Комедия Фонвизина «Бригадир»



Подлинным рождением оригинальной драматургии Фонвизина, как и национально-русской худо­жественной драматургии вообще, является написанная им через несколько лет после «Кориона» комедия «Бригадир».

Начиная с «Бригадира», Фонвизин раз навсегда отказывается в своей драматургии от явно стеснявшей его стихотворной формы. Подобно Сумарокову, он начинает писать свои комедии прозой. Одна из основных тем «Бригадира» — резкое обличение дворян­ской галломании. За несколько лет до Фонвизина на ту же тему была написана комедия И. П. Елагина «Жан де Моле, или рус­ский француз», представлявшая собой, подобно «Кориону» Фон­визина, переделку на русский лад иностранного подлинника — популярной комедии Гольберга «Жан де Франс, или Ханс Франдсен». Совсем иное — фонвизинский «Бригадир». С самого начала автор погружает нас в гущу русской жизни и быта. Комедия от­крывается пространной ремаркой, дающей точные и весьма кон­кретные указания постановщику: «Театр представляет комнату, убранную по-деревенски. Бригадир, в сертуке, ходит и курит та­бак. Сын его, в дезабилье, кобеняся, пьет чай. Советник, в каза­кине, смотрит в календарь. По другую сторону стоит столик с чайным прибором, подле которого сидит советница, в дезабилье и корсете, и, жеманяся, чай разливает. Бригадирша сидит одаль и чулок вяжет». Сообщаемые здесь бытовые детали, подробности костюма, поз, жестов сразу же дают нам необходимое предста­вление — характеристику каждого из персонажей. Еще резче раскрывает себя каждое из действующих лиц с первых же слов, им произнесенных. Изумительная жизненность комических персо­нажей пьесы буквально потрясла современников, никогда еще не видевших и не слыхавших до того на нашей сцене ничего сколько-нибудь на это похожего.

«В «Бригадире» в первый раз услышали на сцене нашей язык натуральный, остроумный»,— справедливо замечал позд­нейший исследователь и вместе с тем почти современник Фонви­зина, поэт и критик Вяземский. Замечательны персонажи пьесы и своей портретной живописью. Об одном из наиболее удавшихся персонажей комедии, бригадирше,— старозаветной, добродуш­но-простоватой, бого- и мужебоязненной, от всей души восторгаю­щейся своим дурнем-сынком Акулине Тимофеевне — сам Фонви­зин прямо замечал, что она срисована с живого «подлинника» — с одной его московской знакомой, «которую ближние и дальние, словом целая Москва признала и огласила набитою дурою»'. В то же самое время Фонвизин не только мастерски развил и углубил этот реальный образ, но и сумел сообщить ему подлинную худо­жественную типичность, сразу бросившуюся в глаза современни­кам. Так, Никита Панин с восхищением говорил автору: «Я вижу, что вы очень хорошо нравы наши знаете, ибо бригадирша ваша всем родня; никто сказать не может, что такую же Акулину Ти­мофеевну не имеет, или бабушку, или тетушку, или какую-нибудь свойственницу».

У нас есть и значительно более позднее, относящееся уже к 30-м годам XIX в. свидетельство П. А. Вяземского о яркой ти­пичности как самой бригадирши, так и другого, заглавного об­раза комедии — ее супруга бригадира (чин между полковником и генералом), прямолинейно-грубого военного служаки, прези­рающего всякое образование, за исключением военного устава и артикула. «Влияние, произведенное комедией Фонвизина, можно определить одним указанием: от нее звание бригадира обрати­лось в смешное нарицание, хотя сам бригадирский чин не смеш­нее другого. Нарицание пережило даже и само звание: ныне бри­гадиров уже нет по табели о рангах, но есть еще род светских староверов, к которым имя сие применяется... Петербургские зло­язычники называют Москву старою бригадиршею». Свидетель­ства эти драгоценны, прямо доказывая, что при исключительной верности живой действительности образы комедии Фонвизина вместе с тем отличались широкой обобщенностью, т. е. обладали подлинной художественностью.

Даже интернациональному образу офранцуженного молодого человека Фонвизин сумел придать черты отечественного Ива­нушки-дурачка. Типичны и остальные сатирические персонажи комедии; такова модница, жеманница и мотовка (своего рода женская параллель к Иванушке) — советница, издевающаяся над супружеской верностью, досадующая, что она родилась рус­ской, а не парижанкой. Таков ее муле, ловкий и вороватый со­ветник, налеивший себе «достаточек» «в силу указов» и тотчас вышедший в отставку после появления манифеста 1762 г. против взяточничества, ханжа, сыплющий цитатами из священного пи­сания, убежденный, что стоит ему простоять всенощную, чтобы бог простил ему все, что он нагрешил за день, призываю­щий свою «пассию» — бригадиршу — «согрешить и покаяться». Жизненность, характерность этих образов лучше всего подтверждается тем, что почти все они были подхвачены и стали быто­вать на страницах сатирических журналов.

Как театральная пьеса «Бригадир» еще достаточно слаба. Со- дерл<ание ее примитивно и надуманно. Все персонажи напере­крест влюблены друг в друга: бригадир волочится за советницей, советник — за бригадиршей, советница «амурится» с сыном бри­гадира Иванушкой. Только одна бригадирша оказывается вне этой круговой любовной интриги. На этой почве завязывается и нехитрая фабула пьесы: дочь советника Софья любит бедного дворянина Добролюбова, но отец хочет выдать ее за Иванушку, чтобы быть ближе к своей «пассии» — его матери, бригадирше. Однако, когда Добролюбов выигрывает судебный процесс и ста­новится владельцем двух тысяч душ, шансы его сразу повы­шаются. Действия в «Бригадире» тоже в сущности нет: вся пьеса состоит из разговоров. Возникает то, что можно назвать действием, только к самому концу пьесы, когда любовные вожде­лении и шашни всех ее комических персонажей выходят наружу и бригадир, забрав жену и сына, в негодовании покидает имение советника. Но искупает все эти недочеты появление в «Брига­дире» живых и типических образов-персонажей. Кантемир в своих сатирах давал, как правило, обобщенные образы тех или иных пороков — ханжества, грубого невежества и т. п. Таковы его Критоны, Сильваны и т. п. Фонвизин первый в нашей литературе сумел в персонажах своей комедии дать образцы реалистического обобщения, художественные образы-типы, сочетающие в себе изображение живого человека с показом типических явлений дей­ствительности. Это намечалось уже в «Послании к слугам моим», впервые осуществилось в «Бригадире» и проявилось с еще большей силой в следующей комедии Фонвизина, представ­ляющей собой идейно-художественную вершину всего его твор­чества — «Недоросле».

Если домашнее задание на тему: " Комедия Фонвизина «Бригадир»Школьное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.