Иван Кочерга в образе художника



Общеизвестно, что И. Кочерга — художник, который рекомендовал себя как сторонник изображения исклю­чительного, неожиданного, случайного в жизни человека. А гут нами выдвигается совершенно противоположная концепция — писатель как бы только и делает, что отста­ивает последовательность и строгую закономерность человеческого бытия. Однако если поглубже заглянуть в самобытные, причудливые пьесы И. Кочерги, легко за­метить, что писатель обращается к исключительному и необычайному именно для того, чтобы раскрыть правду обыденного, реального.

Столь же обильны исключительные обстоятельства и недооцененной, на мой взгляд, следующей комедии И. Кочерги — «Пойдешь — не вернешься». Правда, она была показана на сценах многих крупных театров, в том числе и в Киевском театре имени Ивана Франко. В этой пьесе, являющейся переработкой раннего произведения драматурга — «Выкуп», на каждом шагу — неожидан­ности. «Сложными маршрутами идет жизнь», — говорит один из основных героев комедии, профессор Мальванов. Сложны сюжетные маршруты и самой комедии, не про­ста ее философия. Все, что происходит в пьесе, имеет и прямое, и символическое значение — от экспедиции Мальванова и до спортивного пробега Тани Муравской. Двоякий смысл имеет само название комедии. «Барсакельмес» (пойдешь — не вернешься) — это неприступные солончаки в Каракумах, какие изучает неугомонный про­фессор.

Однако в названии этом заключен и иной, скрытый, внутренний смысл.

Хотя пьеса и рассказывает о судьбе экспедиции Маль­ванова, хотя в ней и много говорится о покорении пу­стыни, истинный ее смысл в раскрытии духовных гори­зонтов героев. Имеются в виду не только географические просторы, но и душевные, просторы человеческих дерза­ний, мыслей и чувств. Именно в этом и заключается вто­рой, наиболее значительный внутренний план пьесы. Важно не только завоевывать земные и небесные просто­ры, открывать и осваивать дикие, необжитые места на земле, незнаемые планеты, но и преодолевать ограничен­ность людской психики, людских представлений и же­ланий.

Эту тему легко было измельчить, обратившись к обы­денным героям и примитивному сюжету. Драматург из­брал иной путь. В его комедии мы найдем остроумные драматургические ходы и положения, найдем людей, хотя и обычных, но неординарных. Немало в пьесе и наро­чито заостренных ситуаций. Все это мастерски обыграно, крепко увязано, хорошо служит раскрытию авторского замысла, образно утверждает основную идею пьесы, а именно: для «большевиков покорить просторы — озна­чает вместе с тем покорить и укрепленные рубежи ста­рого мира». Вот, оказывается, о каком «просторе» идет речь в пьесе.

Все служит основной теме — главное и второстепен­ное, центральные и побочные мотивы. Все, даже мельчай­шие детали. А особенно диалог. Когда Вернидуб расска­зывает Мальванову об одном из участников экспедиции, о Хламушке, который все видит и все знает, Шалимов иронически замечает: «Как видите, профессор, мир не­охватен, и, чтобы победить пространство, совсем не обя­зательно ехать в пустыню Усть-Урт».

Архитектор готов и ширину пылинки считать просто­ром. Но так не думают, ни Мальванов, ни другие члены экспедиции, для которых Шалимов, со всей узостью внутреннего его мира, страшнее самой опасной пустыни. Хорошо сказал по этому поводу Хламушка: «…домаш­ний коридор может быть подчас длиннее, чем пустыня Гоби, непроходимее, чем этот ваш Барсакельмес». «Пой­дешь— не вернешься» — звучит в пьесе не как предупре­ждение окрыленным людям, а как напоминание о том, что разведчики нового на старое место никогда не воз­вращаются. Эта мысль достаточно прозрачно выражена в репликах ряда героев и особенно в заключительном монологе Мальванова: «…что же это оно означает по- нашему, по-большевистски, — это самое «Барсакель­мес»? Пойдешь — не вернешься? То есть как же это: «не вернешься» — пропадешь, погибнешь? Нет, товарищи, не пропадешь, а вот, не вернешься на старое место. Знаете, это как по спирали, когда на гору взбираешься. Сделал круг — и вернулся, только уж не на старое место, а не­много повыше. Еще круг — еще выше, и снова, и снова, пока до вершины не дойдешь. Так и мы идем и возвра­щаемся. Да возвращаемся-то каждый раз иными — с но­выми качествами. А путь еще наш не окончен».

Призывом к неудержимому движению вперед, к пре­одолению всех и всяческих препятствий звучит эта мудрая комедия И. Кочерги. Мудрая, и по своему содержа­нию, и по своей структуре.

Если домашнее задание на тему: " Иван Кочерга в образе художникаШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.