Все эссе в разделе: Зарубежная литература

Изложение сюжета романа Дрэббл «Зона согласия»

Вскоре после «Ледяного века» Дрэббл опубликовала роман, название которого требует расшифровки. Это заглавие, содержание которого оправдывает два варианта возможного перевода заголовка.  Его можно расшифровать двояко: книгу можно назвать по смыслу рассказанного в ней и «Зона согласия», и (более прямолинейно) «Середина пути». Второй вариант, впрочем, меньше соответствует стилю книги, предполагающей некоторую загадочность, право читателя на собственное толкование того, о чем будет речь в книге. Итак — «Зона согласия»…

В центре внимания автора в этой книге две молодые еще женщины — подруги Кейт Армстронг и Ивлин Стеннет. Одна из них, уже завоевавшая известность и очень популярная, в особенности у женщин, журналистка (Кейт), другая — жена состоятельного (далее…)

Мифическое доисторическое время

В споре Вяйнямейнен и Еукахайнен вспоминают о мифических временах, когда море было вспахано и засеяно, выкорчеваны скалы, выкопаны рыбные ямы и озерки, был создан небесный свод, воздушные столпы, звезды и радуга.

Как говорилось выше, это мифическое доисторическое время есть время действия культурных героев в мифах. Юный дерзкий Еукахайнен тогда еще не родился, а Вяйнямейнен не только жил, но и участвовал в мироустройстве.

М. Хаавио справедливо отметил, что магическое превращение Еукахайнена и его саней составляет серию мифов о происхождении тюленя, утки, источника, камня, облака, радуги. Иными словами, варианты руны о состязании сохранили древние этиологические мотивы, столь характерные для мифов о культурных героях.

В руне из цикла сампо, повествующей, (далее…)

Сказочно-мифологические мотивы

В архаических эпосах, где социальные отношения рассматривались сквозь призму отношения к природе, героический характер богатыря часто приводил к богоборчеству. В классических эпосах богатырская строптивость может приобрести общественную окраску и выразиться в конфликте с эпическим князем. Конфликт этот в рамках классического героического эпоса получает, как правило, гармоническое разрешение перед лицом внешнего врага.

Сказочно-мифологические мотивы оттесняются в классических эпосах на периферию (дольше сохраняются в эпизодах, не связанных с основным эпическим действием, например в сказаниях о героическом детстве богатыря).

Давая схематическую характеристику классического героического эпоса, мы имели в виду только основные, принципиальные моменты, отличающие его от архаических эпических памятников. При этом в разряд классических, «зрелых», «развитых» попадают самые разнообразные (далее…)

Образы братьев-близнецов в фольклоре американских индейцев

В фольклоре американских индейцев наряду с преобразованием мифа о культурных героях в комический эпос об озорнике имеется и тенденция к героизации мифа.

У североамериканских индейцев героизация коснулась близнечного мифа. Выше мы упоминали о враждующих близнецах-демиургах в мифологии ирокезов. Героическая и комическая интерпретация образов здесь едва намечена. Зато у племен прерий и юго-запада близ-нечная пара представлена не антагонистами-демиургами, а иногда братьями, во всем помогающими друг другу, вместе странствующими по земле и уничтожающими различных чудовищ, которые мешают мирной жизни людей.

В обширном ареале, охватывающем не только многочисленные племена прерий, но и народы юго-запада Северной Америки, чрезвычайно популярен эпический цикл о героических братьях-близнецах — «юноше из вигвама» и (далее…)

Мифологическая фантастика

Мифологическая фантастика используется для того, чтобы подчеркнуть трудности подвига героя. Порой используемые образы шаманского странствия служат лишь как художественное изобразительное средство. При этом главным противником героя вовсе не является его будущий тесть, а скорее различные соперники в сватовстве, часто враги тестя, которого спасает от них герой. Именно в этом последнем случае соперники — противники героя— часто изображаются как чудовища, злые духи и т. п. Совершенно не обязательно, чтобы сам тесть имел обличье враждебного злого чудовища, которое пытается «погубить» жениха (например, хана Соло в поэме «Алтын-Мизе»). Богатыря часто пытаются соблазнить женщины — представительницы демонского мира. Иногда герой из страха или потеряв разум вступает (далее…)

Взгляды и мировосприятие Льюиса

Вопроса о взглядах, мировосприятии Льюиса я касаюсь осторожно, так же как и вопроса о его политической платформе. Книги Нормана, в особенности те, что были написаны в конце 50-х годов, говорят о многом — хотя и не обо всем. О ненависти к империализму и колониализму («Вулканы над нами», «Зримая тьма»), о суровом осуждении режима Франко в Испании («День лисицы»), о ненависти к фашизму («Десятый год прибытия корабля», «Почитаемое сообщество»). Говорят они и о другом — об осторожном нащупывании перспектив, желании понять и наметить исход того сражения, которое началось, но еще не окончилось во всем мире.

Десятки вулканов постоянно угрожают Гватемале извержением. Отсюда и название, (далее…)

Комментарии к роману Грина «Комедианты»

Роман «Комедианты» был написан давно. С тех пор прошло два десятилетия. В Москву Грин приезжал в 1986 году уже не тем, что он был в 1965 на Олбани, не тем, каким он был в 1967-м, когда мы в Париже много говорили о разных смыслах гуманизма. И спорили по этому вопросу…

Говорят немало о гуманизме Грина и особенностях этого гуманизма. Гуманизм большинства писателей Запада — даже крупнейших из них — бывает очень отвлеченным, и задумываешься над тем, в какой мере спор этот закономерен тогда, когда речь идет о людях, воспитанных на иных, чем мы, представлениях о смысле слов и понятий. Как правило, творчество большинства «гуманистов» (далее…)

Образ героя-титана

«Образ героя-титана, отдающего себя на служение благу человечества, готового отдать за это свою жизнь, общ в той или иной форме всем народам мира, и это не дает нам. права искать корней сказания о Гайавате, о слуге человечества, по сказаниям американских индейцев, где-нибудь на Балканском полуострове или кавказском перешейке, несмотря на то что эллины чтили Прометея, грузины — Амирана, абхазы — Абрскила, армяне — Мгера. Образ такого героя, сосредоточивающего в себе, как в фокусе зеркала, многовековую борьбу человечества за благо, в частности за огонь, возник в среде различных народов независимо, но, возникнув, создавал почву для перенесения на своего героя черт соответствующего ему героя, развившихся (далее…)

Комментарии критиков к роману Дэвидсона «Жертвы»

Опубликовав «Линди», Дэвидсон заговорил о целой серии романов, рисующих десятилетия, насыщенные событиями огромного исторического значения. Дэвидсон мечтает показать Запад от 30-х до 50-х годов, от лет его молодости до годов зрелости, как он сообщал в письме. Он сообщил о своем намерении показать драматизм тех лет, которые были пережиты нашим поколением, драматизм той борьбы, которой они были насыщены. Назвать свои романы Бэзил хотел по Вергилию: «Эти неистовые годы».

Замысел Дэвидсона говорит о широте его творческой мысли, глубине тех планов отражения действительности, которые вынашивал талантливый писатель. Но обстановка в Великобритании и всего Запада не дала ему осуществить свою мечту. Вместо эпопеи середины века Дэвидсон, повинуясь своей (далее…)

Переменные настроения в творчестве Нормана Льюиса

За много лет знакомства с Норманом Льюисом я отметила одну особенность его биографии: плодотворные периоды его творческой деятельности сменяются штилем. На Нормана нападает сплин, а может быть, даже его охватывает депрессия. Тогда он либо пишет мало, либо пишет «тайком»: бродит по саду, медленно пьет на пороге эссек-ского дома свое любимое красное вино и молчит. Это значит, что он думает и в голове его зреют или уже созрели контуры будущих очерков, книг или даже (реже) статей.

При всем скептицизме, звучащем в большинстве книг Нормана Льюиса, и сам он остается борцом, и книги его, в особенности те, что написаны за последние десятилетия, продолжают бороться. Книги Льюиса (далее…)