Исторические предания



На классической стадии исторические предания, которые ранее как бы сосуществовали с эпикой, стали важнейшим источником, первоначальным ядром героической эпопеи. Само собой разумеется, в исторических преданиях действительные события не только рассматриваются сквозь призму легенды, но и переосмысляются в плане широких эпических обобщений, актуальных в период оформления эпического произведения.

Эпические враги в классическом героическом эпосе постепенно теряют облик мифических чудовищ и приобретают черты исторических врагов. За врагами-иноплеменниками (и особенно врагами-иноверцами) при этом иногда закрепляются лишь отдельные черты архаических демонов и чудовищ.

В то время как в архаическом эпосе родо-племенной «патриотизм» часто тождествен защите человеческого племени от различных чудовищ, в более поздней эпике прямо и непосредственно выражается патриотический пафос защиты родной земли от иноземных захват чиков.

Следовательно, прошлое народа в развитых эпосах передается языком исторического предания и предстает перед нами как отношения лиц и событий политической истории. Конечно, этот историзм, являясь народно-поэтическим обобщением в крупном масштабе, весьма далек от научной достоверности.

Как неоднократно отмечалось, прогресс исторического мышления в эпосе в конечном счете отражает государственную консолидацию народа — его творца. «Эпическое время» в классическом героическом эпосе— это уже не мифическая эпоха первотворения, а славное историческое прошлое народа на заре его национальной истории.

В ряде случаев древнейшие элементы исторического предания, составившего ядро эпопеи, восходят к эпохе ранней государственности, но переход от ранних форм эпоса к классическим совершается, по-видимому, не в процессе первой государственной консолидации, а позднее, когда ранние политические образования сами уже рассматриваются как героическое прошлое.

Элементы идеализации героической старины усиливались в обстановке упадка древних государственных центров, в условиях раздробленности и иноземных нашествий и в особенности в процессе борьбы за независимость и новую политическую консолидацию. При таких обстоятельствах и возникали качественно новые народные концепции исторического прошлого. Представление о героическом веке не следует рассматривать как позднейшую историзацию мифического образа эпохи первотворения, Сходство этих представлений чистр функциональное.

В отдельных эпосах в фокусе «эпического времени» стоит образ эпического государства с идеальными (патриархально-родовыми) социальными отношениями. Поэтому «князь», персонифицирующий власть, и богатьфи, непосредственно выражающие народный идеал, находятся в патриархальных отношениях. Прообразом такого идеального государства являются древнейшие государственные образования, с которыми в народном сознании сливается начало национальной истории. Очевидно, что эти идеальные эпические государства — не только национально-историческая, но и социально-историческая утопия.

В эпической классике по сравнению с эпической архаикой углублен и расширен и вместе с тем исторически конкретизирован эпический фон. Это влечет за собой и дальнейшую эволюцию образа богатыря: окончательно шлифуется «героический характер» богатыря-воина, порой изображаемого носителем своего рода «трагической вины» (точнее, «эпической вины»).

Если домашнее задание на тему: " Исторические преданияШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.