Испытание героя любовью как мотив в литературе



Излюбленный мотив русской классической литера­туры — испытание героя любовью. Герои Пушкина и Грибоедова, Тургенева и Чернышевского обнаружи­вают в любви не только силу чувства, но и меру своей общественной ценности. И в романе «Как закалялась сталь», произведении новой, революционной эпохи, Ос­тровский показывает, как на этой почве возникает пер­вый юношеский конфликт Павла Корчагина с Тоней Тумановой. Павел одерживает победу над своим увле­чением изящной гимназисткой, которая смогла полю­бить простого рабочего, но не сумела принять выстра­данную им социально-этическую идею. Иначе развер­тывается история взаимоотношений Корчагина и Риты Устинович: Павел не может принять большого чувства любящей женщины, полагая, что это помешает испол­нению революционного долга. В разговоре с Ритой он так объясняет свой шаг: «В этом виноват не только я, но и «Овод», его революционная романтика. Книги, в которых были ярко описаны мужественные, сильные духом и волей революционеры, бесстрашные, беззавет­но преданные нашему делу, оставляли во мне неизгла­димое впечатление и желание быть таким, как они. Вот я чувство к тебе встретил по «Оводу». Сейчас мне это смешно, но больше досадно.

Значит, «Овод» переоценен?

Нет, Рита, в основном нет! Отброшен только ненужный трагизм мучительной операции с испытанием своей воли. Но я за основное в «Оводе» — за его му­жество, за безграничную выносливость, за этот тип человека, умеющего переносить страдания, не показы­вая их всем и каждому. Я за этот образ революционера, для которого личное ничто в сравнении с общим».

Герой в любви такая же цельная личность, как и во всем остальном. Обретением желанного и необходимого становится сердечная привязанность Павла к Тае. Но­вые нравственные идеалы, полное равноправие отноше­ний именно теперь получают гармоничное завершение.

Для Корчагина личное всегда было отдано обще­му — борьбе за воплощение в жизнь светлых идеалов. О самом заветном он пишет в письме к брату: «Я готов вынести все, лишь бы возвратиться в строй.

Нет для меня в жизни ничего более страшного, как выйти из строя».

И вот волна разбилась о мол. Все отняла у него болезнь. Корчагин подошел к финальной черте, за кото­рой мгла, бездна. Так что же делать, если нельзя свое «я» отдать людям? Рука нащупывает пистолет — это была последняя слабость героя.

«Дуло презрительно глянуло ему в глаза. Павел положил револьвер на колени и злобно выругался:

Все это бумажный героизм, братишка! Шлеп­нуть себя каждый дурак сумеет всегда и во всякое время. Это самый трусливый и легкий выход из положе­ния… А ты попробовал эту жизнь победить? Ты все сделал, чтобы вырваться из железного кольца?.. Спрячь револьвер и никому никогда об этом не расска­зывай. Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. Сделай ее полезной».

«Как закалялась сталь» — суровая, правдивая ис­поведь человека трудной и героической судьбы. Остров­ским руководило стремление высказать все, исчерпать себя до дна, а значит, раскрыть облик и резервы поко­ления, ярчайшим выразителем которого был он. Прав­да эта покоряет сердца.

Николай Островский обладал феноменальной па­мятью на людей и события. И когда эти события и пер­сонажи выстроились по законам документально-худо­жественного жанра, выяснилось, что неискушенный в тонкостях литературной техники автор сделал боль­ше, чем мог бы сделать изощренный беллетрист. Он представил главное — живое и трепетное, суровое и ге­роическое революционное время.

Роман «Как закалялась сталь» овеян ветрами и бу­рями легендарного времени, доносит его дыхание, сра­жения, страдания и надежды. Книга Н. Островского пришла из легенды и неразрывно связана с этой леген­дой на века. В этом ее уже не литературный, а более высокий — общественно-исторический, нравственно- философский смысл. Такой удел выпадает на долю подлинно народной книги.

Сразу же после выхода в свет роман «Как закаля­лась сталь» настолько захватил читателей разных стран, что буржуазной печатью была выдвинута версия об Островском как пропагандистском мифе. О книге же его говорили, будто она сочинена бригадой опытных писателей. Однако стоило английским журналистам увидеть этого удивительного человека, прикованного к постели, как в прессе появилось невольное признание: «Бедный Николай Островский обладал чем-то боль­шим, чем простое умение. Он был в известном смысле гением».

Да, в известном смысле это так. Но прежде всего он был Человеком, горячо любившим новую жизнь, не сдававшимся ни при каких обстоятельствах. У него, уже слепого и абсолютно неподвижного, продолжалась гигантская работа духа. В составленном писателем расписании занятий были такие разделы, как чтение политической литературы, художественной литературы, переписка. Раздел «Потерянное время» включал за­втрак, обед, ужин и «отдых без книг».

Если домашнее задание на тему: " Испытание героя любовью как мотив в литературеШкольное образование" оказалось вам полезным, то мы будем вам признательны, если вы разместите ссылку на эту статью на страничку в вашей социальной сети.