Мера социальной конкретности



Мера социальной конкретности «Коварства и любви» необычайно велика. Такой «низкой» в этом понимании слова трагедии еще никто не создавал. Слова «мещанская трагедия», стоящие в подзаголовке, указывают не только на среду, в которой происходит действие, но и на особенности жанра, подразумевающего в идеале (и Шиллер первый к этому идеалу приблизился) полнейшую социальную опредмеченность на всех уровнях – бытовом, психологическом, речевом. У Шиллера трагедия словно бы пошла на выучку к комедии нравов. В этом смысле внутренние потенции «Коварства и любви» оказались столь велики, что ее «открытие» продолжается до сих пор. Важными вехами на этом пути были перевод Н. М. Любимова (1954), в котором герои Шиллера наконец-то заговорили со всей присущей им характерностью, и привезенный к нам в 1978 году спектакль Дюссельдорфского театра, в котором они начали со всей присущей им характерностью действовать.

Просветительские категории мысли обогатились повседневной правдой жизни. Они вернулись от абстракции к реальности, их породившей. Шиллер, как говорилось, весьма зависим в «Коварстве и любви» от «Эмилии Галотти». Но после «Коварства и любви» «Эмилия Галотти» начинает казаться лишь предварительной наметкой того, что предстоит создать Шиллеру.

Полковник Одоардо, отец Эмилии, олицетворял общечеловеческую добродетель. Отец Луизы Миллер тоже носитель добродетели, но воплощает он ее в меру своей мещанской ограниченности, в формах примитивных и грубых.

Если домашнее задание на тему: " Мера социальной конкретностиШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.