Массовое проявление литературы в народных песнях



Своеобразное и во многом противоречивое отражение эпоха преобразований находит в устном народном творчестве — в исто­рических песнях, песнях-плачах, сказках, народной сатире.

Всего нам известно до 200 народных песен, отражающих события первых десятилетий XVIII в. Рассказывается в песнях и о том, как царевна Софья пыталась извести брата, и о стрелецких бунтах, и о воен­ных походах — взятии Азова, многочисленных героических эпи­зодах в войне со Швецией, в особенности о Полтавской битве, об измене Мазепы и т. д. Многие из этих песен трудно точно определить хронологически; возможно, ряд их сложился позднее и, во всяком случае, дошел до нас в более поздних записях; но так или иначе в своем подавляющем большинстве они связаны с данной эпохой.

В песнях чаще всего сказывается сочувственное отношение на­рода к личности Петра I, противопоставляемого «князьям-бо­ярам», «графам-генералам» и вообще «людям придворным». Безусловно поддерживал народ внешнюю политику Петра, пони­мая ее как защиту родины от зарубежных хищников. В одной из песен резко подчеркиваются захватнические стремления швед­ского короля, требующего «отказать» (отдать) ему всю Россию: «Все широки острова, || Все глубоки озера, || Все глубоки озера, || Все и чистые поля, || Все и чистые поля, ||Все и темные леса». С народным юмором отзывается на это Петр в другой песне:

  • Ох, вы гой ecu, князья со боярами!
  • Пьете вы — едите все готовое,
  • Цветное платьице носите припасеное,—
  • Ничего-то вы не знаете, не ведаете.
  • Еще пишет король шведский ко мне грамотку,
  • Он будет король шведский ко мне кушати.
  • Уж мы столики расставим —
  • Преображенский полк,
  • Скатерти расстелем — полк Семеновский,
  • Мы вилки да тарелки — полк Измайловский,
  • Мы поильце медяное — полк драгунушек,
  • Мы кушанья сахарны — полк гусарушек,
  • Потчивать заставим — полк пехотушек.

Одновременно и очень настойчиво проводится в песнях мысль, что решающее значение в победах над врагами принадлежит не тунеядствующим «князьям со боярами» и даже не царю, а народ­ной и солдатской массе. Во> время Азовского похода Петр обра­щается за советом к князьям и боярам — «как нам Азов-город взяти». На вопрос царя «князья и бояре промолчали». Ободрили совсем было приунывшего Петра «солдаты и драгуны», пообещав­шие взять Азов «белой грудью» и героически выполнившие это обещание (песня «Ах, бедные головушки солдатские»). О том же самом поется в песне о взятии у шведов Орешка — Шлис­сельбурга. Нерешительные и малодушные царские генералы со­ветовали Петру «отступити» от города. «Победили силу швед­скую», «полонили» неприступный город, к которому «водою. . . плыти — не доплыти... сухим путем итти — не досягнути», простые «российские солдаты» (песня «Ты злодей, злодей, ре­тиво сердце»).

С замечательной художественной силой, в величавых образах, непосредственно связанных с крестьянским земледельческим тру­дом и в то же время напоминающих древние образы «Слова о полку Игореве», выступает та же мысль в песне о «Полтавской баталье»:

  • Распахана шведская пашня,
  • Распахана солдатской белой грудыо;
  • Орана шведская пашня
  • Солдатскими ногами;
  • Боронена шведская пашня
  • Солдатскими руками;
  • Посеяна новая пашня
  • Солдатскими головами;
  • Поливана новая пашня
  • Горячей солдатской кровью!

Некоторые черты Петра — простота его манер, обращения с людьми — в народном творчестве подвергаются дальнейшей и весьма характерной идеализации. По песням и сказкам, даже тогда, когда простой человек оказывается сильнее или сметливее царя, тот нисколько не сердится на это и, наоборот, награждает его. В некоторых песнях и сказках Петр прямо выступает в каче­стве заступника за народ против его обидчиков. Зато в свою оче­редь, когда бояре хотели покончить с Петром, заколотив его в бочку с набитыми внутри гвоздями и бросив эту бочку в море, его выручает, заменив собой, некий стрелец. В одной из песен царя, якобы отправившегося в Стекольное государство (Сток­гольм), спасает от неминуемой гибели (вывозит «на край синя моря») простой крестьянин.

В «плачах войска» о смерти Петра, повидимому, сложившихся в солдатской среде, молодой солдат, стоя на часах, призывает «ветры буйные» разнести с небес снежки белые, растолкнуть бел- горюч камень, расшатать мать-сыру землю, расколоть гробову доску, чтобы мог «встать-проснуться» Петр и посмотреть, как вся армия в полном боевом порядке продолжает ждать своего «пол­ковничка». Этот героизированный образ Петра крепко вошел в на­родное сознание. Недаром даже в пугачевских манифестах упо­минается о «блаженном богатыре Петре Алексеевиче».

Однако наряду со всем этим в народном творчестве звучат и горькие жалобы на жестокие тяготы, которые ложились прежде всего и больше всего на плечи народа, крестьянства.

В песнях поется о закрепощении вольных «гулящих людей», которым некуда теперь «кинуться» от царских застав и от «креп­ких караулов», требующих «печатного паспорта», поется о тяже­сти рекрутства: ноет-завывает сердце молодецкое при мысли о беде, о том, что «быть ему, молодцу, в рекрутах»; поется о «не­волюшке — службе царской», о «солдатских горючих слезах», о «бедных головушках солдатских», которым «ни днем ни ночью покою нет». Сын говорит матери, что без времени состарила его не жена и не малые детушки, а состарила «чужая дальна сторо­нушка, грозна служба государева часты-дальние походы» (песня «Ах, талан ли мой, талан таков»). Особенно жалуются солдаты-новобранцы, что Петр отдал их под начало иноземцам, которые не жалеют русского человека, бьют, губят солдатушек напрасно.

Народу, крестьянам приходилось осуществлять в исключи­тельно трудных условиях и строительство новой столицы, и рытье каналов и т. п. В песне образно рассказывается, как во время рытья Ладожского канала не только «добрый молодец кручинен» стал, но расплакалась и травушка зеленая, которую «унимает... мати земля сырая»: «Не одной тебе в чистом поле тошнехонько, И мне еще того тошнее». Прорывается порой в песнях и народный гнев, народный протест. Нашли себе в них. широкое и чаще всего сочувственное отражение и народные вос­стания, в особенности Булавинское. После усмирения восстания «славный тихий Дон», «Дон Иванович», который раньше «быстер — бежал» и «всё чистехонек», помутился «сверху донизу» оттого, что поизловили «ясных соколов, донских казаков».

Причинами народного недовольства и волнений выставляются притеснения и неправды «собак»-воевод и бояр (в песнях называ­ются подчас и имена их: то Борис Репнин, то Меншиков, то князь- Гагарин). Так, в широко распространенной песне «Что пониже было города Саратова», характерно заимствованной из цикла пе­сен о Разине, рассказывается об «удалых молодцах» — казаках, плывущих по Камышенке-реке:

  • Они веслами гребут, сами песенки поют,
  • Они хвалят-величают православного царя,
  • Православного царя, императора Петра,
  • А бранят они — клянут князя Меньшикова,
  • Что с женою и с детьми и со внучатами:
  • «Заедает вор-собака наше жалованье
  • Кормовое, годовое, наше денежное».

А в одной из песен главным виновником объявляется сам царь-батюшка, «который разорил войско донское, потревожил стариков-старых». В другой «бравой песенке» в связи с рытьем того же Ладожского канала о Петре поется и совсем уж непочти­тельно: «Ты рассукин сын, хозяин, расканалья сукин сын, здесь канавушки порыл». Равным образом из одного судеб­ного дела 1720-х годов о некоем астраханском подьячем Корча­гине до нас дошло характерное заклинание ружья — «сбере­гателя» от врагов, заканчивающееся троекратным проклятием «монарха нашего царя Петра».

С особенной силой неприязнь к Петру сказывалась среди ста­рообрядцев, провозгласивших его не более не менее как «антихри­стом». В одном из рукописных «лицевых», т. е. иллюстрирован­ных, старообрядческих апокалипсисов изображению антихриста несколько раз придано портретное сходство с Петром; с тем же сталкиваемся и в ряде старообрядческих песен и стихов. Но и тут в формах борьбы за старую веру и обычаи выражался несомнен­ный протест угнетенных народных масс. Не случайно вожди на­родных восстаний XVIII в. от Булавина до Пугачева заявляли себя защитниками старой веры.

Всякие непочтительные намеки на личность царя карались бес­пощаднейшими пытками и неминуемой смертью. В одном из указов Петра прямо сказано, что «за составление сатиры сочи­нитель ее будет подвергнут злейшим истязаниям». Но это не останавливало противников Петра. В частности, вскоре после его смерти получила широкое распространение «забавная» на­родная (лубочная) картинка «Мыши кота погребают», весьма сатирического свойства.

Если домашнее задание на тему: " Массовое проявление литературы в народных песняхШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.