Коренной поворот во всемирной истории после революции



Великая Октябрьская социалистическая революция, совершенная рабочим классом, трудящимися массами России под руководством ленинской партии, ознамено­вала коренной поворот во всемирной истории, стала главным событием XX столетия. Она материализовала идеи научного коммунизма, направила развитие общес­тва в интересах всех людей труда. В горниле Октябрь­ской революции рождалась советская литература, кото­рая, «отражая рождение нового мира, вместе с тем активно участвовала в его становлении, формируя че­ловека этого мира — патриота своей Родины, подлин­ного интернационалиста. Тем самым она верно выбрала свое место, свою роль в общенародном деле»

Социалистическая по содержанию, многообразная по своим национальным формам и интернационалист­ская по духу и характеру советская литература основы­вается на принципах марксистско-ленинской партийно­сти, народности, социалистического гуманизма и вос­производит явления жизни, обусловленные основными закономерностями эпохи перехода к коммунизму.

С социалистическим реализмом — художественной системой, которая открыта для новаторства, базирую­щегося на отражении правды жизни, дерзком поиске истины, — неразрывно связаны исторический оптимизм, вера в лучшее будущее человечества. Советская лите­ратура органично, смело разрабатывает темы, волно­вавшие русскую и европейскую классику: народ и госу­дарство, личность и история, философские и нравствен­ные искания героя и др.

Материалистическая теория отражения, ленинское учение о партийности художественного творчества — фундамент искусства нового типа. В одном из ранних трудов В. И. Ленин писал, что «материализм включает в себя, так сказать, партийность, обязывая при всякой оценке события прямо, и открыто становиться на точку зрения определенной общественной группы».

Необходимость углубленной разработки категории партийности была продиктована объективными услови­ями развития общественной мысли, классовой борьбы в России начала XX столетия. Буржуазно-либеральной всеядности, расплывчатой туманности лозунгов о сво­боде личности, независимости искусства Ленин проти­вопоставил ясное и четкое положение о коммунистиче­ской партийности.

Строгая партийность, учит Ленин, спутник и резуль­тат высокоразвитой классовой борьбы. Партийность — признак качественно нового реализма, дающего воз­можность постижения жизни в революционном разви­тии. Знаменитая ленинская статья «Партийная органи­зация и партийная литература» (1905) помогает в решении таких ключевых проблем искусства, как соотношение классового и общечеловеческого, миро­воззрения и творчества, диалектически трактует поня­тие категории свободы (в том числе свободы творчества и ответственности художника перед трудовым наро­дом).

Ленин выступил против механического нивелирова­ния, шаблона в вопросах художественного творчества. Он подчеркивал необходимость обеспечения большего простора личной инициативе, индивидуальным склон­ностям, мысли и фантазии, форме и содержанию. Но фантазия и интуиция должны опираться на строго научную основу. Последовательное проведение комму­нистической партийности предполагает сознательное претворение в художественном творчестве принципа классовой борьбы пролетариата. Партийность выступа­ет как инструмент наиболее глубокого проникновения в суть жизни, как высшая форма народности. Худож­ник обретает истинную свободу, если его талант вопло­щает передовые идеи века. Органическое усвоение при­нципа партийности дает художнику средства для пони­мания и изображения нового мира, создавая предпо­сылки для формирования в длительном, противоречи­вом процессе эстетического освоения действительности более совершенного художественного метода. Учение Ленина стало краеугольным камнем эстетики социали­стического реализма.

Главный ленинский принцип руководства литературой — борьба за коммунистическое мировоззрение, за создание таких условий для художника, которые спо­собствовали бы действительно свободному развитию его таланта. В условиях Советского государства, где прямо и открыто реализуется принцип партийности искусства, каждый художник, как говорил В. И. Ле­нин в беседе с К. Цеткин, «имеет право творить свобод­но, согласно своему идеалу, независимо ни от чего.

— Но понятно,— добавил Владимир Ильич, — мы коммунисты. Мы не должны стоять, сложа руки, и да­вать хаосу развиваться, куда хочешь. Мы должны вполне планомерно руководить этим процессом и фор­мировать его результаты».

Подобное руководство не имеет ничего общего с ме­лочной регламентацией.

В первые же дни после Великой Октябрьской социа­листической революции одним из важнейших вопросов, вокруг которого велась ожесточенная борьба, стал во­прос об отношении между старым и новым искусством. Сохранило ли прежнее искусство свое обаяние и свой действенный, творческий характер? Существует ли про­шлое в настоящем (как историческая память народа) или современная революционная действительность ни­как не связана с наследием минувших эпох и должны быть обрублены нити, тянущиеся к нему?

В те годы появилось немало представителей различ­ных литературно-эстетических направлений, которые рьяно отрицали значение классического наследия. Пер­выми претендентами на звание творцов и теоретиков революционного искусства были пролеткультовцы и фу­туристы.

Ленин решительно выступает против фетишизации «нового», если это новое не согласуется с духовными запросами масс. Он особенно непримирим к сектантст­ву и догматизму пролеткультовцев, рассчитывавших на создание новой культуры лабораторным путем, игнори­ровавших отдельного человека как объект искусства, что грозило в конечном счете дегуманизацией творчест­ва. Крикливая претенциозность модернизма, рядящего­ся в модные футуристские одежды, тоже получила достойную оценку. Засилье в искусстве «левацких» группировок, пренебрегавших опытом классической ли­тературы как человековедения, исключавших активную роль народа в создании эстетических ценностей, вызы­вало у Ленина чувство негодования. «Мы хорошие революционеры,— говорил он в беседе с К. Цеткин,— но мы чувствуем себя почему-то обязанными доказать, что мы тоже стоим «на высоте современной культуры»... Я не в силах считать произведения экспрессионизма, футуризма, кубизма и прочих «измов» высшим про­явлением художественного гения... Я не испытываю от них никакой радости».

Нигилистические воззрения пролеткультовцев и фу­туристов потому были особенно опасны, что их адепты, используя марксистскую фразу, старались разрушить истоки общедемократической культуры, оторвать слав­ное настоящее от великого прошлого, лишить народ исторического самосознания и национальной гордости.

Идея закономерности развития социалистической культуры в результате критической переработки про­шлого, ясное понимание того, что новая Россия должна усвоить традиции мировой культуры, — вот что состав­ляет ядро ленинской программы культурной револю­ции, которая имела для судеб нашей литературы осно­вополагающее значение. Ленинская теория отражения, учение о наследственности и преемственности — науч­ная основа в борьбе с самыми различными течениями и направлениями: от апологетов старины до их антипо­дов пролеткультовско-футуристического толка и после­дующих вульгаризаторов и упростителей.

Партия последовательно проводит в жизнь ленин­ские принципы руководства литературой.

В решениях XII партийной конференции (август 1922 г.) говорилось о представителях большой части технической и гуманитарной интеллигенции: если они «хотя бы в основных чертах поняли действительный смысл совершившегося великого переворота, необходи­ма систематическая поддержка и деловое сотрудниче­ство» 5. В этом же документе речь шла о бережном отношении к той группе литераторов, которые получили наименование «попутчиков». Решения XII партконфе­ренции предопределили направление резолюции ЦК РКП (б) от 18 июня 1925 г. «О политике партии в об­ласти художественной литературы», в которой были намечены пути развития современного литературно- общественного прогресса, сформулированы наиболее оптимальные взаимоотношения между различными группировками и направлениями в литературе. Опреде­ляя задачи литературной критики, резолюция особо подчеркивала то обстоятельство, что «коммунистиче­ская критика должна изгнать из своего обихода тон литературной команды».

Существенные изменения в жизни социалистическо­го общества обусловили новую постановку вопроса о судьбах литературных группировок в начале 30-х го­дов. Принцип партийности показал свою жизненность и плодотворность, необходимо было по-новому ставить вопрос о «структурных» условиях развития литературы. Завершение идейной перековки основной массы писате­лей естественно и закономерно вызвало потребность организационного закрепления этого исторического факта, что и произошло в результате реализации поста­новления ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно- художественных организаций» (1932).

В постановлениях партии о литературе, театре, кино и музыке, принятых в 1946—1948 гг., подчеркивалось определяющее значение высокого эстетического идеа­ла, демократических традиций русской культуры в ис­кусстве социалистического реализма. Эти постановле­ния предостерегали от возможных попыток возрожде­ния искусства, далекого от интересов социалистическо­го общества.

В ходе эволюции нашего общества уточнялись от­дельные конкретные оценки тех или иных явлений ис­кусства, но принципиальные положения, исходившие из ленинских эстетических критериев, оставались не­зыблемыми.

После XX съезда партии (1956) ЦК КПСС принял постановление «Об исправлении ошибок в оценке опер «Великая дружба», «Богдан Хмельницкий» и «От всего сердца» (1958), где корректировались отдельные ха­рактеристики произведений искусства, появившиеся под воздействием культа личности. Этот партийный документ сыграл важную роль и в литературной жизни послевоенного времени.

Партия уделяет пристальное внимание положению дел в литературно-художественной критике и в науке о литературе. Еще в 1940 г. ЦК ВКП(б) принял поста­новление «О литературной критике и библиографии». Оно имело существенное значение для укрепления и развития в стране литературной критики. Наметив­шиеся в конце 60-х — начале 70-х годов промахи и не­достатки на этом участке идеологической деятельности продиктовали необходимость вновь вернуться к пробле­мам литературной критики. В постановлении ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» (1972) боль­шими масштабами и на много лет вперед определяются задачи «движущейся эстетики». Критика осмысляется как один из важных инструментов самосознания об­щества и литературы: «Развивая традиции марксист­ско-ленинской эстетики, советская литературно-художественная критика должна сочетать точность идейных оценок, глубину социального анализа с эстетической взыскательностью, бережным отношением к таланту, к плодотворным творческим поискам».

Напоминанием о священном долге, о чувстве ответ­ственности художника и критика прозвучали слова, обращенные к деятелям культуры с трибуны XXV съез­да КПСС (1976): «Талантливое произведение литера­туры или искусства — это национальное достоя­ние» 8. Нынешний этап развития нашей литературы отмечен особым интересом к нравственным сторонам жизни общества. Поиски и открытия советской литера­туры более чем когда-либо сконцентрированы в нрав­ственно-философской области. Нравственный опыт об­щества, социально-духовная активность личности во­площаются в творчестве современных художников особенно впечатляюще.

На современном этапе революционной перестройки определились свои противоречия и трудности. Они были глубоко проанализированы на XXVII съезде КПСС, выявлены резервы совершенствования социалистиче­ских отношений. Основы новой стратегии в нравствен­но-эстетическом воспитании сформулированы в Поли­тическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии, новой редакции Программы Коммунистической партии Советского Союза.

Осмысляя движение времени, искусство слова вно­сит свой вклад в духовную сокровищницу эпохи. И он будет тем весомее, чем смелее и глубже раскрываются коренные свойства художественного творчества. «Ни партия, ни народ, — заявлено в Политическом докладе ЦК,— не нуждаются в парадном многописании и мел­ком бытокопательстве, в конъюнктурщине и делячестве. Общество ждет от писателя художественных открытий, правды жизни, которая всегда была сутью настоящего искусства». Определяя стержневую задачу деятелей искусства слова, партия подчеркивает первоочеред­ность этических целей: «Только литература — идейная, художественная, народная — воспитывает людей честных, сильных духом, способных взять на себя ношу своего времени».

В новой редакции Программы КПСС охарактеризо­ваны принципы коммунистической морали. Отмечено, что «наша мораль впитала в себя как общечеловече­ские нравственные ценности, так и нормы поведения людей и отношений между ними, которые рождены народными массами в многовековой борьбе против эк­сплуатации, за свободу и социальное равенство, счастье и мир» Далее выделены три основные осо­бенности коммунистической морали, раскрывающие ее качественное своеобразие: «мораль коллективистская», «мораль гуманистическая», «мораль активная, деятель­ная».

В наш электронно-кибернетический век, когда наука время от времени фиксирует то экологический, то де­мографический или иной кризис, спасение придет не от роботов, ракет и термоядерного синтеза, а от такой хрупкой и невесомой категории, как совесть человече­ская, освещенная коммунистическим идеалом. Совет­ские писатели страстно и убежденно выступают за то, чтобы отношения человека и мира находились в со­ответствии с подлинно гуманистическими целями об­щественного развития.

Все сферы современной действительности с ее главными противоречиями входят в поле зрения ху­дожников. Ощутимо обостренное внимание к славно­му прошлому нашей Родины, философское осмысле­ние истории. Все это свидетельствует об обретении искусством общества, вступившего в этап планомер­ного и всестороннего совершенствования социализ­ма, новых эстетических горизонтов.

Советские писатели стремятся показать слож­ность современного человека со всей глубиной эпи­ческих обобщений. Проза оперирует такими социально-философскими категориями, как «время», «об­щество», «мир». К ним все более настойчиво и тре­бовательно подключается насущная тема эпохи — «человек и природа». Современность и историческая память народа, философские и нравственные иска­ния людей нашей эпохи — это и многое другое стало предметом углубленного анализа.

Неповторимый облик литературе 70—80-х годов придают произведения, которые помогают глубже постичь пафос и дух времени, ощутить плодотворные перспективы на будущее. В резолюции Восьмого съезда писателей СССР говорится: «Съезд отмечает, что созданными в последний период лучшими про­изведениями советская литература достойно выра­жала свое высокое предназначение быть на переднем крае борьбы за сердца и умы людей, способствовала развитию социальной энергии, гражданской актив­ности, утверждению высоких моральных идеалов и норм, чувства патриотизма и советского интерна­ционализма. Лучшие романы, повести, пьесы, поэмы, работы публицистов, критиков и литературоведов стали для читателей настоящими уроками правды. Им присущи глубокое исследование жизни народа, возвышение человека-борца, человека активного действия и чистой совести, реалистическое освоение исторического прошлого. Плодотворно продолжа­лось дальнейшее художественное осмысление темы героического подвига советского народа в Великой Отечественной войне. Уверенно проявляет себя поколе­ние молодых писателей, наследующее традиции совет­ской классики.

Съезд заявляет, что главное внимание сегодня до­лжно быть сосредоточено на заботе о том, чтобы лите­ратура развивалась в соответствии с масштабами про­исходящего в стране обновления. Приоритет должен принадлежать такому творческому поиску, за которым стоит стремление к правдивому, диалектическому ана­лизу глубинных явлений действительности, возвыше­нию истинно героического и развенчанию бездуховно­сти».

Искусство слова социалистического реализма в луч­ших его проявлениях способствует творческому разви­тию человека, т. е. формированию самостоятельного мышления, высокой культуры чувств, постижению пре­красного в жизни. Ныне, в условиях перестройки всех сфер советского общества, особенно повышается пре­образующая роль литературы.

На XXVII съезде КПСС говорилось о том, что мы до сих пор еще не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью поняли и раскрыли присущие ему закономерности и преимуще­ства. Перестройка как раз и нацелена на то, чтобы выявить весь духовно-нравственный потенциал лично­сти. Искусство на наших глазах становится важным инструментом ускорения в переустройстве общества, средством духовного обогащения народа.

Перестройка мышления — необходимый духовный базис для постижения закономерностей нашей эпохи, т. е. нового порядка взаимодействий социально-полити­ческих и природно-биологических факторов, экологиче­ских и технократических. Древний вопрос о том, что есть человек, нынче не может быть решен изолирован­но, без соотнесенности его не только с социально- экономическим планом, но и с окружающей средой, природой, экологической системой в целом. Так же решительно, как мы осуждаем геноцид, должен быть заклеймен и экоцид. Не случайно С. П. Залыгин, вы­ступая «за круглым столом» журнала «Наш современ­ник», пришел к выводу, что «человечество все больше нуждается, если можно так выразиться, в гуманитар­ной экспертизе всех своих технических идей и проблем».

Искусство слова — это серьезное идеологическое, нравственно-эстетическое обеспечение перестройки, стратегии ускорения. Ибо без существенных сдвигов в духовно-этической сфере, в области человеческого поведения вряд ли возможны те поистине революци­онного размаха деяния, которые нам предстоят. А твор­ческий потенциал челозека раскроется по-настоящему лишь тогда, когда он в труде, на практике действует по законам красоты, в соответствии с высшими нравствен­ными идеалами.

«Добро и зло рядом с нами каждый день. Воздаяние добру и возмездие злу должны быть законом, иначе справедливость потерпит поражение. Покорность и сми­рение перед злом — это сдача в плен рабству, борьба со злом подымает нас на крыльях самоуважения и сво­боды.

Что же такое перестройка? Это обостренное чувство настоящего времени, это культ правды со всей ее го­речью и надеждой» (Ю. Бондарев).

Если домашнее задание на тему: " Коренной поворот во всемирной истории после революцииШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.