Маяковского заметно повы­шается смысловая и ритмообразующая роль концевого звучания, чем в значительной мере были обусловлены настойчивые поиски поэтом оригинальных и богатых в зву­ковом отношении рифм.

Если домашнее задание на тему: " Новаторство Маяковского в области поэтической формыШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.